Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Светская жизнь и личная жизнь

25—29 октября 2003, суббота—среда, дни 531—535

У меня все перепуталось. Выходные и рабочие дни. Порой в выходные устаешь даже больше.

Ненавижу снег. Именно в эти выходные выпал снег. Обильный. Весь ритм мне сбил. Хотелось спать, нет, даже не спать — просто лежать с книжкой. Пить крепкий чай с лимоном и медом, читать и ни с кем не общаться.

А я все время кого-то уговариваю.

Глеба Игоревича Семенова вот уже полгода, если не больше, уговариваю пройти наше «СОЛО». Все, больше не буду уговаривать — не хочет человек, и не надо. Ну не понимает он, что нужно уметь набирать слепым десятипальцевым методом.

Не понимает этого и сотрудник одной из известных компьютерных фирм Алексей Борисович Бодрашов. Интеллигентный, молодой, воспитанный человек, с высшим образованием, связан с компьютерным бизнесом. И вот уже более года он говорит: «Завтра начну проходить «СОЛО на клавиатуре». У него хватает времени на все — на воспитание ребенка, на общение с женой, на встречи с друзьями, на прогулки по Москве, на отдых, на помощь родителям: И это, конечно, замечательно. А вот на «СОЛО» не хватает. Так он говорит. Но это не правда. Просто все остальное он планирует, он этого хочет: общаться с семьей и друзьями, отдыхать, гулять, расслабляться, а заниматься не хочет, поэтому и времени нет.

С воскресенья на понедельник у меня был долгий разговор по телефону с Андреем Васильевичем Манакиным. Он великолепно работает. Всегда спокоен и выдержан. У него много идей. Мы обсуждали с ним развитие «СОЛО» и «ЭргоСОЛО». Он обещал подумать на тему: что он лично может сделать для фирмы. Жаль только, что Андрей Васильевич немного устал — действительно, совмещать работу с учебой сложно. Да и живет он в Подмосковье. Попросил меня поговорить с Максимом Андреевичем Меньшиковым, чтобы ему оставили одно дежурство в неделю. И я его понимаю: устал человек.

Я повесил телефонную трубку и задал себе вопрос: а я не устал?

В понедельник поехали с Сергеем Викторовичем Исаковым в один из ведущих банков страны. Говорил с большим начальником. Красивый мужик. Окончил технический вуз, теперь там и преподает, совмещая эту работу с работой в банке. Умен, деятелен.

Показали ему наше «СОЛО». Понравилось.

— Александр Александрович (на самом деле у моего собеседника другое имя), ну что вам стоит стать нашим союзником? — сказал я. - Поговорите с руководством банка. Вы же авторитетный человек, к вам прислушиваются. Закупите у нас пару тысяч копий. Десять тысяч долларов для вашего банка — мелочь. Вы иногда на банкеты больше тратите. А ведь многие сотрудники научатся и начнут лучше работать.

Александр Александрович внимательно на меня посмотрел и попросил дать ему две недели на размышления.

— Надо будет попробовать, — сказал он.

Сколько раз я слышал эти слова.

Мы с Сергеем Викторовичем покидали здание банка в приподнятом настроении. Обсуждали, с каким трудом Сергея Викторовича пустили в этот банк. Оказывается, на него надо было заблаговременно выписывать пропуск, в банк его могут пропустить только с разрешения службы безопасности банка. А заявку они рассматривают целую неделю, по своим каналам проверяют — благонадежен человек или за ним нужен особый глаз. Кстати, мы уже не в первый раз с этим сталкиваемся. Я уже описывал подобные случаи. Но нам всегда удавалось пройти.

Банки, фирма, дом, университет, посещение выставки — всем этим я занимался в понедельник, вторник и среду.

Во вторник в офисе внезапно на несколько секунд отключили свет. Компьютеры сразу перестали работать. Более часа Валерий Михайлович Акчурин объяснял по телефону Марии Александровне Казицкой, как наладить систему. Нет, нужно покупать УПС.

Во вторник же мы с Сергеем Викторовичем Исаковым поехали еще в один банк. Встречались с Тимуром Владимировичем Букреевым (фамилию я сменил). Тимур Владимирович — директор по персоналу.

Чай, кофе, конфеты, пирожное, демонстрация программы, милое общение.

— Тут все зависит от финансирования. Нам его урезают на следующий год в два раза. А командировки, семинары, тренинги, подбор кадров, работа с прессой — это же все стоит денег. Останется ли на ваше «СОЛО»? Не знаю.

Вечером я уже у себя дома встречался с одним из вице-президентов банка. Он приехал ко мне в двенадцать ночи. Мы проговорили два часа. Нам было интересно общаться. Прощаясь со мной, он сказал по поводу «СОЛО»:

— Надо будет попробовать. Я хотел бы вам помочь.

Черт возьми, когда я хочу кому-нибудь помочь, я действую. Встречаюсь с людьми, от которых зависит решение, пишу им письма, звоню, убеждаю. И обычно добиваюсь результата.

Событие этих дней, всколыхнувшие мир, — Михаила Борисовича Ходорковского арестовали и поместили в следственный изолятор «Матросской тишины». Из всех фотографов мира только моему сыну, Сергею Владимировичу Шахиджаняну, удалось снять М. Б. Ходорковского в зале суда. Снимок страшный. Чуть размытый. Видны решетки на окне. Сергей Владимирович обошел все здание суда и снял М. Б. Ходорковского через окно, которое выходит во двор. Интересно, опубликуют снимок в газетах или нет?

Михаил Ходорковский в Матросской тишине -
опубликован в Коммерсанте и Times
(Фото Сергея Шахиджаняна)

В среду я испытал невероятную радость. По делам зашел в единый информационный центр в Сокольниках. Увидев меня, сотрудница центра, к которой я обратился, просто вся засветилась.

— Слушайте, — сказала она мне, — я и мой муж проходим программу «СОЛО на клавиатуре», и у нас все получается.

— Скажите, — спросил я у нее, — у вас бывают перерывы, минут по 15-20?

— Да, конечно.

— Поговорили бы вы с начальством, чтобы у вас установили нашу программу «СОЛО». Тогда бы по ней занимались не только вы, но и все ваши коллеги.

— Я не знаю. Это сложно. Начальство далеко. Я лучше дома позанимаюсь. А программу мы оплатили.

Я поехал в одну риэлторскую фирму. Там предлагают двухкомнатную квартиру для Софьи Владимировны Костюк и Михаила Юрьевича Горшкова, и она, о радость, в доме напротив моего. Цель моя — познакомиться с руководителями фирмы и понять, жулики они или нет. Вроде не жулики. Я позвонил Софье Владимировне и сказал: квартиру надо оформлять, а то она уйдет.

Вечером вместе с Максимом Андреевичем Меньшиковым я поехал на выставку, которую организовал Дмитрий Борисович Зимин. Он собрал фотографии уходящей Москвы. Были здесь и архивные фотографии. Интересно оказалось сравнивать: уголок Москвы сто лет назад и это же место сейчас.

Московское время — фотографии сегодняшних дней в сравнении c 1903 годом

Фуршет, телевидение, фоторепортеры, друзья Дмитрия Борисовича, художники. Теплая атмосфера. Выставка удалась.

Удалось минут пять поговорить с Дмитрием Борисовичем один на один, я поздравил его с успехом — что бы он ни затевал, все у него получается.

Поздно вечером мне позвонили с телевидения. Около часа мы обсуждали с редактором программу. Ту самую программу, которая была в пятницу. Они там решили все поменять — изменить формат, участников, форму подачи. Окончательное решение примут через неделю.

Два ночи. Пора спать. А я жду звонка от Максима Андреевича Меньшикова — он обещал перед сном позвонить. Только собрался ложиться — звонок. Минут тридцать мы обсуждали положение дел на фирме, вопросы зарплаты — третье число недалеко, план на ноябрь.

Пять дней из жизни бизнесмена. Переговоры в банках, светская жизнь, решение насущных проблем и никакой личной жизни.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. А о личной жизни мне надо подумать.

«Жизнь не в том, чтобы жить, а в том, чтобы чувствовать, что живешь». В. О. Ключевский

408

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: