Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Тяжелый день

5 июля 2003, суббота, день 419

Утром за мной заехал Сергей Владимирович Шахиджанян — я к сыну при всех всегда обращаюсь на «вы», и он ко мне тоже, — и мы поехали в Переделкино на похороны Юрия Петровича Щекочихина.

Я уже писал о своем знакомстве с этим замечательным журналистом — с ним мы были на «ты», одно время очень часто встречались.

На кладбище собралось много народа. Все подходили друг к другу, здоровались, обменивались репликами — горе объединяет людей.

Михаил Горбачев, Григорий Явлинский, Виталий Игнатенко, Инна Руденко, Павел Гутионов, коллектив редакции «Новая газета» — я со всеми перекинулся парой слов. А вот с Алексеем Кирилловичем Симоновым, председателем Фонда защиты гласности, мы разговорились. А потом вместе поехали в Дом журналистов на поминки — мой сын за рулем, мы с Алексеем Кирилловичем на заднем сиденье.

В Доме журналистов выступали депутаты, друзья, коллеги, руководил всем Юрий Рост, близкий друг Щекочихина. Атмосфера была тягостная.

Через полчаса после начала поминок я уехал.

Вернулся домой, конечно, в плохом настроении. И узнал: упал почтовый сервер, мы не получаем анкеты. Долго не мог найти Валерия Михайловича Акчурина.

Получил почту, пришло письмо от некой Елены Владимировны: программа ей не нравится, программа ужасная, скверная, противная, гадкая, мерзкая… И в конце письма: «Зачем я платила за вашу программу деньги?»

Тут же написал ответ Елене Владимировне: «Нет проблем, деньги вернем. Клиент всегда прав». Вообще я слово «клиент» не люблю, в офисе мы всех называем солистами или учениками, но в данной ситуации Елена Владимировна — это клиент.

Я уже много раз писал о том, что «СОЛО» вызывает негативную реакцию у одного процента обучающихся. У одного процента. Это мало. Это нормально. Это закономерно.

Интересно ли мне читать отрицательные отзывы? Конечно. Нет-нет, да и промелькнет в них что-то полезное. В письме Елены Владимировны ничего полезного не нашел — общие слова.

Вспомнилась фраза Ивана Бунина: «Я не червонец, чтобы всем нравиться».

Нормальное соотношение — когда твоя программа (книга, статья, передача…) не устраивает 10-15 процентов. Но это тоже еще ни о чем не говорит. Скажем, фильмы Андрея Тарковского не понимают и не воспринимают 90 процентов зрителей. Тем не менее великие же фильмы. Возможно и другое соотношение — тебя понимает только один человек. Со временем число понимающих может увеличиться — так было с Ван Гогом, с произведениями Пруста. Но если говорить об обучающих программах, то, конечно, один-два процента понимающих тебя — это мало.

Ответил на сорок писем. А потом взялся доделывать книжку для «Нового диска». «Новый диск» решил выпустить «СОЛО на клавиатуре» в упаковке для DVD. Кроме самой программы, там будет книжечка.

Вечером узнал о взрыве в Тушино. Настроение упало окончательно. Как жить, как работать, когда человеческая жизнь столь уязвима, когда одни люди не могут договориться с другими людьми? Война, месть, противостояние. На этом фоне как-то по-другому думаешь о «СОЛО на клавиатуре». Нет ничего ценнее, пусть и звучит это банально, человеческой жизни.

Время от времени я получаю письма: мол, много текста в вашей программе, никому не нужны эти рассуждения о времени, о призвании, об отношениях между людьми.

Нет, нужны! Еще как нужны. Процесс обучения — это всегда и процесс воспитания. Процесс воспитания не может идти занудно. Я думаю, через некоторое время появятся компьютерные обучающие фильмы с анимацией, звуком, гиперссылками. Талантливые режиссеры будут создавать их по специальным сценариям. В кино подобное невозможно. Никто не пойдет смотреть такие фильмы (обучаться) в кинотеатры. Можно, конечно, отдать один телеканал обучающим программам, и в свое время на нашем телевидении был образовательный канал. Но это дорого. А компьютерные обучающие произведения — это вполне реально. Сейчас мы делаем только робкие шаги в этом направлении, выпуская различные курсы, справочники, словари. А пройдет года два-три, и это будут не сухие курсы, а действительно обучающие компьютерные произведения.

Проходя тот или иной курс, человек как бы остается один на один с компьютером, взаимодействует с ним, учит сам себя. Нет той отстраненности, что возникает при просмотре телепередач. Потому в «СОЛО на клавиатуре» много текста, а в девятой версии будет еще больше видеороликов, звука, анимации.

Да, я заложник «СОЛО». Но, может быть, это закономерный итог того, что я делал в жизни?

Педагог, журналист, психолог, режиссер, лектор — я всем этим занимался. И «СОЛО на клавиатуре» — сплав педагогики, журналистики, психологии с использованием компьютерных технологий. Надеюсь, кто-то, пройдя наш курс, станет чуть-чуть добрее, мягче, спокойнее, подумает о своем призвании и о том, как и на что тратить свое время.

В «СОЛО» есть одно упражнение (трудное, тяжелое, его приходится повторять много раз), оно многих раздражает, вызывает нарекания. В этом упражнении надо набирать слова о вреде курения. А вот Юрий Петрович Щекочихин, если бы не курил, может быть, и пожил бы дольше.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. Ах, Михаил Сергеевич, Михаил Сергеевич — я о Горбачеве. Семь лет назад, когда я встречался с ним, то говорил о том, что нужно всячески повышать компьютерную грамотность. Он вроде меня слушал, но не услышал. Жаль! Об этом я невольно вспомнил сегодня, когда говорил с ним на такие темы, как жизнь и смерть.

«Начинаешь курить, чтобы доказать, что ты мужчина. Потом пытаешься бросить курить, чтобы доказать, что ты мужчина». Жорж Сименон

351

Комментарии

Пока никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: