Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

У каждого своя лампочка

14 июля 2004, среда, день 794

Среда. Я на фирму не поехал. Надо всем сотрудникам доставить маленькую радость — поработать без меня. Если ежедневно и ежечасно делать замечания, то коллеги к этому привыкнут и перестанут обращать на них внимания. Во всем нужна мера.

С утра я принимал комиссию из домоуправления. Комиссия осматривала мою стиральную машину, потолок, пол, стены и фиксировала следы потопа.

Председатель комиссии, довольно дородная тетечка, механическим голосом сообщала (чувствовалось, что произносимый текст она знает наизусть и проговаривает его, наверное, несколько раз на день):

— Итак, более месяца назад произошло затопление из-за неисправности подводки стиральной машины. Затопление произошло на две квартиры, находящиеся ниже вас. Вода просачивалась между карнизами, шла по бетонным плитам, в результате чего в двух квартирах, которые находятся ниже вас, образовались разводы на этаже и вышла из строя электропроводка, как верхняя, так и нижняя. Судя по заявлению гражданки, проживающей через один этаж от вас, вы ей компенсировали причиненные убытки и моральный ущерб. Судя по заявлению соседей, чем потолок соединен с вашим полом, поясню, ваш пол является их потолком, затопление в этой квартире было намного значительнее, чем затопление в квартире через одну. Надеюсь, вы меня поняли.

Тетка говорила в таком плане еще полчаса. Старший мастер внимательно ее слушал. Представительница общественности, так представилась вторая тетка, что-то записывала.

— Вы согласны с нашим заключением?

Что я мог сказать? Все вроде правильно.

Сорок пять минут ушло в никуда.

Мне позвонил приятель Андрея Ласкина, который в свое время помогал с записью звука для диска, и предложил вернуться к нашему разговору о выпуске диска с голосом Ю. В. Никулина. Странно, что этот человек меня вспомнил. Разговор проходил три года назад. И тогда, показывая свои пленки, я сказал, что у меня есть рассказ Никулина о себе (на 62 часа). Все это можно соединить с фотографиями, которых у меня много, и сделать интересный диск.

Потом начал звонить я. Связался с Москомимуществом и рассказал о помещении на Пушкинской площади. Там в одном из переулков есть здание, где освободились пять хороших комнат, из которых недавно уехала фирма. (Уехала? Их оттуда выселили, они не платили несколько лет.) Я спросил, нельзя ли это помещение нам передать. Около часа сотрудница искала по базам данные об этом помещении и наконец нашла.

— Увы, — сказала она, — переехать вам туда нереально. Это помещение уже отдают другой фирме. От них есть заявка.

Интересно, кто же нас опередил? Ведь прежние хозяева только вчера оттуда уехали. Впрочем, это не мое дело. Нельзя, так нельзя.

Потом у меня состоялся долгий разговор с нашим возможным соседом. Суть проста. Несколько лет назад Москомимущество в месте с одной фирмой построило подземный гараж на 60 машиномест. Верхние два этажа отвели под офисы. Часть помещений принадлежит Москомимуществу, а часть фирме, которая и заказала это строительство. Помещение вроде хорошее, но долю Москомимущества вот уже три года так никто и не использовал. Сейчас это помещение решили передать мне. Естественно, хозяин, владелец, против. Аргументы просты. Здесь все едино — электроэнергия, водопровод, канализация, разделить это трудно, и он, владелец, не собирается предоставлять нам эти услуги. Говорит, проводите все это еще раз и, пожалуйста, въезжайте.

Я сразу вспомнил коммуналки времен своего детства, когда в в туалете каждой квартиры было установлено по 5-6 лампочек (по числу комнат и хозяев), столько же лампочек в коридорах, на кухне, в ванной. Раньше постоянно возникали ссоры: электричество невозможно было по справедливости разложить на всех соседей, вот и выясняли каждый раз, кто больше тратит света. Потом каждый провел собственную лампочку, включатель от которой находился в комнате. Также у каждого был свой звонок на двери. Государство в связи с этим теряло огромные деньги — ведь на кухне, в туалете и ванной могли быть зажжены одновременно все пять лампочки, ибо каждый сосед ревниво следил, чтобы никто его лампочкой не пользовался.

Абсурд? Нет реальность. И к этой реальности, которая выглядит абсурдом, меня склоняют сегодня. Скорее всего, я откажусь от этого помещения. Не хочу ни с кем ссориться. Не хочу!

В четыре дня я вышел на балкон. Тихо, спокойно. Чуть душно. Имею ли я право просто погулять? Имею. Позвонил Софье Владимировне Костюк, и мы пошли с ней гулять по Сокольникам. Отдыхали мы так около двух часов — обсуждали техническое задание к девятой версии, как лучше сделать версию на итальянском языке, как придумать тексты для раскладки «дворак», что необходимо предпринять, чтобы нас больше людей скачивали за рубежом.

Одновременно мы решили провести небольшой социологический опрос. Обратились к 20 гуляющим в парке с такими вопросами: есть ли у них компьютер, есть ли у них выход в Интернет и знают ли они программу «СОЛО». Из 20 опрошенных нами человек 12 «СОЛО» знали. 10 человек из этих двенадцати, не просто знали — они занимались по нашей программе. Казалось бы, надо радоваться. А я огорчился — все они занимались по пиратским версиям.

Такая мы страна. Пишем и говорим: надо развивать информационные технологии, поднимать компьютерную грамотность, создавать интересные программы, обучать людей. А сами ничего не делаем для того, чтобы закрыть пиратский рынок. Потому что он выгоден. Он приносит многомиллионные прибыли в долларах. Деньги крутятся, налоги с этих денег не платятся, и все довольны — те, кто производит пиратский софт, те, кто его продает, те, кто его приобретает и им пользуется. А авторы? А те, кто создают эти программы? А они пусть страдают, переживают, нервничают, терпят финансовый крах, закрывают свои фирмы. Что здесь обиднее всего? Слепота. Нарочитая слепота. Все вокруг делают вид, что этого нет. То есть не видят, не хотят видеть.

Я планирую встретиться с фирмой «Щит и меч», поговорить на эту тему с В. В. Прониным, возглавляющим столичную милицию, написать письма в самые высокие инстанции. Я уверен, если бы мы хотели побороть это явление, то давно бы его побороли. Мы, я говорю о государстве, о соответствующих министерствах и ведомствах.

Вечером получил письмо от Аллы Аркадьевны Азарх, а потом поговорил с ней по телефону, и настроение поднялось.

Смотрел анкеты — все больше и больше интеллигентных людей нас скачивает. Будут ли они платить? Да, теперь компьютер стал доступен учителю, врачу, журналисту, писателю, ученому, режиссеру. А когда мы начинали работать с Александром Владимировичем Лимоновым, то больше всего нас брали системные администраторы, веб-мастера, программисты, менеджеры. То есть те, для кого компьютер — это профессия. Первое время, даже еще два года назад, мужчины скачивали «СОЛО» в четыре раза чаще, чем женщины, а сегодня эта пропорция 50 на 50.

Вечером довольно долго беседовал с Владимиром Николаевичем Сафроновым. Когда-то мы часто встречались, а сейчас все больше по телефону или аське общаемся. В свое время у меня были планы привлечь Владимира Николаевича в качестве консультанта на нашу фирму — он человек умный, рассудительный и энергичный. Мог бы сделать много полезного.

— Владимир Владимирович, — сказал мне Владимир Николаевич, — я бы с удовольствием помог вам, но деньги, которые вы предлагаете, даже не смешные. Поэтому если у меня возникнут идеи, я ими с вами поделюсь просто так, бесплатно.

Звонил в Ленинград, Алексею Викторовичу Андрееву, напомнил ему о нашей просьбе — посмотреть еще раз сайт, внести некоторые изменения и сделать нам макет нашего сертификата для типографии. Экзамен-онлайн действует.

А еще говорил с Сергеем Саидовичем Алимбековым из МТУ-Интел. Они готовы закупить у нас сетевую версию на 100 копий. Радостное известие.

Вот так и прошел день.

Итоги? А не плохие! У нас возьмут 100 копий корпоративной версии. Какие-то шаги сделаны для решения проблемы с помещением для фирмы. Поставлены точки над «и» по затоплению. Хорошо пообщался с Софьей Владимировной Костюк и принял решение бороться с пиратами. Ответил на 100 анкет и 40 писем. Нормально. Днем доволен.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S.

Звонил мне сегодня Вадим Владимирович Карп. Он спросил, удобно ли мне с ним говорить. Я сказал: удобно. А потом Вадим Владимирович вдруг резко разговор оборвал — кто-то пришел к нему и ему стало неудобно говорить. Нужно поговорить с Вадимом Владимировичем на тему «этика телефонного разговора».

«Телефонный разговор находится на полпути между искусством и жизнью. Это разговор не с человеком, а с образом, который складывается у тебя, когда ты его слушаешь». Андре Моруа

407

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: