Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Слушайте, что вы мне голову морочите?!

7 июля 2005, четверг, день 1152

Трудно совместить быт и фирму. Вроде лето, я свободен от университета, а все равно времени не хватает.

Утром отправился в химчистку и в магазин. Руководителю фирмы не пристало ходить в засаленных пиджаках.

Зашел в магазин «М-Видео» в Сокольниках: решил купить себе новый электрический чайник. Кто-то из моих гостей, делая чай, уронил прежний, желтенький чайник, и теперь он немножко подтекает. Около двух месяцев собирался его заменить — и все откладывал на завтра…

Вернулся домой и начал звонить. В приемную Германа Оскаровича Грефа, в три банка, в четыре редакции, в Таможенное управление, десяти солистам (они обещали поговорить об установке корпоративной версии у себя на работе)… Беседы по телефону протекали по привычной схеме: «К сожалению, к огорчению, так сложилось, но пока ничего не смогли решить. Давайте попробуем через неделю, две, три… Кто-то в отпуске, кто-то заболел, кого-то отправили в командировку… В общем, вопрос решаем, не отказываем, перспективы остаются, но конкретного ничего сказать не можем».

Я все это спокойно выслушиваю, заношу в свой ежедневник очередную запись, кому и когда снова позвонить, — и, конечно, злюсь. Злюсь, ибо понимаю: не просто тянут кота за хвост, а меня обманывают. Никто ничего и не собирается делать. Надеются, что рано или поздно я отстану, перестану звонить.

Люди не понимают предмета нашего разговора. Сами они набирают двумя-четырьмя пальчиками и не собираются менять такой способ общения с клавиатурой. Им там удобно. Они привыкли. У них сложился стереотип. А я надеюсь их убедить, «достать» своими звонками. Хорошо понимаю: сразу ничего сделать не удастся. Но, может быть, рано или поздно, после бесед со мною, они все-таки посмотрят программу, откроют ее и ради эксперимента попробуют пройти хотя бы первые десять заданий. Есть слабая надежда, что им понравится, а следовательно, они могут увлечься и научиться набирать слепым десятипальцевым методом. А если они научатся, то смогут действительно оказать мне содействие в продвижении нашего курса у себя в банке, министерстве, фонде, учреждении, фирме…

Увы, когда ты открываешь фирму, то должен проявить максимум настойчивости, настырности и терпения. Только тогда получишь отдачу. Но нельзя ни в коем случае срываться.

А сорваться хочется… Ой, как хочется! Сказать какой-нибудь Анне Николаевне или Петру Ивановичу, что ты все понимаешь и тебя огорчает поведение твоего собеседника; что ты удивлен, как это Петр Иванович или Анна Николаевна еще не уволены со своих рабочих мест, потому что если они общаются с другими так же, как и со мной, то они скверные работники. Они — тот самый «аппарат», который все тормозит в нашей жизни…

Через два месяца исполнится ровно два года, как я общаюсь с милейшим, если верить голосу, руководителем департамента по персоналу крупнейшего банка в России, а может быть, даже и в Европе: такое количество клиентов и сотрудников, такой оборот — миллиарды! И уже почти два года этот нежнейший и благороднейший — таким он видится многим — сотрудник каждый раз, чуть ли не сказочным голосом Н. Литвинова (был такой знаменитый рассказчик на радио — режиссер и актер), сообщает мне:

— Дорогой Владимир Владимирович! Поверьте мне, я ваш союзник. Я все делаю для того, чтобы мы подписали контракт и начали учить сотрудников нашего банка слепому десятипальцевому методу прямо на рабочем месте. Я за вас, я с вами, я вас понимаю! Просто еще нужно уточнить некоторые детали. Вы столько времени ждали — подождите еще немножко!

— Так когда вам снова позвонить?

Пауза возникает секунд на пятнадцать.

— Давайте через… как всегда, дней десять-двенадцать.

Мне, конечно, хочется произнести: «Слушайте, что вы мне голову морочите?! Скажите „нет“ — и я перестану отрывать вас от работы и сам не буду тратить время». Но я этого не скажу. Понимаю, что одна тысячная процента вероятности заключения договора все же остается, поэтому говорю:

— Хорошо. Ровно через двенадцать дней, в это же время, я вам позвоню. И был бы рад…

— Я тоже был бы рад! — не дослушав меня, произносит мой собеседник. — Я тоже был бы рад наконец-таки этот вопрос решить. Дело-то действительно нужное, я понимаю!

Как мне на все это реагировать? Один мой знакомый прокомментировал мои отношения с этим банком просто:

— Слушай, — сказал он мне. — Они ведь с тебя просто-напросто хотят отката и все ждут, когда ты им его предложишь. А ты играешь в дурака, делаешь вид, что не понимаешь. Вот они и тянут. Произнеси простую фразу: мол, будешь невероятно благодарен, по достоинству оценишь труд (скажем, процентов десять), тогда все и сдвинется с мертвой точки…

Подобные советы я уже не раз получал от руководителей компьютерных фирм. И обычно возмущался: неприлично это, позорно, постыдно, а в ответ слышал:

— Неприлично? Позорно? Постыдно?.. Ну тогда не жалуйся — и клади зубы на полку.

К четырем я приехал на фирму. Планировал побеседовать с Павлом Вячеславовичем Померанцевым и Максимом Андреевичем Меньшиковым о наших делах на ближайшие два месяца. Решил пригласить для обсуждения планов также Азата Лаисовича Разетдинова, Алексея Юрьевича Гридина и Романа Владимировича Колотеева.

Мы общались около часа: я еще раз говорил, как нужно работать с нашими учениками, что необходимо сделать для развития школы, как привлечь посетителей сайта к форуму, как искать корпоративных солистов, как добиться точности и аккуратности от всех сотрудников… Они внимательно слушали, со всем соглашались.

Будет ли отдача от нашей беседы — не знаю. Меньшиков во время разговора все время что-то помечал в своем блокноте.

С девятой версией все глухо. Конечно, сначала Дмитрий Юрьевич Митрофанов должен сделать свою работу, чтобы мы посмотрели, как это будет выглядеть. Да и мне бы тексты не мешало подготовить. А я все тяну и тяну.

Хорошо срабатывает наружная реклама. Каждый день звонят два-три человека, прочитавшие о нас на рекламных щитах. У меня ощущение, что на дисплеях, установленных на улицах Москвы, сюжет про наше «СОЛО» дают очень редко. А вроде обещали показывать один раз в пять минут… Обязательно в ближайшие два-три дня потрачу рабочее время на то, чтобы лично посмотреть, показывают наш видеоролик или нет. Ну почему все надо проверять самому?

Хрупкий наш мир… Сегодня в Лондоне произошли взрывы. Мир должен сплотиться, и все страны могли бы помогать друг другу. Терроризм вместе победить вполне реально.

Звонил на фирму «АБИ». Хотел пообщаться по телефону с Сергеем Геннадьевичем Андреевым, директором фирмы.

— По какому вопросу вы собираетесь говорить с Сергеем Геннадьевичем? — спросила девушка на ресепшне.

— Хочу узнать его мнение о моей книге «КомпьютЕрики шутят», которую три дня назад ему передали.

— Понятно, — девушка выдержала значительную паузу. — Вы пришлите нам по этому поводу факс. У вас есть номер нашего факса?

Я перезвонил Сергею Геннадьевичу по прямому телефону и по мобильному. Рассказал о телефонном общении с его сотрудницей. Мы оба хорошо посмеялись.

Вот так и прошел день. Еще общался по телефону с Алексеем Валерьевичем Амилющенко и Сергеем Саидовичем Алимбековым.

Разбирая записочки, набрел на телефон Михаила Александровича Вагина (фамилию, имя и отчество я изменил) и сразу вспомнил, как два месяца назад к нам на фирму пришел — чуть ли не вбежал — сверхэмоциональный человек. Он сам из Костромы, якобы постоянно контактирует с депутатами Госдумы, давно знает нашу фирму, хорошо относится к нашей программе и готов нам всячески помогать в продвижении «СОЛО на клавиатуре» в своем родном городе. Он там авторитет, знает всех и вся и готов сделать так, чтобы в Костроме на всех предприятиях, фирмах, в банках было установлено «СОЛО».

— Я, конечно, готов делать для вас все бесплатно, ибо отношусь к вам с большим уважением. Я вам гарантирую, что за три-четыре месяца Кострома приобретет у вас… ну, минимум пять тысяч копий. Поэтому, надеюсь, что мой труд хоть как-то, но будет вознагражден.

— Пять тысяч копий дисков или пять тысяч корпоративных пользователей? — попытался я уточнить.

— А в чем разница? — спросил он.

Тут я выдержал паузу. Господи, я же ему в течение пятнадцати минут рассказывал о сетевой версии, объяснял, чем она отличается от той, что продается на диске… Значит, он невнимательно меня слушал. Я спокойно повторил:

— Разница в оплате. Корпоративная версия стоит 300 рублей, а индивидуальная — 150.

Я посмотрел на своего собеседника и понял, что он «включил калькулятор» и усердно перемножал 5000 копий сначала на 150, потом на 300.

— Конечно, корпоративная! — радостно воскликнул он. — Вы получите 50000 долларов! И вы говорили о том, что 20 процентов готовы давать тому, кто найдет корпоративных пользователей. Значит, 10000 долларов — мои?!

— Ваши.

— Дайте мне сейчас две тысячи — и я вам все сделаю!

Я изобразил, что не очень его понял, и решил уточнить:

— Две тысячи рублей или долларов?

— Конечно, долларов!

Ну почему же меня многие принимают за идиота… Эту фразу я сказал про себя, а вслух произнес другую:

— Мы вам выдадим деньги, как только получим оплату. Договорились?

И вот сегодня я решил этому человеку позвонить — ведь прошло много времени. Пока из Костромы ничего не было.

— О, как я рад! — воскликнул Михаил Александрович, услышав мой голос. — Недавно видел вас по телевидению. Рядом со мной были жена и дети. Им понравилось ваше выступление! Я горжусь, что с вами знаком!

— Это приятно. Спасибо, — сказал я. — А как наши дела с корпоративными версиями?

— Ой, вы знаете, я так замотался, так задергался… Сейчас занят несколькими общегосударственными проектами, поэтому, к сожалению, к «СОЛО» обратиться не мог. Вы уж меня поймите и извините.

— Я вас, Михаил Александрович, понимаю и извиняю.

Повесил трубку — и подумал: а зачем я с ним встречался и слушал около часа его разглагольствования? Да еще Максима Андреевича Меньшикова позвал на эту беседу… Надо было уже через две минуты разговора сказать: «Все очень интересно, замечательно, прекрасно, пришлите ваши предложения по факсу, и мы их рассмотрим».

Вот так и прошел день. А на завтра большие планы.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. Двадцать дисков нужно срочно отдать в магазин «М-Видео». Хорошо бы рассказать о «СОЛО» и в магазине «Сокольники» — там славный директор. Уговорить бы его продавать наши диски. Скорее всего, откажет, ибо книгами, газетами, журналами и даже видеокассетами они торгуют, а вот дисков я там не видел. Но чем черт не шутит, пока Бог спит…

«Величие человека измеряется не степенью его уверенности в себе, а числом людей, которые в него поверили». Вудро Вильсон

377

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: