Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Татьяна Голикова меня не поймёт

10 апреля 2011 года, воскресенье, день 3226

Ночью думал о передаче на «Мегаполисе».

Меня до сих пор удивляет большое количество слушателей этой радиостанции: нет дня, чтобы я не встретил кого-нибудь из тех, кто слушал мою воскресную передачу. Отзывы хорошие: судя по тому, что мне говорят, у меня получается заряжать людей оптимизмом — и это прекрасно.

Какую бы тему я ни затрагивал, всегда прихожу к одному: жить безумно интересно, жизнь можем переделать только мы сами, надо стараться улучшать свою жизнь и жизнь тех, кто нас окружает, — тогда и в стране в целом станет лучше. Всё просто, элементарно. Главный мой посыл примитивен: надо стараться любую проблему упрощать. А мы всегда и всё усложняем...

Тема очередной передачи — «Мои права». Права гражданина, школьника, студента, нанимателя жилья, горожанина, покупателя, зрителя, мужа и жены, детей и внуков, матери и отца, наследника, родственника, соседа, право всех на тишину, наконец... Даже есть права у животных — у наших собак и кошек!

Если бы в нашей стране соблюдались во всех аспектах права каждого из нас — мы жили бы в сто раз лучше. Нашу страну губит то, что права граждан — даже те, что гарантированы Конституцией, — не соблюдаются. Приняты сотни правильных постановлений, решений, деклараций — но всё тонет в общем потоке и не выполняется.

В три часа я уже сидел перед микрофоном.

Шквал звонков. Много эсэмэсок.

Как всегда, Руслан Рифхатович Шарифуллин блистательно вводил и уводил музыку, тактично давал слово радиослушателям и сверхтактично их выводил из эфира. Работать с Русланом Рифхатовичем одно удовольствие.

Одно плохо: часа мне мало. К концу передачи я только-только расхожусь — а уже надо заканчивать.

Понимаю: мой прямой эфир никаких проблем не решит. Как не соблюдались права в нашей стране, так и не соблюдаются. Но, как говорится, капля камень точит.

Первые же звонки — о правах пациентов: вот, мол, лежал человек в больнице, а к нему никто не подходил сутками, и выписали, недолечив, и лекарствами не обеспечивали, и денег много за лечение взяли... И невольно пошёл разговор о медицине (хотя, конечно, мы говорили и о многом другом).

Все хорошо знают: от больных требуют взятки. Иная операция стоит десятки тысяч долларов. Это по неофициальному курсу — официально у вас есть полис медицинского страхования, и вам всё должны сделать бесплатно.

Могу только удивиться, как Татьяна Голикова спокойно выступает по телевидению: ведь это в её ведомстве творится невероятное — полная обдираловка!

Медицина развивается по своему, коммерческому курсу. Сплошная демагогия: в докладах одно, на деле — другое. Премьер-министру и президенту показывают потёмкинские деревни: новые аппараты, прекрасные врачи, великолепные кабинеты, довольные пациенты...

Всё враньё!

Прекрасное оборудование закуплено с огромным откатом. (История с томографами всё ещё раскручивается в нашей стране.)

Нужно сделать сложную операцию — приготовьте несколько тысяч долларов. Цены во многих больницах одинаковые — как будто спущены государством, ибо сговорились доктора, сговорились, не допускают демпинга...

Знаю: есть главные врачи, которые борются со взяточничеством. Но у них многое не получается. Они не могут поломать систему. А Татьяна Голикова, глава Минсоцразвития, улыбается с телеэкрана и всё обещает, обещает и обещает. А когда-нибудь возникнет «медицинский» бунт...

Только в нашей стране цены на лекарства завышены не в пять раз, не в десять, не в сто, а больше. Себестоимость копеечная — розничная цена огромная. Но покупают люди лекарства — куда им деться?

Производители лекарств демагогически заявляют: это же рынок! Да не рынок это, а базар, шкуродёрство, бесстыдство. Так обдирать собственный народ — и потирать руки: удачный бизнес!

Существование параллельно платной и бесплатной медицины не оправдывает себя. Этого нет ни в одной стране. Везде или страховая медицина, или только платная, и медики платят огромные налоги государству. У нас медики не платят этих налогов. Знаю одного хирурга, который берёт за операцию на сосудах триста тысяч рублей. Он их делит со своими коллегами, но налоги из них никто не платит.

Бюджетных денег на медицину не хватает, их никогда не будет хватать — потому что в нашей стране массовое бегство (не уход, а бегство) от налогов...

Вспоминаю свои письма Татьяне Голиковой. Я предложил ей: давайте научим всех врачей слепому десятипальцевому методу! По крайней мере, они будут быстрее работать.

Леонид Михайлович Рошаль

Моё предложение не удостоилось внимания. В её приёмной меня просили перезвонить через пятнадцать минут, через двадцать, через сорок, через час, через два, через четыре, а потом — через день, через три, через неделю, через месяц... Ах, как прав Леонид Михайлович Рошаль в своих претензиях к Татьяне Голиковой! А она обиделась — и начала обвинять Леонида Михайловича, вместо того чтобы признать свои ошибки и попытаться их исправить.

А в маленьких посёлках нет вообще врачей.

А продолжительность жизни в нашей стране падает.

А медицинских ошибок всё больше и больше.

А треть больниц и поликлиник — в жутком состоянии.

А права больных не обеспечиваются, хотя и заявлены в Конституции.

А зарплаты медиков в муниципальных больницах, поликлиниках — крошечные...

А формально всё хорошо, прекрасная маркиза! И докладывает Татьяна Голикова руководству страны, что в ближайшее время все недостатки будут исправлены...

Компьютеры медленно входят в медучреждения — даже в самых современных больницах до сих пор нет сети. И там, как и в самом Минсоцразвития, все сотрудники, если надо что-то набрать на компьютере, делают это двумя пальцами.

Вот я и предлагал Татьяне Голиковой начать модернизацию российской медицины с элементарного: с правильной работы за компьютером.

Но, конечно, Татьяна Голикова меня не поймёт. Не удостоит встречи, разговора. Ей это не надо. У неё о другом болит голова — об обысках, которые недавно были в Минздравсоцразвития. Кому интересно — пусть посмотрит ссылку. Материал этот был опубликован два месяца назад, опровержения не поступило.

В своё время я был знаком со многими министрами здравоохранения — Борисом Петровским, Сергеем Буренковым, Игорем Денисовым, Евгением Чазовым, Татьяной Дмитриевой, Олегом Рутковским, Владимиром Стародубовым, Михаилом Зурабовым. У некоторых я брал интервью, с другими просто встречался и говорил о жизни и медицине, ибо всегда старался сделать всё возможное от себя, чтобы хоть как-то помочь нашему здравоохранению. Студенты мои часто писали о медицинских проблемах...

С Татьяной Голиковой я никогда не встречался, но вижу, что более слабого министра представить невозможно. Хотя внешне она прекрасна: артистична, привлекательна и вроде даже энергична.

После передачи на «Мегаполисе» я приехал в офис. Занимался курильщиками.

Был руководитель типографии. Приехали две сестры, которым знакомый рассказал обо мне, и очаровательная девушка — просто красотка. Она напропалую кокетничала со мной, заранее предупреждала, что она курить не бросит, что бы я с ней ни делал. Я спросил, зачем же она приехала. «Чтобы с вами познакомиться», — такой был ответ.

И мы с ней поехали в кафе и славно провели время.

Но всё-таки я попытался сделать так, чтобы она бросила курить! Уж не знаю, что получится...

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. Публикую дневник с трёхмесячной задержкой. Девушка, с которой я поужинал в кафе, курить перестала. Об этом она сообщила мне вчера, 10 июля 2011 года.

«Министры — как солнце. Чем они ярче, тем сильнее обжигают». Филипп Честерфилд (1694-1773), политик, дипломат и писатель

458

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: