Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Глава "Смятение чувств". Продолжение

Книга Льва Клейна "Другая любовь"
(продолжение)

 

Много таких историй изложено (более скромно) в книге "Знакомые лица, скрытые жизни", автор которой, Браун, американский врач, - сам гомосексуал (Brown 1976). Ряд анонимных интервью о таких гомосексуальных любовных историях записан на диктофон и напечатан немецким публицистом Юргеном Лемке в его книге "Нормальные, но другие". Только всё это уже не художественная литература, а реальная жизнь.

Рассказывает Дитер, рабочий, живущий с более молодым рабочим уже много лет одной семьей:

"X. - центр моей жизни и, надеюсь, останется таким еще долго. ... Из этого я исхожу в решении всех других важных проблем. ... Мне почти сорок, и к этому возрасту я так наладил, наконец, свою жизнь, что могу сказать: я счастлив".

Рассказывает Йозеф, экономист. Он очень страдал, рассорившись по собственной вине со своим возлюбленным навсегда. Но сестра приятеля по спорту почти насильно познакомила его с одним своим знакомым, о котором она знала, что он тоже "голубой".

"Несколькими часами позже я был уже влюблен в него. ... Любовь двигает горами, любовь придает крылья - эти пословицы не оригинальны, но хорошо передают силу, которую любовь может дарить. Каждая любовь конкретна и имеет свою специфику. Наша поставила меня на ноги, а ему открыла новый мир, до того ему незнакомый. Большие слова, но я могу их обосновать".

И обосновывает в своем повествовании. Рассказывает старик К., которому за семьдесят. Как-то на улице:

"...один молодой человек обратился ко мне, заговорил со мной. ... Мы поняли друг друга с полуслова. (Оказалось, это солдат, в Берлине на спортивных играх. Но договорились списаться, завязалась частая переписка. После окончания его службы он приехал и поселился у К.) Мне было шестьдесят шесть, когда я с ним познакомился. День начался, как многие другие. Никакого признака, ничего. Я уже давно подружился с моим одиночеством. И вот она пришла и ко мне, великая любовь. ... Я не горевал, когда мы расстались. Я всё еще полон приязни к человеку, который подарил мне шесть самых прекрасных лет моей жизни".

(Lehmke 1989: 40, 52, 164, 219-221)

 
 
 
 
 
 
 
 

Увы, все бывает в жизни. Старик (а 66 лет, конечно, старик) находит юношу и живет с ним. Что это? Неравный брак? Дружба опытного с юным, когда опытный человек помогает молодому? Дружба или любовь? Осуждать или постараться понять? Не знаю. Старику уже было за семьдесят, когда они расстались. Значит, помогал, воспитывал, участвовал, а потом, конечно, расстались.

Горечь расставания. Нормально. Можно только удивляться, что отношения продолжались шесть долгих (или быстрых) лет. Выгода?! Мне думается, что она была обоюдной. Один избавился от грусти и одиночества, другой получил кров, деньги, помощь в карьере. Договорились. Основа отношений? Это главный вопрос. Дружба или сексуальные утехи для старого без радости для молодого. Все на расчете.

Тема сложная, актуальная. Сколько таких стариков иногда часами болтается в общественных туалетах, надеясь, что встретят того, кому можно сделать фелляцию, получить удовольствие и вернуться в свое одиночество.

В.Ш.

 
 
 
 
 
 
 
 

Сам Юрген Лемке, преуспевающий комсомольский функционер в ГДР, погубил свою карьеру, когда выяснилось, что ценности социалистической морали он променял на любовь молодого негра с Кубы. Тогда-то он и стал свободным журналистом и избрал эту горячую тему.

В польском журнале "Иначэй" один журналист опубликовал письма своего умершего приятеля Михала - известного литератора. Друг характеризует Михала как "старого сатира", жизнь которого одухотворялась любовью к парням. Письмом от 20 мая 1972 года тот сообщал другу, что случайно познакомился на Замковой площади с восемнадцатилетним парнем и влюбился с первого взгляда.

"Совершенно не знаю, как это произошло, но вдруг я сообразил, что вглядываюсь в изумительно глубокие глаза юноши... Я просто замер, не способный двинуться; пожалуй, теперь я знаю, что это транс, может быть гипноз. Он смотрел на меня из-под спадающих на лоб прядей черных волос. ... Я не мог сопротивляться его улыбке - он смотрел на меня. Я просто сделал вот что. Я подошел и прерывающимся от волнения и возбуждения голосом спросил его, не знает ли он, в котором часу в воскресенье начинается сеанс в ближайшем кинотеатре. Я просто ошалел от радости, когда мой Ганимед согласился на совместный поход".

Назавтра тот пришел к литератору на трапезу, которую обещал сам приготовить. Он оказался из Жешова, из семьи поваров. Готовил чудесно. После обеда попросил разрешения принять душ, ибо привык это делать дважды в день.

"Я почувствовал себя, как Зевс, глядящий на своего Ганимеда. Ни одного лишнего волоска на теле; очень смуглое тело, теплобронзовое. Мускулы нежно вырисовываются под пахнущей еще мальчиком кожей. Он разделся при мне и подошел, позволяя наслаждаться своим видом. Я впервые почувствовал всеми помыслами этот шедевр..."

Ганимед поселился у Старого Сатира. Через два дня новое письмо:

"Привет! Я люблю его, как никого еще не любил в своей жизни. Я люблю в нем всё. Кожа, чудесно дрожащая при малейшем прикосновении - а нежность его прикосновений поразительная. Я им живу: если бы мне не хватало воздуха, а Он был бы при мне, я бы наверное не заметил нехватки. Я хотел бы неустанно дотрагиваться до него, ласкать, целовать. Он совершенен в каждой клеточке..." И анатомическая деталь: "Он обрезан, что только придает ему больше и больше".

Еще через два дня:

"И снова я... Я чувствую себя всё моложе, право, как двадцатилетний. Когда ты говорил мне, что я по временам инфантилен, я возражал. Теперь я знаю, что ты имел в виду... Его голос, его вечное удивление жизнью, свежесть, неопытность, настроения - я становлюсь сумасшедшим... Сам не верю".

Письмо от 29 мая:

"Он удивителен, всё это поражает и изумляет. Это почти искусство. Если говорят, что удивление является основным элементом художества, то оно также и основа красоты, жизни, любви... Я спросил его: Как только ты выдерживаешь с таким ужасающе старым и противным фраером, как я?" А он: "Ну ты не так уж стар, а главное - ты совсем не противен. Мне хорошо с тобой". Я признался ему, что мне пятьдесят два, он думал, что сорок".

Счастье продолжалось всё лето. Осенью журналисту пришло от Михала письмо, начинающееся словами:

"Без привета. Он вернулся в Жешов. Не мог тут найти работы... Это официальный повод. Я знаю, что там кто-то есть. Но знаю, что я пережил нечто небывалое. И ни о чем не жалею. Я люблю его по-прежнему. Получил от него письмо с припиской: "Напиши, как можно скорее", но без обратного адреса. ... Слеза плывет у меня по щеке, ты увидишь ее: она оставляет светло-голубое пятно размазанных чернил. Хорошо, что я никогда больше его не увижу... И ничего больше уже не требую".

Но два года спустя получил его фото в каком-то журнальчике. И через два месяца умер (Wrzes, 1997: 54).

А вот письмо Жени С. в российскую газету "Двое" о его связи с Володей.

"Мы с ним росли неподалеку друг от друга, дружили. Он всегда был сильным и решительным. А я все годы - полная противоположность. Как-то получилось, что Володя всегда меня оберегал, относился как к более слабому. Я привык к этому с детства. И ничего странного в этом не находил. С годами его чувство превратилось в нежность, а потом в любовь.

... В тот день мы были у него дома. Нам было по 20 лет, каждый учился в своем институте, и жизнь казалась нам безоблачной. Но меня всегда мучило, что я не такой, как все. Мне не хватало решительности, мужественности, твердого голоса. Я глубоко страдал из-за этого. И в тот день, почему-то, заговорив об этом с Володей, неожиданно для самого себя я ... расплакался. Володя стал меня успокаивать, ... обнял меня и прижал к себе. И прошептал на ухо:

- Зато ты очень красивый. Я же не плачу от того, что ты красив, а я нет. ...

Я посмотрел ему в глаза. Со стороны это, наверное, выглядело странно. Мы стояли обнявшись. Володино лицо было над моим. И в этот миг что-то кольнуло в сердце. Будто прозвенел звонок.

Володя наклонил голову ко мне и ... поцеловал. Я был ошеломлен. Его губы были прижаты к моим губам. Меня трясло, как от электрического тока. Я пытался вырваться. Но Володя будто обезумел.

- Женя, Женечка, я люблю тебя. Ты слышишь? Я люблю тебя и боюсь сказать, понимаешь, люблю, как девушку, по-настоящему".

Женя пишет, что почувствовал себя женщиной и что даже у него появились телесные признаки этого. Что перестали расти волосы на лице. Вероятно, это иллюзия, но она показательна для его психологии. Два месяца он избегал Володи, но тот подкараулил его в подъезде и сказал:

- ... Я знаю - ты боишься моей любви. Я ее тоже боюсь. Но ничего поделать с собой не могу. ...

Мы с Володей оказались на диване. Он меня обнимал, целовал то нежно, то больно. Мне совсем не стыдно было перед ним раздеваться... ... Мы стали любовниками, и это произошло так естественно, что ни я, ни Володя не почувствовали неловкости. Мы, наверное, давно хотели этого. До самого утра мы не сомкнули глаз, разговаривая, строя планы на будущее. Володя, обнимая меня, был то нежен, то груб со мной, но эта грубость была такой сладкой...

...Мы уже четыре года вместе. Живем как муж и жена. Об этом знают семь человек, и никто еще ни разу не усмехнулся, не запачкал ненужными словами нашу с Володей любовь... ... У нас одна проблема: хотим усыновить ребенка, мы оба очень этого хотим. Но как это сделать?"

Автор письма всё знает:

"Таких, как мы, люди считают развратниками, и даже призывают убивать. Мне это просто непонятно. Я бы мог понять эти призывы, если бы они относились к насильниками, растлителям малолеток. Но если мы с Володей стали мужем и женой по своему желанию, верны друг другу, не оскорбляем так называемую общественную нравственность - кому какое дело, кто мы и что мы?"

Письмо это передал в газету журналист Р. А.Кенгерли с таким послесловием:

"Я близкий друг этих ребят, монолог одного из которых представляю вашему суду. Они оба умны, благородны, интеллигентны, чисты. У них странная любовь. Но она настолько сильна, что я пожелал бы каждой паре мужчин и женщин такой любви. Видели бы вы, как светятся глаза Жени и Володи, когда они вместе, с какой нежностью они относятся друг к другу!" (Женя С. 1996).

В книге о гомосексуальной любви и ее преследовании в американской армии военного времени (Berube 1990: 209) рассказан по документам эпизод из следствия по гомосексуальной связи двух офицеров в Райт Филд, штат Огайо. Свидетель, старший лейтенант, говорил, что они неразлучны, радуются при виде друг друга, помогают друг другу во всем, и в этом он видит доказательства их гомосексуальности. Каждого из этой пары спрашивали по отдельности о том, сколько раз они совершали "совокупление в рот" или "мастурбацию рукой". Оба отвергли этот подход. "Полковник, - сказал один из них, - здесь есть нечто большее, чем просто секс. ... Это общение. Это то же самое, что муж находит в жене, насколько я могу судить". А второй добавил: "Пусть для кого-то это звучит забавно, но я люблю его".

В 1930 г. английский офицер Монтэгю Гловер, герой Первой мировой войны, которому тогда было чуть больше тридцати, встретил необразованного 17-летнего рабочего парня идеального сложения, Рейфа Холла, и они стали жить одной семьей. Непрестанно Монтэгю фотографировал Рейфа. Когда во время Второй мировой Рейфа призвали в армию, он писал Монти сотни страстных писем. "Милый, ты не представляешь, как мне тебя не хватает... Каждую ночь я целую твое фото, так что ты всё-таки со мною в кровати. Но лучше бы это был ты сам". Они соединились снова после войны. Монтэгю умер на девятом десятке в 1983 г., Рейф пережил его на 4 года. Их многочисленные фото и письма изданы в 1992 г. родственниками, посчитавшими, что эта безоблачная любовь, преодолевшая классовые различия и общественные предрассудки, достойна увековечения (Gardiner 1992; Norton 1998: 240-244).

Истории древнего Рима известен (и хорошо документирован) совершенно исключительный эпизод, говорящий о силе однополой любви. Когда возлюбленный императора Адриана прекрасный юноша Антиной утонул, безутешный император объявил его богом, и вся огромная империя должна была поклоняться богу Антиною и приносить ему жертвы в храмах. В истории древнеримской империи было немало капризных деспотов, но как раз Адриан таким не был. Он был известен как очень образованный человек и мудрый правитель. Император-философ. Таким он и показан в историческом романе французской писательницы Юрсенар.

Чем бы ни была однополая страсть - извращением, патологией или болезнью, как считают ее гонители, или же вариантом нормы, как настаивают активисты движения сексуальных меньшинств, - несомненно одно: с точки зрения человеческих чувств это прежде всего любовь.

Одна из самых сложных тем. Самое спорное утверждение автора! Итак, главное - любовь. Так считает Л.Клейн.

 
 
 
 
 
 
 
 

Готов согласится. Но... О какой любви можно говорить, если сношаются в подъезде, туалете, в тамбуре поезда... О какой любви можно говорить, если похоть важней для многих гомосексуалов. Им главное трахнуться. Многим. Я знаю одного журналиста. Открытый гей. Каждый день новый партнер. Используя свою известность - каждый день на телеэкране - он знакомится легко и свободно. Он просит своих знакомых приводить к нем юношей. Те приводят. Берут на вокзалах, находят на улицах. Знакомятся и приводят. Там юношей спаивают, укладывают, имеют и утром выпроваживают| за дверь. Попользовались и будет. Они уже не нужны. Одному человек для снятия стресса необходим алкоголь, другому пробежка, третьему послушать музыку, а этому человеку - гомосексуальные отношения. Сексуальная разрядка. Сделать минет, подрочить, развратить, получить самому удовлетворение. И это любовь? А много ли таких? Оставим пока вопрос открытым. Подробно я говорю на эту тему в книге "Я+Я". Там есть глава "А если это любовь?"

В.Ш.

 
 
 
 
 
 
 
 

С первого взгляда или исподволь перерастающая из дружбы, короткая или на всю жизнь, более-менее благополучная или с изменами и расставаниями, роковая, даже убийственная, но любовь. В ней намешано всякого: самоотверженности и эгоизма, романтики и похоти, чистоты и грязи, упоения и страданий - столько же, сколько можно найти и в обычных любовных связях. Болезненная любовь? Возможно. Так ведь во всякой любви есть элемент болезненности - говорим же мы: любовная лихорадка, сердечная болезнь...

Продолжение воспоследует...

156

Комментарии

Геннадий Дымов 11/05/16 13:40
Про неравные по возрасту пары — вспомнился Висконти...
Дмитрий Александрович Дыбов 11/05/16 10:46
Узнал про стариков. Теперь стало не по себе

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: