Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Вино, Италия, Феллини и… Давид Ян!

25 июля 2002, четверг, день 74

Какое тонкое вино. Мягкое. Легкое. Красивое. Его привезли хорошие люди из Италии.

Ассоциации.

В Италии живет мой самый близкий друг Вячеслав Лисовский.

В Италии любят цирк.

В Италии жил Федерико Феллини.

Из Италии недавно приехали Софья Владимировна Костюк и Михаил Юрьевич Горшков.

Они встречались с Вячеславом Лисовским.

Они и привезли это вино. Одну бутылку для директора фирмы «Феллини» Романа Ивановича Сорсорова, а другую для меня.

С трудом открыл бутылку. Закупорена так, что нужно немало сил, чтобы вытащить пробку.

Двадцать пятое июля 2002 года. Тридцать лет назад в этот день утром мне позвонила Ядвига Кокина, знаменитая гимнастка цирка.

Четыре слова в телефонную трубку:

— Енгибаров умер. Приезжайте к нему.

Я и поехал.

Выпил две рюмки вкусного итальянского вина. Помянул Леонида Енгибарова, Федерико Феллини.

Посмотрите интервью, которое я взял у Леонида Георгиевича Енгибарова незадолго до его смерти.

Когда вспоминаешь ушедших, конечно, думаешь и о своей смерти. Ведь пошел 63-й год. В двадцать лет 60-летние мне казались глубокими стариками, в 30 - стариками, в 40 - пожилыми, в 50 - людьми солидного возраста. А теперь мои ровесники вполне жизнеспособные люди и вовсе не старые. Старики! Да вы что, смеетесь? Я не считаю себя стариком.

Когда дочь родила сына, мы с женой шутили: то, что я стал дедушкой — это нормально, но то, что я сплю с бабушкой…

Мне было тогда 44 года. Я казался себе солидным, но не старым.

Уходят люди. Нет моей мамы, умер Рошаль, ушел из жизни Никулин.

Нет дня, чтобы я не вспомнил маму, Рошаля, Никулина, Енгибарова.

Память об ушедших помогает жить.

Ах, если бы они были рядом. Помог бы Юрий Владимирович Никулин, дал бы мудрый совет и, конечно, предпринял определенные шаги в решении моих проблем. Он мог все. Стоило ему завестись — и он добивался цели. Когда-нибудь я об этом подробно напишу.

Но этих людей нет.

Одиночество это страшно, уединение это хорошо. Мне нередко хочется побыть одному.

А квартира превращена в офис.

Звонки, встречи, разговоры, переговоры, обсуждения, беседы.

Шестой час утра. Не спится. Подведу итоги и спать. Но сначала напишу заметку для «Комсомольской правды». Главный редактор Владимир Константинович Мамонтов обещал ее дать на правах рекламы, но бесплатно.

В последние дни трудно засыпаю. Устаю от шума, гама, звонков, разговоров дома. Перевозбуждаюсь. А на прогулки времени не остается. Да еще духота. Ложусь и ворочаюсь.

Разбудил меня звонок в дверь. Приехал Роман Иванович Сорсоров. Мы должны вместе поехать в суд. Слушается дело о восстановлении гражданства Сорсоровой Араксии Атанесовны. Она давно живет в Москве. Но у нее нет Российского гражданства. Получает пенсию. Есть прописка. А гражданства нет. И выдать новый паспорт ей не могут. Абсурд. Хорошо бы написать об этой проблеме в «Россiи». Нужно поговорить с Голубевым Е. Б.

Смотрю на часы. С минуты на минуту должен приехать Алексей Николаевич Антипин. Но его нет и нет.

Получается, что я не могу ехать в суд. Ведь кроме А. Н. Антипина, должны еще подойти Е. А. Ременец, А. А. Чейкин, им работать надо, а кто дверь откроет.

Я быстро пишу свои свидетельские показания, ставлю печать на подпись и отдаю изготовленный документ Роману Ивановичу со словами:

— Не сердитесь. Не поеду. Показания я записал. Вы передадите их суду. Если заседание затянется, то позвоните мне, и я, как только появится Антипин А. Н., рвану в суд. Но мне кажется, что суд отложат. Первый раз слушания по таким делам всегда откладываются.

Грустный Роман Иванович уезжает. Мне неловко. Но с другой стороны, он должен был бы меня предупредить о заседании хотя бы за два дня, ведь я планирую свое время, я связан с другими людьми.

Лезу в ванну. Становится легче. Пью кофе.

Рабочий день начался. Звонки. Пипиканье пейджера. К сожалению, нечастое. Прошла реклама в газетах «Округа», «Экстра-М», а заказов три-четыре в день. А у нас команда мальчиков, которые готовы тут же ринуться по вызову тех, кто желает заниматься по курсу «Соло на клавиатуре». Хорошую команду собрал Алексей Николаевич Антипин.

Только работы для них нет.

Ура! Появляется Антипин А. Н.

— Я проспал, — произносит он спокойно и смотрит в потолок.

Ему неловко. Что мне остается делать? Немного поворчать.

Пришла Мария Александровна Казицкая. Посадил ее за компьютер — нужно послать коды и ответить на вопросы наших солистов.

Минут через 10 приехал Алексей Анатольевич Чейкин. Он становится забавным персонажем нашей команды. Фантастическая закономерность: когда он приходит, обязательно поступает заказ на пейджер. Район, как правило, дальний, но он безропотно едет. И умудряется доехать до клиента так быстро, как будто едет не на метро с двумя пересадками, а с персональным водителем и еще с мигалкой. Там, где другие тратят полтора-два часа, он доезжает за 50 минут.

— Как это у вас получается?

— Не знаю. Мне везет.

Минут через 20 пришел Евгений Александрович Ременец. Он привез второй экземпляр договора с «Софткеем».

А в пять часов ко мне приехал Давид Евгеньевич Ян. Вместе со своей очаровательной женой.

Два часа прекрасного общения. Два часа обмена мнениями. 120 минут пролетели незаметно.

Мы говорили о театре и кино, о современной режиссуре, о разном подходе к жизни у американцев и у нас, о том, как надо строить отношения с родителями…

Минут 10 говорили о «СОЛО на клавиатуре».

Давид Евгеньевич уехал, а я опять к компьютеру.

Помните, я рассказывал о письмах от Ольги Феликсовны. О-о-о, наши отношения получили продолжение. Впрочем, почитайте эти письма сами, и Вы поймете, насколько бывают загадочны люди Интернета

Итак, письмо первое.

Уважаемый Владимир Владимирович!

В недавних «Записках начинающего предпринимателя» с интересом прочитала, что Вы получили мое письмо о «развитии бизнеса» и сделали его общедоступным для посетителей Вашего сайта. Мне приятно, что Вы заинтересовались моей кандидатурой на должность исполнительного директора, поэтому для более точного принятия решения по этому вопросу высылаю свое резюме. (см. вложение — публикация данных резюме — нежелательна).

В Ваших комментариях к моему письму чувствовалась легкая ирония. Видимо, я невольно создала ситуацию, как сказали бы древние римляне "Aquila volare doces" (лат. «Учишь орла летать»). Вы опытный и мудрый человек и имеете самостоятельный взгляд на развитие своего бизнеса. Я глубоко уважаю Вашу позицию, и стараюсь как можно больше почерпнуть из Вашего опыта, чтобы когда-нибудь открыть свой собственный бизнес.

Что касается Вашего замечания о недостатке средств для оплаты работы исполнительного директора, то хочу заявить: деньги меня абсолютно не интересуют. Они — лишь возможность удовлетворить текущие потребности. В данный момент финансовое положение моей семьи позволяет мне не задумываться о хлебе насущном, поэтому я стараюсь посвящать как можно больше времени обучению, повышению квалификации, получению опыта.

Не могу представить человека, который работает только потому, что ему платят деньги. Это робот какой-то. Только нематериальный интерес может заставить человека работать (это еще американские психологи, основатели теории мотивации вывели). Я, например, 4 месяца работала в одном государственном учреждении бесплатно!!! А зачем? А чтобы получить хорошую рекомендацию, она позволит найти работу, отвечающую моим требованиям. Но! Если не платить человеку вообще и не говорить о его перспективах, то он уйдет, потому что руководство его не уважает. Так что зарплата — это мера уважения руководством своего персонала. Не может же каждый день директор подходить к каждому сотруднику и хвалить его (в крупных компаниях).

Вы везде повторяете, что долги растут. Это совершенно естественный процесс, как Вы видели из прилагаемого к прошлому письму файла. Сначала надо развернуться, сделать парочку капвложений, заключить договора, а потом постепенно начнет капать выручка. Недавно в одном учебнике прочитала, что малая фирма имеет возможность получить освобождение от НДС, если за три предыдущих месяца у нее были убытки. А это означает, что государство должно Вам выплатить сумму, равную НДС по приобретенным ценностям. Наверняка Ваш бухгалтер знает много возможностей улучшения финансового состояния Вашей фирмы.

Я понимаю, что Ваши размышления о назначении «неизвестной Ольги Феликсовны» исполнительным директором всего лишь шутка, построенная на контрасте звучания этой должности и местом обучения автора, тем не менее часть предложений из предыдущего письма я могла бы реализовать в своем ВУЗе.

У меня есть устоявшиеся связи на факультете повышения квалификации и в компьютерном центре. Там и можно было бы попробовать внедрить курсы по обучению машинописи по программе «Соло».

Лично я обучалась машинописи 3 года назад на этих самых курсах на печатной машинке «Ятрань»! Но так и не научилась. И только благодаря Вашей программе могу быстро работать над курсовыми проектами. «Слепое печатание» дает ощущение свободы, ты не чувствуешь себя инвалидом, сидя за компьютером, когда вынужден смотреть на клавиатуру и злишься на свои непослушные пальцы. А теперь — это просто удовольствие.

Сейчас осваиваю английский вариант, чтобы свободно переписываться с сестрой, живущей в США. А то в при онлайновом общении, она жалуется, что я медленно отвечаю….

Планирую оплатить (второй раз) Вашу программу через банк (несмотря на то, что скоро могут появиться крэки и для 8.0 версии). Не знаю, что на меня повлияло, но просто хочется!

Конечно, я сомневаюсь, что подойду на эту должность, т.к. мое образование не имеет никакого отношения к информационным технологиям, я не обладаю достаточными коммуникативными навыками, не имею высшего образования, не могу работать под жестким руководством, чересчур честолюбива и завистлива.

Организация помещения для Вашей фирмы мне представляется проблематичным, т.к. у меня нет достаточных связей. Но насколько я помню из опыта моих знакомых, организовывавших свои фирмы, все начиналось на обычных квартирах (своих или арендованных).

Искренне желаю Вашей фирме быстрого развития и процветания,

без надежды на ответ,

Ольга Феликсовна.

Хорошее письмо. Я дал ответ. Сообщил свой номер телефона и предложил позвонить. Хотелось встретиться. Познакомиться.

И тогда я получил второе письмо.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Я благодарна Вам за личное приглашение, однако, вынуждена отказать по ряду причин:

1. Я не вижу цели нашей встречи. Если это собеседование для приема на работу, то вынуждена признаться, что я не отношусь серьезно к работе в Вашей фирме. Сейчас у меня преддипломная практика, и я стараюсь максимум времени посвящать науке. А все эти размышления о моей профнепригодности и посылка резюме предназначались для того, чтобы показать какие люди проходят Ваш курс, а главное, какие люди учатся в МГГРУ (Московском государственном геологоразведочном университете). К сожалению, наш институт в общественном сознании занимает одно из последних мест, частично благодаря несправедливым замечаниям в таких газетах как, например, «Округа».

Если же Вы хотите просто пообщаться, познакомиться с новым человеком, то это будет потеря времени и для меня и для Вас. Зачем Вам лишние обязательства, необходимость поддерживать отношения, когда у Вас и так огромное число знакомых? Честно говоря, я вообще не вижу смысла в общении с людьми. Не в принципе, а в частных случаях в стиле: «Пойдем, пивка попьем…» (утрирую, конечно). Лучше за это время что-нибудь полезное сделать, а всякие разговоры… Удивительно, но многие люди не могут жить без общения, им, видите ли, скучно. Какая ерунда! Внутри Вас живет такой же интересный человек, можно и с собой пообщаться.

2. Я понимаю Ваше желание использовать по максимуму мои способности, кратко описанные в резюме. Эге! Да у нее связи в министерствах — пусть организует продажу «Соло», знает языки — переведет на все европейские языки, включая латынь, может, римский папа пройдет нашу программу, экономист — пусть ведет бухгалтерию, проводит финансовый анализ, составляет планы, знает компьютер — пусть отвечает на письма, пишет на доску и т.д. Да и при этом денег ей не надо! Да это золотая жила!

Почему если человек что-то может или умеет, его надо эксплуатировать? (Как мои подруги — У тебя есть Интернет? Составь нам резюме и найди работу!). Если я решу, что могу быть полезна и при этом увижу выгоду для себя, то сделаю конкретное предложение. А на данный момент преимущества работы в Вашей фирмы для меня не являются очевидными.

3. Ваше предложение было высказано в несколько двусмысленной форме, вызывая ассоциации с современными песенками: «Чай, кофе, потанцуем?». А обращение «дорогая» достаточно незнакомому человеку слегка неуместно.

4. Вы использовали примитивные методы воздействия на сознание путем игры на человеческой гордости. «О, у него такие важные встречи, и ради меня готов все отменить? Да ради него я в огонь и в воду, а еще лучше целый год буду бесплатно работать». Я знаю, что мой статус не соответствует главному редактору или директору фирмы, поэтому его искусственное завышение выглядит неискренним.

5. В конце Вы сделали свою типовую приписку, которую я получаю уже в третий раз. Причем на сайте Вы откровенно говорите, что пишете это всем подряд. Если бы я этого не знала, то было бы приятнее. Если это личное письмо и Вы знаете, что я уже прошла «Соло», была на Вашем сайте, то такое напоминание (расскажите о нас, напишите нам, зайдите на сайт) несколько неуместно.

Извините, если обманула Ваши ожидания,

с уважением,

Ольга Феликсовна

P.S. А почему Вы мне поверили и послали свой распорядок дня, да еще домашний телефон? А может, я киллер? И буду поджидать за углом? Доверяйте людям только в крайних ситуациях (по-моему, это из какого-то фильма, но какого — не могу вспомнить).

И было еще одно письмо, третье… Читайте.

Дорогой Владимир Владимирович!

Простите, простите, простите!

Не могу себе простить, что написала такое письмо и обидела Вас.

Я давно мечтала, чтобы встретиться с Вами, а когда это уже почти сбылось, причинила боль и себе и Вам.

А все из-за этого страха… Я очень не люблю звонить по телефону. Мои подруги всегда жалуются, что я не звоню. А если говорят «созвонимся», это означает, что звонить будут они. Вы дали свой телефон и назначили довольно ограниченный срок: ближайшие дни. Я чувствовала Вашу заинтересованность во мне, а мне это показалось психологическим давлением. Я испугалась и тут же напридумывала кучу высокомерных глупостей, чтобы избавиться от этого мучения.

Какая же это пытка, когда надо кому-то позвонить, если уже есть договоренность, и отсутствие звонка вызовет дополнительные проблемы…

Я беру трубку и… кладу ее обратно. Тяну время, пока не соберусь с духом, хожу, готовлюсь морально. Опять беру, включаю, слышу гудок, выключаю. Думаю: «Надо подготовиться». Беру бумагу, пишу на ней номер телефона, имя человека, кратко наш диалог.

Беру телефон, включаю, набираю первую цифру, слышу перезвон. Деваться некуда, надо продолжать. Еще цифра, еще…

Раздаются длинные гудки, сердце колотится. Я забыла кому звоню и зачем, быстро смотрю на бумагу. Вдруг — голос: «Слушаю», «Алло» или «Да?». На секунду замираю от страха. Собираюсь и произношу обращение и подготовленные фразы. Диалог протекает по плану. «До свидания». Выключаю телефон, глубоко выдыхаю, бросаю трубку и начинаю безумно носиться по квартире и орать: «Я это сделала, я позвонила! Все, все, я свободна!»

Простите, простите, простите!

Вся эта ситуация напоминает следующую аллегорию.

Вы хотите погладить кошку, но случайно наступаете ей на хвост. Она начинает визжать и царапает Вас. Вы кричите на нее, она убегает и забивается под шкаф. Вы забинтовываете руку, Вам больно. А кошка сидит под шкафом, жалобно мяукает и думает, что с ней теперь сделает хозяин? Отдаст ветеринару, чтобы он ее усыпил, выкинет на улицу или они помирятся…

Простите, простите, простите!

Мне нужен еще один шанс, маленький шансик…

С уважением,

Ольга Феликсовна

И на это послание я дал ответ.

Ну что скажешь после этих писем?

Если человек так боится телефона, то он не может работать менеджером. Если человек три раза в неделю меняет свои решения (то хочет работать, то не хочет, то готов приезжать, то нет), то, наверное, нужно пожелать ему поскорее повзрослеть и избавиться от комплекса отличницы.

Около 22.00 ко мне приехал Владимир Владимирович…

Почему-то теперь как только произнесешь имя-отчество Владимир Владимирович, так у всех одна ассоциация — не Маяковский, не Набоков…

Среди моих знакомых несколько Владимиров Владимировичей:

Владимир Владимирович Лебедев,

Владимир Владимирович Шевелев,

Владимир Владимирович Проходский,

Владимир Владимирович Деревицкий,

Владимир Владимирович Роша,

а приехал Владимир Владимирович Минков.

Я познакомил его с Алексеем Николаевичем Антипиным (Алексей Николаевич сегодня был дежурным по «СОЛО»), и мы договорились о совместной работе. Владимир Владимирович Минков пополнит ряды менеджеров по личным установкам.

Ночь. Я уже погулял с Кристофом и почти дочитал книгу Виталия Коротича «От первого лица». Виталия Алексеевича Коротича знаю более 10 лет. Журналу «Огонек» и ему лично я многим обязан.

Четвертый час ночи. Пожалуй, выпью еще чуть-чуть вкусного итальянского вина и пойду спать. И буду думать о том, как лучше написать статью для «Российской газеты» о пользе сна. Наверное, сразу усну. Устал!

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. Нашим девизом должно быть не «Прощайте друг другу», а скорее «Поймите друг друга». Эмма Голдман (1869-1940), американская анархистка, родом из России.

И снова фото. Мне двадцать лет. Двадцать лет и Ольге Феликсовне. Простим ее и поймем.

Владимир Шахиджанян
562

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: