Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

«У меня особая история с вашей красивой страной»

Почему лучший биатлонист мира любит Россию

Эра Уле-Эйнара Бьёрндалена прошла. Сейчас в биатлоне на первых ролях Мартен Фуркад - человек с нетривиальной спортивной судьбой

Филипп Конюхов, редактор 1001.ru

2016 год получился таким мрачным, что мог добить вашу веру и в человечество, и в спорт. Допинг в России, тренеры-педофилы в Англии, быдло-фанаты на Евро во Франции, авиакатастрофа в Бразилии – людям явно нужны новые доказательства того, что спорт – это по-прежнему круто и весело. Sports.ru продолжает новогодний сериал, в котором наши лучшие авторы рассказывают о героях, за которых не стыдно. 

Алексей Авдохин – о Мартене Фуркаде, главном зимнем герое 2016-го.

Шестой сезон подряд Мартен Фуркад – лучший биатлонист мира.

Никто и никогда в истории мужского биатлона не имел такого превосходства над всеми.

Ему только 28 лет – из топ-10 Кубка мира моложе только младший Бо и Максим Цветков (Симон Шемп, конечно, тоже, но два месяца разницы не в счет).

Все еще рядом бегает 42-летний Уле Эйнар – единственный биатлонист, догнать которого Мартен пока не успел.

Вот с каким портфолио Фуркад сейчас только второй биатлонист в истории:

– 5 Больших хрустальных Глобусов (у Бьорндалена – 6)

– 9 личных золотых медалей на чемпионатах мира (у Бьорндалена – 11)

– 56 побед в личных гонках Кубка мира (у Бьорндалена – 95!)

– 101 подиум в Кубке мира (у Бьорндалена – 178)

«У меня нет цели побить рекорд Бьорндалена. Не хочу зацикливаться на этом. Я не знаю, как сложится моя карьера после Олимпиады в Пхенчхане. Даже если я выиграю все гонки до этих Игр, все равно не догоню Бьорндалена. А вот что будет после Пхенчхана – посмотрим», – возможно, некоторые рекорды норвежца падут уже в этом сезоне, но хватит ли Фуркаду времени и терпения на все?

Три Фуркада

Мартен рос средним сыном в семье бывшего регбиста Марселя и логопеда Жизель – родители с ранних лет приучали детей к спорту. Старший – Симон занимался хоккеем, сноубордом и дзюдо, а потом перебрался в лыжи, благо семья жила неподалеку от шикарного зимнего курорта Фон-Роме. Мартен и Брис тоже пробовали хоккей, плавание, горные лыжи, а затем записались в секцию гладких лыж и биатлона.

Поначалу у всех Фуркадов получалось не очень. Но со временем Симон и Мартен выбились на региональный уровень, а потом попали в сборную, которая тогда не считалась топ-командой. Брис, всегда тяготевший к экстриму, выбрал другую профессию – горнолыжный инструктор.

Ранние обиды от Шипулина

По юниорам, несмотря на очевидный талант, Мартен не выиграл ни одной громкой награды. На юношеском первенстве-2007 француз не справлялся со скоростью Тарьея Бо, Доминика Ландертингера и Талгата Голяшова, а его лучшим результатом стало 5-е место в индивидуалке.

Через год на юниорском чемпионат солировал Антон Шипулин, собравший три золота и серебро в индивидуальной гонке. Фуркад тогда мучился со стрельбой (его общая статистика за турнир не дотянула до 80%) и ни разу не поднялся выше 8-го места.

Тренер-друг и разлука

Как раз тогда – в юниорах – Мартен столкнулся с молодым (ему тогда не было и тридцати) тренером по стрельбе Зигфридом Мазе. Это потом один из них станет лучшим биатлонистом, а второй, возможно, лучшим настройщиком стрельбы в мире. А десять лет назад оба – и Мазе, и Фуркад – считались лишь перспективными в своем деле. И не авансом больше.

Фуркад дебютировал в Кубке мира весной 2008-го – с 61-го места в 19,5 лет. Следующие восемь сезонов они прошагали вместе с Мазе. Точность стрельбы Мартена (до того крутившаяся около 85 процентов) резко подскочила в сезоне-2012/13, хотя Большой Глобус он успел взять годом раньше. 

«Мы работали вместе десять лет, и это больше, чем просто отношения между тренером и спортсменом. Между нами была дружба. Нельзя отделить одного от другого и не причинить боль», – этим летом Фуркад остро переживал расставание с Мазе, клюнувшим на предложение норвежцев.

«Сегодня я думал о норвежской биатлонной Федерации. Шесть месяцев у меня было сильное желание отомстить», – декабрь Мартен потратил не только на восемь личных побед, но и на то, чтобы свести счеты.

Курс на лыжи

В самого быстрого биатлониста Фуркад превратился за тот же сезон-2012/13, хотя уже в предыдущем тягался по скорости с Эмилем Хегле Свенсеном. Тогда же в голову Фуркада закралась дерзкая мысль – бросить вызов Нортугу и Колонье в гладких лыжах.

«Я определенно хочу попробовать себя в этом виде, чтобы однажды сказать без претензий на что-либо: «Я могу победить Нортуга», – первый опыт лыжного Кубка мира осенью 2012-го вышел обескураживающим. Коньковую «пятнашку» Мартен закончил в хвосте пятого десятка и отложил эксперименты на три года.

Год назад, в ноябре 2015-го, Фуркад снова приехал на этап лыжного Кубка мира – в финскую Руку. 95-я позиция в спринтерской квалификации стала пропуском в разделку на десять километров, где француз финишировал 22-м и всерьез поверил в светлое лыжное будущее.

«До Пхенчхана-2018 я сфокусируюсь на биатлоне. Хочу хорошо подготовиться к Олимпиаде в Корее, а не метаться из стороны в сторону. А вот в новом четырехлетнем цикле лыжные гонки могут стать тем вызовом, который мотивирует меня. В первый сезон после Пхенчхана я бы попробовал совместить лыжный и биатлонный Кубок мира. Или вовсе пропустить биатлонный сезон».

Брат на брата

На Игры-2010 в Ванкувер Мартен отправлялся в тени старшего брата – 25-летний Симон к тому времени скопил три кубковых подиума, а юный Мартен только-только научился заезжать в топ-10 Кубка мира.

В Ванкувере младший брат приехал к финишу масс-старта сразу после Евгения Устюгова, а старший ту Олимпиаду провалил. Следующие пару лет братья почти не общались – Симон дико переживал, что стал проигрывать Мартену.

«Подиум в Ванкувере стал одной из моих первых побед над Симоном. Во время цветочной церемонии он плакал, а я утешал его. Это было очень печально, для меня это было трудное время. В тот период наши отношения почти исчезли», – с тем, что Мартен сильнее, старший брат смирился только спустя несколько лет.

Без допинга

Мартен нетерпим к любому допингу. Даже его использование в виде терапевтического исключения при серьезных заболеваниях вызывает у Фуркада подозрения – сам Мартен летом 2014-го перенес мононуклеоз и был вынужден кромсать подготовку к сезону.

«Что-то очень большое количество больных в спорте высших достижений. Если спортсмену нужно TUE, то это означает, что он болеет. А если он болеет, то должен отдыхать», – отреагировал Мартен на слив хакерами вскрытой базы данных по TUE.

«Для кого-то биатлон – только бизнес. Для меня это нечто большее. Мне важна моральная сторона, и я впредь буду говорить об этом», – Фуркад первым из биатлонистов заговорил о возможном бойкоте соревнований, еще до того, как СБР отказался от этапа Кубка мира в Тюмени.

«Я всегда буду бороться за честный спорт и никогда не соглашусь соревноваться со спортсменами, которые нарушают правила», – а еще Фуркад недоволен тем, что совсем скоро в сборную России вернется отсидевший два года вне спорта за допинг Александр Логинов.

Из России с любовью

Негативное отношение к истории с российским допингом, Фуркад всегда относился к русским биатлонистам с подчеркнутым уважением.

«Моя история с Россией на самом деле особенная, ваша красивая страна – это именно то место, где я выиграл свой первый титул чемпиона мира, мой первой Большой хрустальный глобус и мои олимпийские награды. Я очень люблю Россию и уважаю русских спортсменов», – Мартен старался не пропускать «Гонку чемпионов», приезжая, отжигал в московских ночных клубах, приятельствует с Шипулиным и пытается запоминать русские слова.

Секретная подруга и рождение дочери

Осенью прошлого года у Фуркада родилась дочка Манон.

 

О маме своего ребенка Фуркад рассказывает редко и неохотно – ее зовут Элен, она ровесница Мартена, работает в школе. Они знакомы больше десяти лет, но официально отношения не оформили даже после появления ребенка.

«Когда мы с подругой решили завести ребенка, мы понимали, что я хотел бы продолжать заниматься большим спортом, это составляло часть наших жизненных планов. Я ни разу не думал о ребенке в таком ключе: «Что я смогу сделать, чтобы продолжить свою карьеру?» Скорее, так: «Я продолжаю свою карьеру, удастся ли мне совместить её с ребенком? Да, поэтому давай заведем ребенка». Иначе нам пришлось бы ждать окончания карьеры».

Сам себе психолог

В последнее время биатлон захлестнула мода на психологов – в европейских топ-сборных это стало непременной частью тренировочной работы. Фуркаду (в отличие, например, от Евгения Гараничева) психолог не нужен.

«Я не сотрудничаю с тренером по психологии, а просто работаю над собой на каждой тренировке. Некоторым нужен такой тренер, чтобы стать более подготовленными и сильными. Но я знаю свои слабости, и у меня их много, но я единственный, кто их знает. Думая об этом на каждой тренировке весь год, мне кажется, я могу с этим справиться. Это мой лучший способ психологической тренировки», – человеку, чей пульс в покое редко зашкаливает за три десятка ударов в минуту, все видится немного проще. 

Использованы цитаты телеканала TV2 и переводов интервью Фуркада в блогах «Don’t speak», «Simply a sport lover»

Источник

58

Комментарии

Пока никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: