Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Тяжелый день

5 июля 2003, суббота, день 419

Утром за мной заехал Сергей Владимирович Шахиджанян — я к сыну при всех всегда обращаюсь на «вы», и он ко мне тоже, — и мы поехали в Переделкино на похороны Юрия Петровича Щекочихина.

Я уже писал о своем знакомстве с этим замечательным журналистом — с ним мы были на «ты», одно время очень часто встречались.

На кладбище собралось много народа. Все подходили друг к другу, здоровались, обменивались репликами — горе объединяет людей.

Михаил Горбачев, Григорий Явлинский, Виталий Игнатенко, Инна Руденко, Павел Гутионов, коллектив редакции «Новая газета» — я со всеми перекинулся парой слов. А вот с Алексеем Кирилловичем Симоновым, председателем Фонда защиты гласности, мы разговорились. А потом вместе поехали в Дом журналистов на поминки — мой сын за рулем, мы с Алексеем Кирилловичем на заднем сиденье.

В Доме журналистов выступали депутаты, друзья, коллеги, руководил всем Юрий Рост, близкий друг Щекочихина. Атмосфера была тягостная.

Через полчаса после начала поминок я уехал.

Вернулся домой, конечно, в плохом настроении. И узнал: упал почтовый сервер, мы не получаем анкеты. Долго не мог найти Валерия Михайловича Акчурина.

Получил почту, пришло письмо от некой Елены Владимировны: программа ей не нравится, программа ужасная, скверная, противная, гадкая, мерзкая… И в конце письма: «Зачем я платила за вашу программу деньги?»

Тут же написал ответ Елене Владимировне: «Нет проблем, деньги вернем. Клиент всегда прав». Вообще я слово «клиент» не люблю, в офисе мы всех называем солистами или учениками, но в данной ситуации Елена Владимировна — это клиент.

Я уже много раз писал о том, что «СОЛО» вызывает негативную реакцию у одного процента обучающихся. У одного процента. Это мало. Это нормально. Это закономерно.

Интересно ли мне читать отрицательные отзывы? Конечно. Нет-нет, да и промелькнет в них что-то полезное. В письме Елены Владимировны ничего полезного не нашел — общие слова.

Вспомнилась фраза Ивана Бунина: «Я не червонец, чтобы всем нравиться».

Нормальное соотношение — когда твоя программа (книга, статья, передача…) не устраивает 10-15 процентов. Но это тоже еще ни о чем не говорит. Скажем, фильмы Андрея Тарковского не понимают и не воспринимают 90 процентов зрителей. Тем не менее великие же фильмы. Возможно и другое соотношение — тебя понимает только один человек. Со временем число понимающих может увеличиться — так было с Ван Гогом, с произведениями Пруста. Но если говорить об обучающих программах, то, конечно, один-два процента понимающих тебя — это мало.

Ответил на сорок писем. А потом взялся доделывать книжку для «Нового диска». «Новый диск» решил выпустить «СОЛО на клавиатуре» в упаковке для DVD. Кроме самой программы, там будет книжечка.

Вечером узнал о взрыве в Тушино. Настроение упало окончательно. Как жить, как работать, когда человеческая жизнь столь уязвима, когда одни люди не могут договориться с другими людьми? Война, месть, противостояние. На этом фоне как-то по-другому думаешь о «СОЛО на клавиатуре». Нет ничего ценнее, пусть и звучит это банально, человеческой жизни.

Время от времени я получаю письма: мол, много текста в вашей программе, никому не нужны эти рассуждения о времени, о призвании, об отношениях между людьми.

Нет, нужны! Еще как нужны. Процесс обучения — это всегда и процесс воспитания. Процесс воспитания не может идти занудно. Я думаю, через некоторое время появятся компьютерные обучающие фильмы с анимацией, звуком, гиперссылками. Талантливые режиссеры будут создавать их по специальным сценариям. В кино подобное невозможно. Никто не пойдет смотреть такие фильмы (обучаться) в кинотеатры. Можно, конечно, отдать один телеканал обучающим программам, и в свое время на нашем телевидении был образовательный канал. Но это дорого. А компьютерные обучающие произведения — это вполне реально. Сейчас мы делаем только робкие шаги в этом направлении, выпуская различные курсы, справочники, словари. А пройдет года два-три, и это будут не сухие курсы, а действительно обучающие компьютерные произведения.

Проходя тот или иной курс, человек как бы остается один на один с компьютером, взаимодействует с ним, учит сам себя. Нет той отстраненности, что возникает при просмотре телепередач. Потому в «СОЛО на клавиатуре» много текста, а в девятой версии будет еще больше видеороликов, звука, анимации.

Да, я заложник «СОЛО». Но, может быть, это закономерный итог того, что я делал в жизни?

Педагог, журналист, психолог, режиссер, лектор — я всем этим занимался. И «СОЛО на клавиатуре» — сплав педагогики, журналистики, психологии с использованием компьютерных технологий. Надеюсь, кто-то, пройдя наш курс, станет чуть-чуть добрее, мягче, спокойнее, подумает о своем призвании и о том, как и на что тратить свое время.

В «СОЛО» есть одно упражнение (трудное, тяжелое, его приходится повторять много раз), оно многих раздражает, вызывает нарекания. В этом упражнении надо набирать слова о вреде курения. А вот Юрий Петрович Щекочихин, если бы не курил, может быть, и пожил бы дольше.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. Ах, Михаил Сергеевич, Михаил Сергеевич — я о Горбачеве. Семь лет назад, когда я встречался с ним, то говорил о том, что нужно всячески повышать компьютерную грамотность. Он вроде меня слушал, но не услышал. Жаль! Об этом я невольно вспомнил сегодня, когда говорил с ним на такие темы, как жизнь и смерть.

«Начинаешь курить, чтобы доказать, что ты мужчина. Потом пытаешься бросить курить, чтобы доказать, что ты мужчина». Жорж Сименон

339

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: