Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Старт есть, а вот финиша я боюсь…

9 августа 2013 года, пятница, день 2588

Хочется каждое произнесённое или записанное слово сделать значительным.

В голове буквы складываются только в одно слово: «СТАРТ».

Какой старт, когда он был дан, я о фирме, ещё 11 лет назад?

И тем не менее я говорю: старт!

Во-первых, потому, что мы почти без копейки денег. Ещё чуть-чуть, и мы можем закрыться. И мне надо сохранить хорошую мину при плохой игре, как говорят картёжники. Когда всё плохо, а ты улыбаешься, и тебе начинает везти.

Так и здесь.

Да, нас подвела пара департаментов. Хотели оплатить — и не оплатили. Что там дальше и как там дальше — непонятно.

Но я верю, что мы обязательно выскочим. Мы должны выскочить! Ну не может быть, чтобы после 11 лет упорного труда, когда бьёшь в одну точку и продвигаешь своё любимое детище «СОЛО на клавиатуре» и компьютерную грамотность в целом среди студентов, старшеклассников, учителей, писателей, журналистов, инженеров, финансистов, предпринимателей; когда тебя узнают уже именно по «СОЛО», а не по сексу, не по «Учимся говорить публично», не по цирку… Вдруг — стоп?! Ну не может этого быть, хотя, увы, жизнь несправедлива.

В который раз произношу эту великую фразу Григория Померанца, что свобода несправедлива, и справедливости можно лишь требовать от тюремного надзирателя, разливающего всем поровну баланду. Вот так-то!

Раннее утро, музыка дождя. Он барабанит то протяжно, то тревожно, то спокойно, но ритмично, почти гипнотически действуя на меня, когда хочется закрыть глаза, слушать дождь, дождь, дождь — и заснуть…

Фантастика! Вдруг нашёл сегодня запись от 8 июля — месяц назад. Почему я её не дал в своём дневнике? Загадка! Листики словно бы куда-то исчезли, а теперь вот объявились — ну что ж, восстанавливаю запись здесь, спустя месяц, благо сегодня ничего в моей жизни, что хотелось бы дать в «Дневнике предпринимателя», не происходило…

Итак, 8 июля, к 12:00 мы с Евгением Алексеевичем Никитиным отправились в АФК «Система». Её руководитель, создатель, вдохновитель всех её побед — Владимир Петрович Евтушенков.

Нас принял вице-президент, отвечающий за обучение сотрудников, Елена Леонидовна Верчик. Улыбчивая, обаятельная, абсолютно не бюрократического вида, вся какая-то домашняя, мягкая, женственная. (Женственность, мягкость — в каждом её жесте, в глазах, улыбке; в том, как она поправляет волосы, как поднимает руку, как улыбается, как приглашает сесть, как предлагает кофе.) На встрече присутствовали и две её сотрудницы, коллеги, с которыми, как мне показалось, у неё дружественные отношения.

Обсуждение прошло спокойно и ровно: мы рассказали, что такое «СОЛО», как проводится обучение, какова стоимость вопроса, чем мы можем быть полезны, чем могут быть полезны они.

Около часу дня мы спустились вниз на первый этаж. Мне захотелось отдохнуть, посидеть, обсудить встречу. Евгений Алексеевич Никитин торопил меня как всегда:

— Поехали-поехали-поехали! – бурчал он. — Поехали-поехали-поехали! — ворчал он. — Поехали-поехали-поехали! — наседал он. — Да нет, давайте посидим-посидим-посидим, — возражал я. — Давайте обговорим-обговорим-обговорим, — советовал я. — Давайте, в конце концов, выпьем по чашке кофе и съедим какой-нибудь салатик, — взмолился я.

И моя мольба была услышана, и мы с Никитиным сели позавтракать.

Поразительно! Набрали еды огромное количество. Цены — ну просто какая-то студенческая столовая. А вкусно-то как! А чисто! А красиво! А просторно!

Вот так и надо заботиться о своих сотрудниках, как в АФК «Система»!

За столом провели около часа. Наверное, я отдыхал от напряжения, которое испытал, проводя переговоры.

Евгений Алексеевич — ему-то просто. Он на встречах присутствует, учится, смотрит, но, по-моему, нервной энергии не затрачивает. А для меня переговоры всегда в некотором роде театр, спектакль, где своя драматургия. Где я сам себе актёр и режиссер, драматург и зритель — и это всё требует достаточно больших волевых и даже физических усилий. Как после лекции, если она прошла удачно: с одной стороны, чувствую себя на подъёме, а с другой — мне хочется посидеть одному, отдохнуть или перекинуться парой слов с человеком, который тебя понимает. Никуда не хочу — ни ехать, ни бежать, ни звонить: отдохнуть! Наверное, Евгений Алексеевич это понял, потому и согласился передохнуть.

Сели в машину и поехали в офис. По пути я всё-таки почувствовал такую усталость, разбитость, что сказал:

— Евгений Алексеевич, я могу вас высадить у офиса, а сам поеду домой, хотя бы чуть-чуть поспать, полчасика или часик. Я дико устал!

— Давайте я довезу вас, поставим машину в гараж, вы отдохнёте…

На том и порешили.

Я отдохнул. Как замечательно я отдохнул! Видел красивый сон, в котором всё у меня получается, всё выходит, как я хочу! Наслаждался этим сном, а проснулся через 58 минут. На две минуты раньше, чем планировал.

К счастью, умею загадывать, приказывать себе спать определенное количество минут: 2, 3, 5, 10, полчаса, час…

Потом мы вновь сели в машину и поехали в офис.

В офисе я долго отлынивал от работы. Евгений Алексеевич всё предлагал заняться письмами: надо написать в «Мегафон», ещё в несколько мест. А я всё тянул и тянул, ибо не знал, что и как сформулировать.

Погулял с Максимом Александровичем Зориным, обговорил, как лучше вести наши трансляции. Отобрал статьи из нескольких газет для публикации на нашем сайте. Отобедал с Евгением Алексеевичем нормально у нашего повара Рамиза.

Поговорил с Людмилой Аркадьевной Макаровой, а потом сел и стал наконец писать письма. Родились послания в Росатом, «Мегафон», АФК «Система» (где мы были сегодня) в Московское отделение Сбербанка — Олегу Евгеньевичу Семёнову…

Потом я сделал несколько звонков, в том числе Елене Владимировне, маме нашего программиста Константина Вячеславовича Семёнова. Поотвечал на письма, а вечером — уже было часов одиннадцать — подвёз домой Евгения Алексеевича Никитина, а потом и Петра Сергеевича Сокольника доставил до общежития.

По пути мы на щитах и остановках увидели несколько наших рекламных объявлений и порадовались.

Ну, вот, пожалуй, и всё за этот день.

А что было сегодня плохого?

Крик, когда я поздним вечером вышел на прогулку около дома. Яростный, пугающий крик какого-то молодого человека — кто его знает: пьяный, наркоман, хулиган или просто дурака валяет. Не знаю. Мне сразу расхотелось гулять, и я сразу пошёл в подъезд, в лифт, домой.

Зато порадовали меня ноготки. Они цветут, мои любимые цветы, в палисаднике около моего дома. Семена когда-то дал я. Цветут уже не первый год.

Ну а особенно приятным сегодня было то, что больше, чем обычно, учеников полностью прошли наш курс.

Люблю фотографии своих подопечных!

Игорь Игоревич Будейкин
Алла Владимировна Паталах
Светлана Сергеевна Рекута
Эльвира Акифовна Нестерова
Надежда Ивановна Пачес
Светлана Николаевна Завгородняя
Владимир Васильевтч Хнычков
Ксения Сергеевна Ткачук
Василий Вячеславович Дмитрук

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. Думал я сегодня и о программе по развитию памяти, которую давно собираюсь делать. Большинство людей, которые жалуются на свою память, не говорят, а констатируют: «Я забыл. Знал, помнил, но забыл». Вот и важно научиться, как не забывать. Вот, наверное, что должно быть основным в программе по развитию памяти: учиться не забывать! Нас же всё время учат запоминать — а это вещи разные.

«Трудно жить после смерти. Иногда на это уходит целая жизнь». Станислав Ежи Лец (1909-1966), польский писатель-сатирик, поэт и афорист

390

Комментарии

Александр Михайлович 15/10/13 18:31
Спасибо Алла Аркадьевна. А как всё же дословно это у Григория Померанца? Потому что Владимир Владимирович, ссылаясь на цитату, но, не приводя её, резюмирует, что по Померанцу, свобода – несправедлива, а гораздо более справедлив тюремный надзиратель (олицетворение несвободы), потому что баланду раздаёт поровну.
Алла Аркадьевна 14/10/13 18:48
Да-да, конечно же "от надзирателя".
Александр Михайлович 08/10/13 21:36
Как-то не совсем понятно, Алла Аркадьевна. Не пропущено ли у Вас слово "от"? В том смысле, что заключённый "от" тюремного надзирателя может потребовать, чтобы тот справедливо раздавал баланду, а вот требовать ему от надзирателя свободу бесполезно. Или какой-нибудь другой смысл в Вашем комментарии? Интересно как-то стало, что на самом деле имел ввиду Померанц в оригинале, потому что у Владимира Владимировича в тексте, действительно, это выражение истолковано иначе, чем у Вас, если я правильно Вас понял.
Алла Аркадьевна 05/10/13 01:34
Опечатка в тексте: Григорий Померанц говорил, что СПРАВЕДЛИВОСТИ можно требовать надзирателя, разливающего баланду, а не СВОБОДЫ.

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: