Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Транссексуальность как данность

Трансгендерность, транссексуальность — что это, в чем разница?

Начну сначала. Трансгендерность, транссексуальность — что это, в чем разница?

Трансгендер — человек, биологический пол которого противоположен гендеру, то есть, полу психологическому. Чтобы выяснить, так ли это на самом деле, трансгендер проходит специальную комиссию, выявляющую и его гендер, и отсутствие склонности к психическим заболеваниям. Так что заявления, что, дескать, трансгендеры психически ненормальные — клевета и ложь. Как раз более нормального человека, чем трансгендер со справкой по форме F-0.64, еще поискать. Диагноз — «транссексуальность». Отсюда и различие в терминах, то есть, транссексуал — это трансгендер со справкой. Противопоказаниями для коррекции являются не только нарушения психики вроде шизофрении и МДС, но и гомосексуальность, если она является первопричиной желания сменить пол.

Транссексуалами становятся далеко не все трансгендеры. Есть среди нас категория «нон-оп», противники гормонально-заместительной терапии и операций. Остальные две — «пре-оп», те, кто готовится к коррекции пола, и «пост-оп» — уже прошедшие хотя бы одну операцию. Пост-оп имеет право сменить паспортный пол, взять новое имя и социализироваться, как всегда мечтал. Список операций я приводить не буду, его довольно легко найти в сети.

Трангендеры, в соответствии с биологическим полом, бывают ФтМ (female to male) и МтФ (male to female). МтФ-транссексуалок больше, чем ФтМ, во всяком случае, так считается. Я полагаю, дело в том, что ФтМам проще социализироваться в обществе унисекс.

Существует, помимо трех, скажем так, осознавших себя категорий, еще одна, пожалуй, самая грустная — трансгендер в денайле (denial — отрицание). Эти люди пытаются социализироваться в биологическом поле, создают семьи, заводят детей. Некоторые даже по-своему счастливы. Впрочем, известно немало случаев, когда накапливается критическая масса мучений в чужой шкуре, и семейный трансгендер идет на комиссию. В России наличие детей и брака является препятствием для получения справки, что серьезно усложняет ситуацию. Денайл — вполне естественное для транса явление, любому человеку хочется быть «нормальным», пусть даже ценой отрицания собственной сути. Отношение к трансам известно, и мало кто действительно готов потерять все, чтобы найти себя.

Еще один термин из мира трансгендеров — каминг-аут (coming out), иначе говоря — признание. Сказать всем о принятом решении, о самом факте трансгендерности с риском для текущего социального статуса, отношений в семье, дружбы и много чего еще. У многих трансов после признания вся жизнь летит псу под хвост. Хорошо, если в этот момент рядом оказывается кто-то не зашоренный и желающий близкому человеку счастья. Впрочем, в Москве, к примеру, существует группа поддержки трансгендеров.

Слово, которое часто можно услышать от транса, — переход. Вместо «смены пола» и «коррекции». Переход из весьма плачевного и угнетенного состояния в новую жизнь, можно сказать, своего рода реинкарнация.

Формально транссексуалы принадлежат к так называемому ЛГБТ-сообществу (Лесби, Геи, Бисексуалы, Трансгендеры), но это действительно только формальность. ЛГБ — это ориентация, каковая не имеет отношения к гендерной идентичности. Есть трансы-геи, и одно другому не противоречит. Впрочем, большинству транссексуалов нравится «противоположный пол», то есть, ФтМам — женщины, МтФам — мужчины. Гетеросексуальные, что создает отдельные проблемы. Геи трансов не любят, и часто эта нелюбовь взаимна. Отношения как таковые между геями и трансами, по крайней мере, до операции, почти нереальны, поскольку гей будет воспринимать именно биологический пол, а трансу это причиняет дискомфорт.

Что касается религиозных вопросов ориентации и гендерной идентичности, здесь я хотел бы остановиться отдельно, поскольку многие гребут трансов и геев под одну гребенку, считая извращением и то, и другое. Тем не менее, в Библии довольно четко сказано про гомосексуальность, но ни слова нет о порочности транссексуалов. Жанна Дарк, по некоторым данным, была трансом, и многие другие известные личности.

В исламских странах гомосексуальность наказуема смертью, транссексуалы же получают медицинскую страховку и имеют право пройти цикл коррекции бесплатно.

Отношение к факту транссексуальности, само собой, меняется от страны к стране. В США, к примеру, человеку достаточно получить диагноз, чтобы поменять паспортный пол. В Бразилии диагноз F-0.64 включен в медстрахование. В Тайланде трансгендерность считается нечастым, но нормальным явлением, там условия для перехода почти идеальные. В Великобритании даже полная коррекция не дает человеку права поменять документы, что сильно усложняет жизнь семейным парам. В России на волне гомофобии трансам тоже приходится нелегко: помимо стоимости операций, анализов и гормонов, есть еще и серьезное ущемление в правах.

Не стану говорить, что трансы — тоже люди, такие же, как все остальные. Это не так. Трансгендеры вынуждены жить под постоянным давлением. Косые взгляды, странные вопросы, агрессия со стороны непросвещенных жертв зомбоящика, «вы не люди», «лечитесь» и прочие радости жизни нередко приводят к самоубийствам, или ответной агрессии, или полной утрате способности к социализации, или к серьезным психическим заболеваниям, связанным, увы, не с «извращением», а с отношением «нормальных» людей. В таких условиях быть, как все остальные, физически невозможно. Выжившие и вставшие на ноги трансгендеры чаще всего отличаются пониманием чужих проблем и не учат никого жить, не пытаются лезть к другим людям под одеяло, не встревают в конфликты и крепко держатся за то, что имеют, будь то друзья, работа или досуг.

Можно ли вылечить транссексуальность? Медики утверждают, что единственный способ лечения — гормонально-заместительная терапия и цикл операций. Впрочем, было время, когда вместе с гомосексуальностью трансгендерность лечили электрошоком и галоперидолом. Результат, в общем, прогнозируемый: овощ, которому ничего уже не нужно. Формально считается излеченным от нездоровых фантазий. Беда в том, что, как и склонность к гомосексуальности, трансгендерность — врожденное состояние. Оно не зависит ни от воспитания, ни от окружения, оно не формируется, это данность, небольшое изменение в развитии мозга в ту или иную сторону. В конце концов, вариантов набора хромосом всего два, и не всем везет в этой «лотерее». Если внимательно посмотреть на цикл развития плода, то можно увидеть, что до трех месяцев он имеет двойной набор гениталий, один биологический пол не заложен в нем изначально и может быть любым. Дальше эмбрион развивается так, как хочется мамочке. Влияние матери на развитие плода часто недооценивают, а ведь большая часть личности и внешности закладывается еще в период вынашивания ребенка. Так что, если мамочка страстно жаждала сыночка и категорически отрицала возможность рождения у нее дочери, не исключено, что потенциальная девочка, в конце концов, обзаведется мальчиковым набором гениталий и будет очень несчастным ребенком.

Ребенок-трансгендер практически обречен постоянно задаваться вопросом «что со мной не так?» Пока он недостаточно знает об окружающем мире и чувствует себя собой, все не так страшно, но наступает пубертат, тело меняется, и жизнь транса превращается в ад. Какая грудь — у мужчины? Зачем женщине стояк? Паника, растерянность. Половое воспитание у нас не в чести, что уж говорить о таких тонких вопросах, как ориентация и гендерная идентичность. Я часто вижу заявления мамочек в духе «я не хочу, чтобы мой ребенок знал об этом!» Но незнание не отменяет проблемы, если она уже есть. Только усугубляет. На мой взгляд, дать ребенку информацию вовсе не значит толкнуть его на неправильный путь. Ничего плохого нет в понимании того, что происходит с ним самим или, может, с его другом. Конечно, родители всегда уверены в том, что уж с их-то ребенком такого не случится, что они правильно его воспитают, в духе семейных ценностей. Но, увы, воспитание тут действительно не играет роли, а нежелание взрослых признавать, что их ребенок может отличаться от большинства, ему никак не поможет. В будущем, скорее всего, его отношения будут разваливаться, как карточный домик, и жизнь будет не в радость просто потому, что родители приняли такое решение. Так что, возможно, и лучше было бы, чтобы дети знали, что так бывает, знали, что с этим делать и как к этому относиться, чем мучились в неведении. Если же ребенок не имеет отклонений, даже подробное изучение вопросов пола, ориентации и гендерной идентичности не заставит его стать геем или трансом. Это как ДЦП: с рождения либо есть, либо нет, и остается только научиться жить с этим или — соседствовать. Невежество ведет к агрессии, это известный факт.

Истории трансов в основе своей похожи. В детстве считал себя мальчиком/девочкой, любил соответствующие игры и виды активности, потом пошло развитие, стало плохо, никто не понимает, покончил с собой/живу как есть, но мучаюсь/нашел информацию о переходе. Сам я прошел через денайл, пытаясь заслужить любовь родителей, которым не был нужен. Мои отношения с мужчинами начинались отлично — с дружбы, с моего жгучего к ним интереса, с бессознательных попыток подражать, а заканчивались, когда там же, на подсознании, мы понимали, что нас ожидает тяжелая борьба за место альфа-самца. Вариант «мальчикодевочки», инфантильного юноши в поисках «сильного женского плеча» меня тоже разочаровал. Незрелые личности в принципе раздражают, особенно когда не хотят «дозревать». Я помогал им повзрослеть, и мы расставались, поскольку вновь вставал вопрос — кто в доме мужик? Интересоваться вопросами коррекции пола я начал сразу, как у меня появился интернет. В далеком 2000 году этой информации было немного, и она пугала. Жизнь на гормонах, отказ печени и почек, жизнь после ГЗТ — лет семь, если повезет, а потом ты инвалид. Сейчас уровень очистки гормонов получше, да и два года мытарств по стационарам и ПНД заменили специализированным центром, в котором даже есть форма справки, не вызывающая вопросов в паспортном столе. Между тем, Минздрав так и не выпустил однозначную форму диагноза F-0.64, и большинству ребят приходится менять документы через суд. Коррекция — недешевое удовольствие, но хоть какая-то надежда и свет в конце тоннеля.

Транссексуальность с переменным успехом считается болезнью. Нарушение гендерной идентичности. Сами трансы выступают за депатологизацию транссексуальности, что мне лично кажется неверным вариантом: лучше бы ее включили в медицинскую страховку. Пусть патология, я не против считаться больным, просто — не психически. Дайте мне инвалидность, в конце концов, но перестаньте коситься и считать извращенцем, я не виноват в том, что я такой, я пытался таким не быть, и это мучительно больно и страшно. Десять лет депрессии, между прочим, пока я уже не смирился и не признался себе: да, я никакая не девочка (плюс год на антидепрессантах, и жизнь уже не такая ужасная, когда просто принимаешь себя).

Я часто сравниваю транссексуальность с ДЦП. Возможно, кто-то скажет, что здоровый человек, у которого тело работает нормально, не имеет права проводить такие аналогии, но трансгендер все равно чувствует себя калекой, запертый в теле, которое не дает ему возможности быть собой и полноценно жить. Для психики — никакой разницы. Возможно, трансам в чем-то даже хуже, потому что видимая уязвимость воспринимается куда более благосклонно, чем незаметное глазу нарушение в мозге. Но люди, увы, скоры на суд и расправу.

870

Комментарии

Виктор Петрович 13/12/15 20:23
Спасибо Вам за статью, автор. Все подробно и ясно написано, я теперь понимаю, что таких людей как и я - немало, я сам трансгендер.
Олбогмек Калибекович Баймукашев 05/11/15 01:17
Всё бы ничего, вот только с психиатрическим освидетельствованием не всё так однозначно. Ну то есть если провести одного и того же индивидуума по разным клиникам, скажем, сначала предъявить его в институт Сербского, а потом куда-нибудь в Питерское учреждение этого же профиля, то если в первом случае признают шизофрению, то во-втором — скажут, что это вполне себе вариант нормы.
То есть разные школы психиатрии — диаметрально противоположные диагнозы, а "испытуемый" один и тот же. Но об этом (как и о многом другом), естественно, как всегда умалчивается.
Ядрен Батон 04/11/15 23:09
ВАУ Какой запутанный клубок Интересно Познавательно
Автор 23/10/15 01:36
Олег Владимирович, пожалуйста. Путаница на самом деле довольно обидна, так что Вам тоже спасибо)

Натан, официальная комиссия, насколько мне известно, на данный момент существует только в Москве. Раньше была в Питере, но ее энтузиасты с ПГМ закрыли, раздув скандал. Статистики мы по понятным причинам избегаем, ибо, как сказал психиатр, занимающийся Темой, чем меньше государство знает, тем лучше. От города к городу варьируются и процедуры, и цены на них, можно где-то получить разрешение на терапию, где-то сделать операцию. Многие москвичи, к примеру, едут оперироваться в Тулу, там дешевле. В принципе, даже сейчас ничего невозможного нет, были бы, как водится, деньги.
Я тут читал подобную статью, написанную лесби, и вот там путаница та еще... Куча непроверенных данных)))

Геннадий Михайлович, а зачем тогда Вы вообще это читали, да еще и так невнимательно? Или - не прочитали вовсе, и просто захотели высказаться? Напишите тоже статью, может, ее тоже опубликуют. А я прочитаю и скажу, что думаю. В начале данной статьи про "крышу" написано довольно ясно и даже по-русски.
Геннадий Михайлович Ярчак 20/10/15 18:57
"Если хотите сменить пол - для начала почините крышу". Разглагольствования на сайте по поводу сексуальных извращений - пожалуй, одна из очень немногих тем, про которые даже читать противно.
Натан Егорский 20/10/15 17:45
А что по поводу этих комиссий? Насколько это реалистично? Есть какая-нибудь статистика?
Статья, в самом деле, толковая. Думаю, только подобный детальный разбор вопроса может рассеять туман терминов! Сам, признаться, путался в точной расшифровке аббревиатуры ЛГБТ.
Олег Владимирович 20/10/15 17:09
Спасибо большое, что внесли ясность. Я, кажется, теперь не буду путать. Пишите ещё!!

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: