Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Сталинский заказ

Как убивали Сокольникова и Радека

Об очередных зверствах сталинского режима - сегодня на нашем сайте. Читайте и комментируйте!

Дмитрий Меньшиков, редактор "1001.ru".

В январе 1937 г. состоялся показательный процесс по делу так называемого Антисоветского троцкистского центра, ставший вторым в череде «Московских процессов». Центральные фигуры — бывшие оппозиционеры Георгий Пятаков, Леонид Серебряков, Николай Муралов, Яков Лифшиц и Яков Дробнис — были расстреляны. Однако некоторые обвиняемые — талантливый публицист Карл Радек и экономист, бывший наркомфин Григорий Сокольников — были приговорены к тюремному заключению.

Григорий Сокольников  

 

Карл Радек 

Поговаривают, что проявить снисходительность к Радеку Сталина уговорил присутствовавший на процессе Леон Фейхтвангер. Как бы то ни было, дифференцированный подход к обвиняемым был призван продемонстрировать всему миру «объективность и непредвзятость» советского суда.

Но мог ли Сталин оставить в живых своих многолетних критиков и противников? Его мстительность вошла в легенду.

И действительно, через год с небольшим — в мае 1939-го — оба были убиты в тюрьме. Правда об этом преступлении тщательно скрывалась вплоть до последнего времени. Даже в годы перестройки, когда обвиняемые по делу Антисоветского троцкистского центра наконец были реабилитированы, о судьбе Радека и Сокольникова лишь глухо сообщалось: «убиты сокамерниками». До сих пор в ответ на многократные обращения дочери Сокольникова Гелианы Григорьевны Сокольниковой Центральный архив ФСБ не желает сообщать место захоронения ее отца, отговариваясь, — дескать, документы не найдены.

Расследование обстоятельств убийства Радека и Сокольникова началось сразу после ХХ съезда, когда создали комиссию по изучению материалов «Московских процессов» 1936–1938 гг. В архиве КГБ были подняты и изучены все материалы, связанные с процессами. Вывод комиссии однозначен — все показательные процессы 1936–1938 гг. сфальсифицированы. Но реабилитировать бывших оппозиционеров хрущевское руководство тогда не решилось.

Было неопровержимо доказано, что за убийством стоял лично Сталин. Он внимательно следил за поведением Радека и Сокольникова после их осуждения. Как пояснили вызванные в ЦК КПСС в 1961 г. бывшие руководящие работники секретно-политического отдела ГУГБ НКВД П.В.?Федотов и Я.Н.?Матусов: «…Оперативно-чекистские отделения при политизоляторах свои донесения о поведении Радека и Сокольникова и им подобных лиц направляли непосредственно в адрес лично Берии, который их посылал или докладывал Сталину, что было работникам отдела известно как со слов Кобулова, так и по смыслу, сколько помнится, его письменных указаний на донесениях политизоляторов». Причем оба, и Федотов и Матусов, утверждали, что «убийство Радека и Сокольникова было совершено по указанию Сталина».

Вот подробности убийства Радека, изложенные сухим канцелярским стилем документа, из архива комиссии Н.М. Шверника:

«В Верхне-Уральскую тюрьму в мае 1939 года выезжал оперативный работник 2-го управления ГУГБ НКВД Кубаткин. Первый раз он возил с собой некоего Мартынова, якобы заключенного (личность не установлена), который был помещен в одну камеру с Радеком, преднамеренно учинил с ним драку, но убить Радека не смог и был увезен Кубаткиным из тюрьмы. Через несколько дней Кубаткин вновь приехал в тюрьму с другим заключенным по фамилии Варежников. Этого заключенного также поместили в камеру к Радеку. На следующий день, 19 мая, Варежников, спровоцировав драку, убил Радека. В акте, составленном администрацией тюрьмы, указано, что убивший Радека Варежников является якобы троцкистом. В действительности под фамилией Варежников был зашифрован Степанов И.И., бывший комендант НКВД Чечено-Ингушской АССР, арестованный в феврале 1939 года за серьезные должностные преступления. В ноябре того же года по указанию Берии Степанов освобожден из-под стражи. В постановлении о прекращении дела указано, что он выполнил «специальное задание», имеющее важное государственное значение».

Организация убийства Сокольникова была поручена другому работнику секретно-политического отдела — Г.Ф. Шароку. Публикуемый ниже документ об обстоятельствах убийства Радека и Сокольникова не нуждается в особых комментариях. А вот что стало с участниками дела, пояснить стоит. Рядовым исполнителям — Степанову и Лобову — в награду даровали свободу. А Кубаткин и Шарок были поощрены выдвижением на руководящую работу.

Григорий Федорович Шарок родился в 1900?г. в Виленской губернии, сын крестьянина, русский. Окончил сельскую школу, работал чернорабочим на постройке ж.-д. ветки, на заводе. В 1919 г. был призван в РККА, служил пулеметчиком, а с 1921-го в дивизионе особого назначения ВЧ–ГПУ. В 1922 г., как многие, вступил в партию. После демобилизации в 1924 г. работал на административно-хозяйственной работе — управляющий домами ВСНХ, управделами в Мосжилстрое, кадровик в Наркомате снабжения РСФСР. Пытался поступить в институт, даже окончил в 1927 г. курсы при Московском промышленно-экономическом институте, но учеба не задалась. А с 1932 г. вновь в органах — уполномоченный, помоперуполномоченного в секретно-политическом отделе ОГПУ-НКВД. С 1936-го он младший лейтенант ГБ, с ноября 1937-го — лейтенант ГБ и с 4 апреля 1939 уже старший лейтенант ГБ.

После убийства Сокольникова карьера Шарока идет резко в гору. С октября 1939 г. он замнаркома внутренних дел Казахстана, с мая 1940 г. — начальник городского управления НКВД в Вильнюсе. Да и звания теперь росли как на дрожжах: капитан ГБ (05.10.39); майор ГБ (14.03.40); полковник ГБ (14.02.43). С началом войны возглавлял оперативную группу НКВД 22-й армии на Западном и Калининском фронтах, затем работал у Судоплатова (вот где опыт пригодился!) в 4-м управлении НКГБ заместителем начальника отдела и с августа 1943 г. начальником 1-го отдела. В 1943—1944?гг. — начальник 2-го управления НКГБ Белоруссии, затем замначальника УНКГБ по Гомельской обл., а с ноября 1945-го — начальник УНКГБ-УМГБ по Молодеченской обл. В 1947?г. переброшен на работу в центральный аппарат МГБ — замначальника отдела в 5-м, а с 1949 г. в 7-м управлении. В мае 1954 г. уволен в запас по возрасту. За годы службы его щедро награждали: орденом Ленина — 1954 г.; орденом Красного Знамени –1950?г.; орденом Отечественной войны 1-й степени –1945 г.; орденом Отечественной войны 2-й степени –1948? г.; двумя орденами Красной Звезды — 1943, 1944 гг.; орденом «Знак Почета» — 1940?г. и 11 медалями. Будучи на пенсии в Москве, устроился на некоторое время на работу инструктором Центрального автомотоклуба (в 1961–1968?гг.). Умер в Москве в ноябре 1981 г.

Иначе сложилась судьба Кубаткина. Он тоже испытал взлет карьеры, но в конце концов был расстрелян Сталиным.

Петр Николаевич Кубаткин родился в 1907 г. в семье шахтера, за плечами имел лишь начальное образование, до поступления на службу в органы, будучи комсомольцем, успел поработать чернорабочим на шахте, подручным в пекарне и секретарем комсомольской ячейки. С 1929-го в пограничных войсках ОГПУ, затем в Одесском ГПУ-НКВД. С?1930-го в партии. В марте 1937-го зачислен курсантом в Центральную школу ГУГБ НКВД, но во время массовых репрессий был востребован и с августа этого же года зачислен в секретно-политический отдел ГУГ НКВД. К 1939 г. он — помначальника отделения 2-го отдела ГУГБ и избран секретарем парткома ГУГБ. После убийства Радека назначен в июне 1939?г. начальником УНКВД по Московской обл., с августа 1941-го — начальник УНКВД (с мая 1943-го — УНКГБ) по Ленинградской обл. В 1946 г. короткое время Кубаткин возглавлял внешнеполитическую разведку: в июне — сентябре 1946 г. он начальник 1-го Главного управления МГБ СССР. Повышение Кубаткина в званиях просто ошеломительно. В июне 1939 г. из старшего лейтенанта ГБ он был произведен, минуя две ступени, в старшие майоры ГБ, с февраля 1943-го он комиссар ГБ 3-го ранга, а с июля 1945 г. — генерал-лейтенант. Но не заладилась служба Кубаткина в разведке, в сентябре 1946 г. его сняли с должности и в ноябре отправили руководить Горьковским УМГБ.

Точка в карьере Кубаткина была поставлена в 1949-м — в связи с «Ленинградским делом».

Министр госбезопасности Абакумов 22 февраля 1949 г. направил Маленкову письмо, в котором характеризовал Кубаткина с худшей стороны: не обеспечивает возглавляемый им участок работы, бездельничает и, бравируя своей близостью с секретарем ЦК ВКП(б) Кузнецовым, запугивает чекистов, не по-партийному ведет себя с оперработниками, окриками и грубостью глушит инициативу чекистов на местах, игнорирует обком партии. В декабре 1948 г. при выборах парткома УМГБ по Горьковской области Кубаткин в партком не попал, против него проголосовал коллектив.

Мало того, Кубаткин, по словам Абакумова, и раньше плохо работал, и в УНКГБ Ленинградской области, и в 1-м Главном управлении МГБ. Вывод министра госбезопасности был беспощаден: «Зарекомендовал себя как бездельник и самодур и дальнейшее пребывание его на работе в органах МГБ крайне нежелательно».

Но и это было еще не все. 21 июля 1949 г. Абакумов информировал Сталина о том, что Кубаткин в бытность начальником Ленинградского УНКГБ распорядился уничтожить компрометирующие материалы на секретаря горкома партии Капустина. Сталин дал команду арестовать и того, и другого. 23?июля Кубаткин был арестован и 27 октября 1950 г. расстрелян по «Ленинградскому делу». Реабилитировали его уже через год после смерти Сталина 26 мая 1954 г. вместе с остальными участниками этого дела.

Теперь Кубаткин — в числе безвинно пострадавших, а его имя занесено в «Книгу памяти» жертв политических репрессий (Расстрельные списки. Москва, 1935–1953. Донское кладбище. — М., 2005.)

А вот Шарока мало кто помнит, разве что ветераны Центрального автомотоклуба.


Из справки председателя КГБ при СМ СССР И.А.Серова в ЦК КПСС по делу «Антисоветского троцкистского центра» об обстоятельствах убийства Г.Я. Сокольникова и К.Б. Радека.

№ 1621-с
29 июня 1956 г.
Совершенно секретно

<…>

Радек и Сокольников после осуждения среди своих сокамерников стали утверждать о своей невиновности и о инсценировании всего процесса. Несомненно, что это и привело к тому, что в мае 1939 года было принято решение о их «ликвидации». Имеющиеся в архиве КГБ документальные данные свидетельствуют о том, что убийство Радека и Сокольникова проводилось под руководством Берия и Кобулова в соответствии со специально разработанным планом.

Непосредственное осуществление этих актов было возложено на работников 2-го отдела НКВД СССР — ст. оперуполномоченного Кубаткина, оперуполномоченного Шарока и специально подобранных людей из числа арестованных, которые в секретном порядке выехали для выполнения задания в Верхнеуральскую и Тобольскую тюрьмы, в которых содержались Радек и Сокольников.

Как установлено, убийство Сокольникова было произведено при следующих обстоятельствах.

Предварительно Сокольников был переведен в одиночную камеру, а 21 мая 1939 года, как это было обусловлено по плану, к нему вошли начальник тюрьмы Флягин, оперуполномоченный Шарок и прибывший из Москвы заключенный Лобов (быв. пом. нач. ОО ЛВО, осужденный в связи с убийством С.М. Кирова), набросились на него и убили.

О случившемся тогда же был составлен фиктивный акт и оформлен протокол допроса заключенного Котова П.М. (под такой фамилией фигурировал Лобов). В этом протоколе, составленном начальником тюрьмы, обстоятельства убийства Сокольникова описывались так:

«Вызывающий тон в вопросе Сокольникова побудил во мне злобу. Я назвал его фашистским наймитом, и что за вас и подобных вам лидеров приходится и мне нести ответственность. Сокольников моментально встал с кровати и с угрожающим видом начал приближаться ко мне. Я сидел на своей кровати, рядом с которой стояла камерная параша, я схватил ее и ударом по голове отстранил его от себя» (Арх. дело № 300954, т.1., л.д. 138.)

При аналогичных обстоятельствах под руководством ст. оперуполномоченного Кубаткина 19 мая 1939 года в Верхнеуральской тюрьме НКВД был убит и Радек.

И в данном случае это заранее подготовленное убийство было затем оформлено как результат драки. Так, в акте о смерти Радека, составленном администрацией тюрьмы, указывается:

«При осмотре трупа заключенного Радека К.Б. обнаружены на шее кровоподтеки, из уха и горла течет кровь, что явилось результатом сильного удара головой об пол. Смерть последовала в результате нанесения побоев и удушения со стороны заключенного троцкиста Варежникова, о чем и составили настоящий акт». (Арх. дело № 300935, т.1., л.д. 105.)

Как установлено проверкой, вскоре после этого осуществлявшие убийство заключенных Радека и Сокольникова Кубаткин и Шарок, работавшие до этого рядовыми сотрудниками аппарата НКВД, были назначены — Кубаткин — начальником Управления НКВД Московской области, а Шарок — заместителем наркома внутренних дел Казахской ССР.

<…>

Председатель Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР И. Серов

(Документ публикуется по книге: Петров Н.В. Первый председатель КГБ Иван Серов. — М., 2005.)

Источник

232

Комментарии

Яна Малкова 10/02/16 09:37
Лично для меня это уже закрытая книга. Зверством больше, зверством меньше...

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: