Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Сталинский почерк: убить и оболгать

О трагической судьбе двух видных польских деятелей II Интернационала

Слишком часто в последнее время приходится слышать простодушную сентенцию о сталинских временах. Дескать, да, были излишние жестокости, но ведь время было такое, и сами законы мягкостью не отличались. То есть как бы и не беззакония — а всего лишь следование суровым нормам. Но так ли это? Разве мало известных сегодня твердо установленных фактов о грубом попрании Сталиным положений Конституции СССР, советских законов, чтобы раз и навсегда доказать его персональную вину и преступный характер его единоличной власти. Рельефно высветить роль ближайшего сталинского окружения в послушном следовании его указаниям, в совершении конкретных преступлений против правосудия.

Виктор Альтер
Герш-Вольф Эрлих

Опубликованных документов, свидетельствующих о личных указаниях Сталина о тайных расправах без суда над политическими противниками или просто попавшими под подозрение людьми, — больше чем достаточно. Вот еще один, в пространных комментариях не нуждающийся.

Трагическая судьба двух видных польских деятелей II Интернационала Виктора Альтера и Герш-Вольфа Эрлиха наглядный пример того, что в застенки НКВД было легко попасть, а вот выйти без последствий весьма проблематично. Ведомство Берии крайне неохотно отпускало своих жертв. Не помогало ничего, ни менявшиеся политические обстоятельства, обесценивающие надуманные обвинения, ни высокое заступничество на международном уровне.

Арестованные осенью 1939-го Альтер и Эрлих поначалу были обвинены в «проведении борьбы с Польской коммунистической партией и революционным рабочим движением». Ничего более несвоевременного и нелепого нельзя было придумать. Как будто не Сталин нанес самый сокрушительный удар по коммунистическому движению Польши, распустив в 1938-м Польскую компартию, поголовно обвинив ее руководителей в принадлежности к «вражеской агентуре». Альтера и Эрлиха приговорили к расстрелу, заменив его 10-летним заключением.

Начавшаяся война с Германией внесла свои коррективы. Теперь Сталину остро не хватало союзников в смертельной схватке с Гитлером. Польским гражданам вышла амнистия, и Альтер и Эрлих, чудом избежавшие смерти, были выпущены на свободу. Но повели себя весьма свободно и независимо. Им казалось, что все самое страшное позади. Да и Берия был весьма любезен, пообещав дать ход их предложению о создании международного Еврейского антигитлеровского комитета. Но такой комитет, в таком составе Сталину был не нужен. Вернее — нужен, но без интернационализации, то есть такой, где были бы все свои, без всяких там подозрительных иностранцев.

Альтер и Эрлих были вновь арестованы как раз в момент пребывания в Москве председателя Совета министров и Главнокомандующего вооруженными силами Польши Владислава Сикорского. Похоже, мотивом этого ареста было желание Сталина ни в коем случае не допустить их возможной встречи с Сикорским и уж тем более предотвратить их выезд за границу. Они могли слишком много знать об изнанке НКВД, о совершенных расстрелах польских граждан. Дальнейшая расправа с Альтером и Эрлихом — без суда, с фальшивым приговором вполне укладывается в привычный сталинский почерк. Не просто убить, а еще и оболгать после смерти.

Решение спрятать арестованных в Куйбышеве было продиктовано тем, что именно туда эвакуировались в 1941-м из Москвы центральные учреждения и подразделения госбезопасности и город стал своего рода запасной столицей. В самом конце 1942-го начальником УНКВД по Куйбышевской области был назначен Сергей Огольцов, о котором можно в полной мере говорить как о человеке, облеченном особым доверием Сталина. Именно ему в январе 1948-го было поручено возглавить бригаду сотрудников МГБ, направленных в Минск для осуществления тайного убийства Соломона Михоэлса. Причем Сталин, отдавая приказание Абакумову об осуществлении убийства, сам указал, кому из работников МГБ это поручить, и первой назвал фамилию заместителя министра госбезопасности Сергея Огольцова.

В 1943-м Огольцов не подвел. Без лишних вопросов выполнил указание о бессудном убийстве. Еще один сталинский заединщик — Молотов выступил в привычной ему роли дымовой завесы. А что, должен же быть в банде преступников респектабельный и лощеный адвокат для общения с цивильной публикой. Вполне сознавая беззаконный характер расправы, Молотов транслировал на Запад сочиненную где-то в недрах НКВД фальшивку. Он даже и не заботился о том, чтобы обвинения Альтеру и Эрлиху выглядели достоверно.

 

Письмо Генерального прокурора СССР Романа Руденко и председателя КГБ при СМ СССР Ивана Серова Первому секретарю ЦК КПСС Никите Хрущеву о деле бывших лидеров Польского Бунда и членов Исполкома II Интернационала Виктора Альтера и Герш-Вольфа Эрлиха.

Совершенно секретно

4 декабря 1956 г.
№2735-с

Комитетом госбезопасности при Совете Министров СССР и Прокуратурой Союза ССР рассмотрено письмо Изабеллы Блюм1, в котором она просит пересмотреть дело на бывших лидеров Польского Бунда и членов Исполкома II Интернационала Альтера Виктора Израилевича и Эрлиха Герш-Вольфа Моисеевича.

Проверкой выяснено, что Альтер В.И. и Эрлих Г.-В.М. были арестованы органами НКВД осенью 1939 года на территории западных областей Украины и Белоруссии и обвинялись в проведении борьбы с Польской коммунистической партией и революционным рабочим движением, а также в сотрудничестве с польской разведкой и проведении подрывной работы против СССР.

Обвинение основывалось на показаниях ряда лиц, расстрелянных в 1937–38 годах, и материалах бундовской прессы.

Из приложенных к делу переводов статей бундовской газеты, издававшейся в Польше, и из показаний Альтера и Эрлиха видно, что они действительно, как руководящие деятели Польского Бунда, участвовали в борьбе с Компартией Польши и выступали в зарубежной печати с антикоммунистическими статьями, однако обвинение их в принадлежности к польской разведке и проведении подрывной работы на территории СССР они отрицали и никакими материалами это обвинение не подтверждено.

В июле-августе 1941 года Альтер В.И. Военной коллегией Верховного Суда СССР, а Эрлих Г.-В.М. Военным трибуналом войск НКВД СССР Приволжского округа были осуждены к расстрелу, но затем эта мера наказания была заменена 10 годами ИТЛ каждому. В сентябре 1941 года в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 августа 1941 года «О предоставлении амнистии польским гражданам, содержащимся в заключении на территории СССР» — они были из-под стражи освобождены.

Проверкой установлено, что Альтер и Эрлих предложили органам НКВД свои услуги по использованию бундовских организаций в Европе и Америке для борьбы с немецкими фашистами, в частности, выдвинули идею создания под их руководством международного Еврейского антигитлеровского комитета (ЕАК).

По этому поводу с Альтером и Эрлихом беседовал Берия, который одобрил их идею.

Из последующих документов видно, что Альтер и Эрлих настаивали на быстрейшем решении вопроса о создании ЕАК, заявляя, что в противном случае они не будут считать себя связанными с советскими властями и устроятся по своему усмотрению, не исключая выезда за границу.

В разговорах с окружающими они доброжелательно высказывались в отношении Советского Союза, но отрицательно отзывались об органах НКВД. Альтер, например, заявлял, что «очень много честных коммунистов сидят в тюрьмах НКВД и что это делается сознательно. По его мнению, НКВД является и до сих пор местом, в котором орудует контрреволюция».

3 декабря 1941 года НКВД СССР Альтер и Эрлих были вновь арестованы. Материалов, послуживших основанием для ареста, в КГБ при Совете Министров СССР не имеется. Арест процессуально не оформлялся, следственного дела не возбуждалось и никаких следственных действий не проводилось. Арестованные содержались во Внутренней тюрьме УНКВД по Куйбышевской области в строгом секрете под №№41 и 42.

14 мая 1942 года Эрлих в тюрьме покончил жизнь самоубийством (повесился), а Альтер 17 февраля 1943 года был расстрелян без суда.

Об обстоятельствах расстрела Альтера имеется лишь служебная записка бывшего начальника УНКВД по Куйбышевской области Огольцова2, который 17 февраля 1943 года доложил бывшему зам. наркома внутренних дел Меркулову о том, что его приказание о расстреле арестованного Альтера выполнено. К делу также приобщен акт о расстреле заключенного №41.

Как видно из материалов дела, в начале 1943 года Берия представил в инстанцию текст приговора от имени Военной коллегии Верховного Суда СССР, датированный 23 декабря 1941 года, в котором было записано:

«Предварительным и судебным следствием установлено, что Эрлих и Альтер в течение октября-ноября 1941 г. систематически вели изменническую работу, выражавшуюся в призыве к войскам прекратить кровопролитие и немедленно заключить мир с фашистской Германией, т.е. совершили преступление (измена государству), предусмотренное ст. 58-1 «а» УК РСФСР».

В проекте приговора далее указывалось, что на основании изложенного Эрлих и Альтер приговорены к расстрелу. Данный приговор никем не подписан.

На этом проекте имеется следующая резолюция:

«т. Берия!3 Тов. Сталин одобрил этот текст и я соответственный текст послал Грину4, Уилки5 и др. через т. Литвинова. В. Молотов 14/II».

К материалам дела на Альтера и Эрлиха приобщена копия шифртелеграммы МИД СССР от 15 февраля 1943 г., адресованной в Вашингтон на имя бывшего посла СССР в США. В этой телеграмме в ответ на запросы Вильяма Грина, Филиппа Мюррея6, Уилки и др. общественно-политических деятелей Америки о судьбе Альтера и Эрлиха предлагалось сообщить, что Альтер и Эрлих после их освобождения стали вести враждебную деятельность против СССР вплоть до призыва к советским войскам прекратить кровопролитие и немедленно заключить мир с Германией, за что вновь были арестованы и по приговору Военной коллегии Верховного Суда СССР расстреляны.

В действительности вторичный арест Альтера и Эрлиха материалами дела не подкреплен и никаких компрометирующих данных об их преступной деятельности в процессе проверки не установлено.

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПРОКУРОР СОЮЗА ССР
Р. РУДЕНКО
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КОМИТЕТА ГОСБЕЗОПАСНОСТИ при СОВЕТЕ МИНИСТРОВ СОЮЗА ССР
И. СЕРОВ

ГАРФ. Ф. 8131. Оп. 32. Д. 4575. Л. 166–168. Заверенная копия

_________
1Блюм Изабелла (1892–1975) — общественный деятель, член Бельгийской социалистической партии.
2Огольцов Сергей Иванович (1900–1977) — в 1942–1944 гг. начальник УНКВД–УНКГБ по Куйбышевской обл., с декабря 1945-го — 1-й заместитель наркома госбезопасности, в 1946–1953 гг.— заместитель, 1-й заместитель министра ГБ, генерал-лейтенант. Был арестован по решению Президиума ЦК КПСС от 3 апреля 1953-го за организацию убийства Михоэлса, но в августе 1953-го по прямому указанию Георгия Маленкова освобожден. Лишен генеральского звания в 1959-м.
3Здесь и далее слова, выделенные курсивом, вписаны от руки.
4Грин Вильям (1873–1952) — президент Американской федерации труда.
5Уилки Уэнделл (1882–1944) — юрист, кандидат в президенты США от Республиканской партии на выборах 1940-го.
6Мюррей Филипп (1886–1952) — американский профсоюзный деятель.


Источник
 

153

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: