Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Тихо стоять! Внимания не привлекать!

27 сентября 2005, вторник, день 1234

Вернулся домой около двенадцати ночи. Утро провел на выставке «Софтул».

Мы почти не готовились. О своем стенде не договорились. А зря. Получилось, что мы всем мешали. Приютил нас «МедиаХауз».

Начали делать объявления: «СОЛО на клавиатуре», подходите, спрашивайте, ответим на ваши вопросы… Со мной были Померанцев  П. В., Разетдинов  А. С., Колотеев  Р. В., Воронцов  Р. А., Меньшиков  М. А., Зайцев  К. А., Чейкин  С. А., Ковалевский  Ю. Н., Дудкин  С. С. Это наша команда. Кто-то приходил днем на два-три часа, кто-то мог остаться и до вечера.

Мы работали с увлечением. Нам нравилось рассказывать о «СОЛО на клавиатуре», отвечать на вопросы, демонстрировать программу в действии. Ее покупали. Но, оказывается, мы слишком громко рекламируем себя. Нужно тихо стоять и лишь отвечать на вопросы тех, кто их задаст.

Нельзя!

Не шуметь!

Не привлекать внимания!

Тихо стоять, а то выгонят…

На других стендах можно объявлять в микрофон, устраивать театрализованные действия. А нам нельзя.

Подчинились. Перестали кричать — и, конечно, остались в гордом одиночестве.

Решили пройтись по павильону. И опять выяснилось: мы многим мешаем.

Спустились вниз, вышли из павильона и встали на лестнице. Тут же подлетели охранники: «Пожалуйста, спускайтесь в самый низ — там можете кричать и призывать приобретать ваше «СОЛО на клавиатуре».

Всем мы мешаем. Всех раздражаем. Всех возмущаем.

Настроение от этого, конечно, падало. Я вспоминал, что с такими же трудностями сталкивался в Московском доме книги на Новом Арбате, в книжном магазине на Таганке, на книжной ярмарке на ВДНХ. Я раздражаю других людей. У некоторых даже вызываю ненависть.

Как тут поступать? Злиться, ругаться, отстаивать свои права? Я стараюсь не нервничать, не волноваться и не обращать внимания.

Всех наших сотрудников я тоже попросил умерить эмоции.

— Им можно, а нам нельзя?! Это же несправедливо! — воскликнул Павел Вячеславович Померанцев.

— А жизнь вообще несправедлива, — добавил Роман Владимирович Колотеев.

— Но ведь закон, правила — на нашей стороне! — заявил Алексей Анатольевич Чейкин.

— Вот так всегда: ты хочешь, а тебе мешают. Но вы не расстраивайтесь! — обратился ко мне Юрий Николаевич Ковалевский.

— Да пусть все кричат. А мы все равно будем давать объявления. Они же не полезут в драку, — предложил Азат Лаисович Разетдинов.

— Гады они, гады! Сами не умеют набирать слепым методом и не хотят, чтобы другие этому научились, — подвел итог Дмитрий Юрьевич Митрофанов.

Тем не менее, мы смогли продать около семидесяти дисков. А уж скольким людям рассказали о «СОЛО»… Человек триста узнали от нас об очной школе и самой программе, о том, что мы выдаем сертификат, создаем новые версии…

Многие тепло отзывались. Некоторые подходили и сообщали, что прошли наше «СОЛО» давно и научились набирать слепым десятипальцевым методом. Мы им тут же предлагали продемонстрировать свое умение. Они с охотой соглашались, и мы убеждались в полезности нашего дела.

На выставке я встретил Александра Каталова и Феликса Мучника — известных личностей в российском Интернете и в программистском мире.

Дмитрий Юрьевич Митрофанов познакомился с руководством фирмы, занимающейся защитой программ от копирования. Максим Андреевич Меньшиков договорился о сотрудничестве с главным редактором журнала по «Линуксу».

Хотя и устали мы, и раздражали нас многие (мы терпели), в целом результатами остались довольны.

Уже после выставки я долго беседовал с Дмитрием Юрьевичем Митрофановым. А дома встречался с Иваном Геннадьевичем Мерзловым.

Мы пили с Иваном Геннадьевичем чай и вспоминали события годичной давности…

Я вышел тогда из Колонного зала Дома Союзов, где проходил съезд армян. Вечер, темно, холодно, дождь моросит… Около станции метро «Театральная» обратил внимание на зябнувшего продавца газет.

— Приобретайте «Столичную газету»! Покупайте «Столичную газету»!

Паренек произносил фразы с какой-то безнадежной интонацией, понимая, что никто у него эту газету не купит. В подтексте читалось: «Боже мой, как мне все это надоело — дождь, газета, прохожие, необходимость продавать…» Мимо спешили люди — они даже головы не поворачивали в его сторону, а о том, чтобы остановиться и купить газету, и речи не было.

Мне стало так жалко парня, что я купил у него два экземпляра. А потом прочел маленькую лекцию: как следует продавать, какие слова при этом произносить. Подарил ему коробок спичек с рекламой нашей программы и адресом сайта фирмы «ЭргоСОЛО».

Через две недели парень позвонил нам и пришел в офис. Это и был Иван Геннадьевич Мерзлов.

Оказалось, он играет на скрипке, учится в музыкальном училище, а планирует стать дизайнером. Приехал в Москву из небольшого российского городка. Иван Геннадьевич рассказал, что попробовал продавать газеты иначе, согласно моим советам, — и дела у него сразу пошли.

Мы даже обговаривали с ним возможность его работы в «ЭргоСОЛО». Несколько дней Иван Геннадьевич исполнял у нас обязанности дежурного менеджера.

А сегодня мы проговорили часа два. Он рассказал мне о своей работе в российском филиале фирмы «Майкрософт» (в службе поддержки), о своем житье-бытье в Москве. За год парень вырос, обзавелся связями-контактами. У него оптимистичный взгляд в будущее…

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. Ну почему же я всем мешаю? Как грустно.

«Закон сохранения: если где-то что-то кому-то запрещают, значит, это же где-то кому-то разрешают». Степан Балакин

389

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: