Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Трень-трень, дрень-дрень!

26 апреля 2011 года, вторник, день 3241

В четыре утра ровно мы приехали в город Котка. Павел Вячеславович заранее заказал гостиницу под названием «Трасса 66».

Когда мы подъехали к гостинице, открыли двери, вошли, я обомлел. За стойкой администратора на ресепшне никого не было. Полная тишина кругом — делай что хочешь.

Я робко покричал: «Кто-нибудь есть?». Тишина... Нажал на звоночек. Стучишь по нему, и он издаёт звуки. Трень-трень, дрень-дрень.

Появился парень — как потом выяснилось, зовут его Антон Бастрыкин. Он посмотрел, заказывали мы номера или нет, убедился, что заказывали. И сразу спросил нас:

— Какие у вас будут вопросы?

— Есть ли у вас гей-клубы?

— Гей-клубы? Нет, такого у нас нет, хотя геи наверняка есть...

А потом посмотрел на нас и уточнил:

— Вы будете брать один номер на двоих? Почему-то здесь заказ на два номера...

— Нет-нет, — сказал я, — нам нужно два номера.

Вспоминал, как мы пересекли границу...

Всё так буднично. Пограничник Юлия Владимировна, чуть пококетничав со мной, поставила штампик и пожелала счастливого пути. Таможенник Александр Николаевич попросил открыть багажник, но даже не взглянул в него. Все были вежливы, предупредительны.

Меня, правда, поразила пятикилометровая очередь дальнобойщиков — у тех есть сложности.

В Котке — уже днём, когда мы проснулись, — я купил крем для бритья. Затем мы зашли в одну из школ, где поговорили о нашей программе и оставили несколько дисков (в этой школе учат русский язык).

Нас предупредили, что воду можно пить из-под крана совершенно спокойно — она чистая.

Мы часов пять поспали, а потом прогулялись по городу, пообедали — и отправились в Хельсинки.

Впервые за границей П.В. Померанцев доверил мне вести машину.

В Хельсинки приехали около восьми вечера. Остановились в гостинице «Рантапуйсто». Как в Котке, так и в Хельсинки меня поразило отношение персонала к гостям. Полное доверие. Никакой сдачи номеров и пересчёта простыней, стаканов, ложек, вилок и остатков туалетной бумаги. Свободные вход и выход, приводи кого хочешь. Полная тишина — такое ощущение, что в гостиницах никто не живёт, хотя на самом деле они заполнены почти на три четверти, как выяснилось.

В первый же день в Хельсинки мы сходили в гей-клуб, и я поговорил с тремя или четырьмя его завсегдатаями. Ничего нового не узнал. В их клубах чуть просторнее, чем в наших, поспокойнее и, как бы это сказать точнее, повоспитаннее, что ли.

Зачем я поехал за границу?

Во-первых, планирую посмотреть, как живут в других странах, — всё-таки интересно. На одном земном шаре мы, на одном... Во-вторых, набрать материала для книги «Я+Я». И в-третьих, что, пожалуй, самое главное — подумать, как продвинуть «СОЛО на клавиатуре» и наш сайт www.nabiraem.ru за рубежом.

Из гей-клуба мы заехали на вокзал. Я походил по пустынным помещениям вокзала и вспоминал Цвейга и его повесть «Смятение чувств».

Ко мне приставали проститутки. Я поговорил с одним странным бомжем, с трудом понимающим английский (естественно, говорил, прибегая к помощи Павла Вячеславовича Померанцева). Посмотрел, как оперативно работает полиция на вокзале. Вот два человека сцепились — ровно через одну минуту десять секунд рядом оказались шестеро полицейских. Всюду на вокзале камеры, и полицейским обходить владения практически не надо.

За первый день для продвижения «СОЛО на клавиатуре» мы не сделали ничего. Но что ж — как говорится, ещё не вечер...

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. Когда мы завтракали, познакомился с девушкой Леной, переводчицей. Она из России. Отучил её от курения.

«Изучай всё не из тщеславия, а ради практической пользы». Георг Кристоф Лихтенберг (1742-1799), немецкий писатель, публицист и учёный)

490

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: