Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Владимир Владимирович Шахиджанян в гостях у радиостанции RFI

Владимир Шахиджанян: Владимир Владимирович Шахиджанян, который в окружении очаровательных, красивых, добрых, нежных, благородных, обаятельных – не пойму, кого: француженок? Русских? Россиянок или с примесью армянской немножко – не знаю. Но милы, очаровательны и приятны – это точно! Я – Владимир Владимирович Шахиджанян. Представьте меня, Елена Алексеевна.

Елена Серветтаз: Я могу раскрыть секрет?

Владимир Шахиджанян: Да-да.

Е.С.: Видя то, что мне 29 лет и я закончила в Москве Московский государственный университет им. Ломоносова, факультет журналистики, Владимир Владимирович был моим преподавателем, чем я очень сильно грожусь. В принципе, это тот человек, который научил меня писать по-русски. И печатать десятью пальцами.

Владимир Шахиджанян: Освоить соло на клавиатуре. Но мы об этом еще поговорим, дорогие, замечательные, прекрасные и удивительные люди, слушающие радио Франции.

Анна Строганова: И нашим гостям мы, прежде всего, задаем вопрос: вы в Париже по какому поводу оказались? И мы его вам тоже зададим. Почему вы сегодня в Париже?

Владимир Шахиджанян: Уже задали. Прекрасно! Я просто однажды обнимаю человека, который мне очень нравится, в которого я влюбился, когда мне было, по-моему, лет 16. Мне тогда было грустно, тяжело, и я включил радиоприемник – приемник, не тарелку. И услышал: на непонятном для меня языке пел человек о маме. Потому что время от времени он говорил «мама»! И у меня слезы выступили на глазах. Я не знал французского языка, я не знал, кто это, но я потом узнал: это был Шарль Азнавур. И мы с ним потом уже познакомились.

Кремлевский Дворец съездов, год Армении. Шарль Азнавур в партере, Лужков Юрий Михайлович, наш бывший мэр – слева, Владимир Владимирович Путин – справа. Иду я, и Шарль видит меня, и мы обнимаемся и целуемся. И Владимир Владимирович посмотрел на меня строго: кто это без протокола? А Юрий Михайлович – с восторгом: «Ха! Шахиджанян-то и здесь! Интересно!».

И тогда я сказал: «Я хотел бы побывать в Париже. Я хотел бы увидеть город Рене Клера, Симоны Синьоре, Ива Монтана и потрясающей женщины, в которую я влюблен пожизненно – Эдит Пиаф». Вот видите! Я уж не говорю, первым делом я поехал в музей Бальзака. А Стендаль? А Флобер? А Франсуаза Саган? И все! Я приехал сюда и понял, что такое фраза: «Увидеть Париж и… продолжать жить!».

Е.С.: В студии Владимир Владимирович Шахиджанян на Международном Французском Радио.

А.С.: И Шарль Азнавур.

Владимир Шахиджанян: Потрясающе. Спасибо. И я хотел здесь найти людей, которые понимают, что главное сегодня: все люди должны быть вместе. Я – тебе, а ты – другому. Вот принцип жизни. Я – тебе, а ты – тому, кто рядом с тобой. Давайте любить друг друга, давайте уважать друг друга, давайте помогать друг другу. Возьмемся за руки, друзья, как говорил Булат Шалвович Окуджава, который родился 9 мая и который умер в Париже. Это грустно, но это так.

Е.С.: Вы сейчас начали говорить о какой-то очень важной вещи, и это не ограничивается этим слоганом «Я – тебе, а ты – другому». Вы даже создали какое-то сообщество.

Владимир Шахиджанян: Если вы закроете глаза, вы увидите седого человека, в очках, всклокоченные волосы, жестикуляция, и он держит открытку, на которой написано… прочтите, что написано?

А. С.: «Человек – это возможность».

Владимир Шахиджанян: А вот здесь что написано?

А.С.: Здесь написано: «Любовь – это всегда взаимность, человек – это возможность, жизнь – это творчество».

Владимир Шахиджанян: Вот! «Жизнь – это творчество». Человек – это возможность, мы должны помогать друг другу. Поэтому сайт nabiraem.ru – для русскоязычных, или сайт solotyping.com – и мы там проходим программу «Соло на клавиатуре», которая является еще и психотренингом. Вы же проходили это когда-то и можете подтвердить. Она сильно изменилась. Там можно, занимаясь, пройти курс психогигиены – раз, учимся говорить публично – два, и найти друзей во Франции, Италии, Америке, в Армении, в Грузии, Азербайджане, Украине – где угодно. Возьмемся за руки, друзья, это так здорово!

А.С.: Тут есть еще пост-скриптум: «Курите?».

Владимир Шахиджанян: Отучу! И когда я увидел, что и моя студентка Елена Алексеевна курит, я не знал, что делать, потому что я курил сам 55 лет. Идиот, кретин, болван, дурак! И бросил 5 лет назад, и я теперь просто горжусь собой. И всем, кого встречаю, я говорю: «Я хочу отучить вас от курения». И книжку буду

делать. После - книга «1001 вопрос про это» - 13 млн. тираж. Я принимал участие в том, чтобы появилось 2-3 миллиона людей хороших, честных, искренних, потому что я учил их пап и мам заниматься деланием детей. По науке – правильно. Потом, курс «Учимся говорить публично». Помните, как вы кукарекали?

Е. С.: Абсолютно.

Владимир Шахиджанян: Я когда вам позвонил, вы сказали: «Ой, кукареку-кукареку-кукареку». Я отучаю людей от слов-паразитов «вот, значит, так сказать, сами понимаете, ну, э-э», и проч. И там тоже приличный тираж. И, наконец, я сделал книжку с Никулиным «Почти серьезно». Это 13 млн. тираж. Книга «Мне интересны все люди» о моей жизни – встречи с Енгибаровым, Шостаковичем, Сарьяном, Мессингом (это телепат довольно известный), Соловейчиком и проч., и проч., и проч. Я никогда, друзья мои, не жил так интересно, как сегодня, как сейчас, как в эту минуту. И я это говорю уже лет 30 подряд.

Е.С.: О дне сегодняшнем. У нас очень много пользователей в Facebook’е, которые следят за нами. И не так давно там проходило некое голосование, где пытались пользователи сети выбрать лидера оппозиции или лидера, который должен говорить на митингах. И удивительно (или неудивительно), но в топ-десятке вы оказались чуть ли не впереди Алексея Навального.

Владимир Шахиджанян: Так получилось. Я узнал об этом в Facebook’е. Я себя зарегистрировал и однажды я написал у себя на сайте nabiraem.ru: «Поддержите, почитайте, выберите, кого вы хотите». И они за меня проголосовали, соответственно. Я, действительно, интересный человек, я от скромности не умру. Мало того, я говорю всем: «Не надо быть скромным». Скромный – это от «скоромности».

Планку высоко, назначайте планку – что вы хотите делать. И даже если вы сделаете 1/100 – так высока должна быт планка, должно быть интересно. Поэтому – оказался и оказался. Это все мелочи – рейтинги, бляшечки, медальончики, медальчики-геройчики. Это все мелочи. Главное - что ты оставишь о себе в памяти других.

Я обязательно пойду в Париже на кладбище Пер-Лашез. Недавно мы проезжали с Максимом Андреевичем Меньшиковым (мы с ним взяли машину в Париже – катаемся) мимо кладбища. Мне сказали, здесь похоронен Владимир Владимирович Набоков.

В связи с этим, можно сказать, чтобы улыбнулись? Когда я читаю лекции, я иногда говорю: «Я прислушиваюсь к каждому слову Владимира Владимировича, я ценю каждый звук Владимира Владимировича, я следую всему, что говорил Владимир Владимирович. Помните его слова: «Славлю отечество, которое есть/И трижды – которое будет»? Владимир Владимирович Маяковский». Потом я выдерживаю паузу и говорю: «По телевидению я каждый раз ловлю взгляд Владимира Владимировича, когда он, не жалея сил, обращается ко мне и ко всем миллионам людей, смотрящих на него и слушающих его. Владимир Владимирович Познер». И, наконец, когда я бываю грустен – редко, но бываю – я беру книжку Владимира Владимировича и читаю: Набоков».

Как приятно! Владимир Владимирович – это так хорошо! Вы слушаете радио Франции. У микрофона – Владимир Владимирович. Шахиджанян.

Е. С.: Браво! Вы говорили о том, что человек должен ставить себе планку, достигать недосягаемого.

Владимир Шахиджанян: Недосягаемого – казалось бы.

Е. С.: Франсуа Олланд в какой-то момент тоже поставил себе планку. Видимо, достиг того, чего хотел: он хотел легализировать однополые браки.

Владимир Шахиджанян: Он обещал это.

Е. С.: Он обещал и он сделал. В России есть совершенно другой закон «О запрете пропаганды гомосексуализма». Вы, как человек, который занимались…

Владимир Шахиджанян: Мне нравится! (хохочет) Ну-ну-ну! Меня! Отца двоих детей взрослых! Внуков! Вы как человек, который… Продолжайте!

Е. С.: … который занимались этой темой, как смотрите сегодня на эти два совершенно полярных события?

Владимир Шахиджанян: Я смотрю спокойно и ровно. Молодец ваш президент, что решил легализовать. И не только он – мир к этому идет.

Ах! Бедный! Это же пропаганда гомосексуализма! Это же ужасно! Что вы делаете? ЧТО ВЫ ДЕЛАЕТЕ? А-а-а! Да, ничего страшного. Их всегда было, есть и будет 4 %.

При этом, интересно: говоря о гомосексуализме, все почему-то говорят только о мужчинах. А ведь гомосексуальность женщин – это тоже гомосексуальность. Ну, лесбос. Женщина любит женщину: есть, было и будет. Мужчина любит мужчину: есть, было и будет. Жан Кокто – Жан Марэ. Человек, которого я знал лично – Нуриев.

Ну, не будем говорить имена, я ничего про них не сказал, а просто вспомнил. Нехорошо говорить: этот композитор был гомосексуал, но он еще писал оперы, балеты, чем он ценен. Да, ради бога! Если человек кого-то любит, пусть он любит и заключает брачные союзы, и живут они семьей. Ничего плохого и ужасного в этом нет.

Что касается пропаганды, то это желание вызвать огонь на себя. Ну, что бы придумать, чтобы обо мне говорили? Ну, что бы придумать? Снять штаны и показаться с голой попой в окне – некрасиво. Все заговорят, но некрасиво. А вот говорить: «Ух ты, гомосексуалы – пиф-паф! пиф-паф!» - это удобно.

Это такие же хорошие люди, о которых сказал когда-то французский писатель Андрэ Жид: «Покажите мне веселого гомосексуала, и я покажу вам веселенький труп».

Андрэ Жид приехал в Москву и должен был говорить со Сталиным о гомосексуализме, и Сталин очень боялся этого разговора. Андрэ Жиду прямо подставляло КГБ очаровательных мальчиков, которым сказали: «Если Андрэ Жид чего-нибудь захочет – соглашайся, а не то – тюряга». Но он ничего не захотел. Это же важно по любви, по дружбе, по ощущению, по чувству. Поэтому тема-то длинная, долгая. Ваш президент молодец. Ну, и наш президент хороший.

А.С.: Недавно в Волгограде произошло убийство 23-летнего молодого человека…

Владимир Шахиджанян: Я знаю, я читал. И в Париже недавно избили одного человека после демонстрации. На гомосексуальной почве преступления – раз в неделю. Со смертельным исходом.

А.С.: Но могут ли такого рода события остановить «бешеный принтер», как сейчас принято называть российскую Госдуму?

Владимир Шахиджанян: Бешеный принтер не остановит никто и ничто. Он должен пробежаться и выдохнуться. Терпение, терпение и терпение. Дорогие, замечательные, прекрасные радиослушатели, все, кто слышит меня (я от скромности не умру) – Владимира Владимировича Шахиджаняна, когда вам будет плохо, запомните несколько фраз.

Первая: «Там, где кончается терпение, начинается выносливость». Вторая фраза: «Если тебе плохо, найди того, кому еще хуже, и тебе станет лучше». Третья фраза: «Нет безвыходных положений, кроме смерти». «Нет отчаянных ситуаций, есть отчаявшиеся люди». Поняли меня?

И знайте: «Человек – это возможность, а жизнь – это творчество». Я рад, что оказался здесь. Я рад, что студентка (бывших студенток не бывает), моя студентка Елена Алексеевна пригласила меня сюда. Видите: все в жизни переплетается. Когда я ходил по небольшой комнате, где сидели студенты – класс, я говорил: «Все в жизни возможно. Вы можете покорять людей, продвигать идеи, вы будете работать на радиостанции, на телевидении». Им казалось все это несбыточным – первокурсники. Я выдам один секрет, можно?

Е.С.: Я не знаю…

Владимир Шахиджанян: Елена Алексеевна носила пирсинги. И, оказывается, я к ней подошел и сказал: «Деточка, снимите пирсинг, он вас не украшает». И то, что маме не удавалось, удалось мне! Это прекрасно! Наше слово – как оно отзовется? Это же так важно. Вы согласны со мной? Наверное, да!

Мне так не хочется уходить отсюда. Я бы остался здесь до вечера и до утра, пил бы кофе, отдыхал, а потом снова бы говорил. Жду вас на сайте nabiraem.ru или solotyping.com. Давайте, создадим вместе это сообщество, найдем, поможем друг другу. Я сегодня буду дозваниваться до посла Армении и до представителя Нагорного Карабаха. Армян 500 000 во Франции.

Франция меня поразила отношением к пенсионерам, отношением к жизни. Потому что один из главных принципов – жить не торопясь. Как сказал мой друг-юморист из Петербурга: «Жизнь коротка. Потерпи немного». А я переиначил: «Жизнь коротка. Порадуйся немного». За стеклом я вижу, как Серж из Новосибирска смотрит на меня (Сергей Дмитриев) – и улыбнулся.

А.С.: Вы сказали, что Франция вас поразила. А Париж? Что он для вас?

Владимир Шахиджанян: Париж для меня сейчас – вдохновение. И сказка. Я выходил из паркинга и подумал: «О! Машины стоят». И Сен-Санс играет. Классическая музыка. Я подумал: «В отсутствие хозяев машины ведут разговоры: - Мой меня совершенно не бережет, все время бьет передом и задом, передом и задом!». Потому что ставить машину очень трудно. А другой говорит: «А мой меня не умывает». А третья машинка жаловалась мне: «Они на заднем сиденье занимаются любовью. И скрипит, и скрипит! Это ужасно!». Париж такой разнообразный. Я помню, как Ив Монтан пел: «A Paris…». И Симона Синьоре, его жена… Еще вопросы?

А.С.: У нас остается 30 секунд…

Владимир Шахиджанян: Все, я говорю! Друзья дорогие, замечательные и прекрасные! Запомните: самые главные люди – это вы! Кто меня слышит: есть вы – есть проблема, есть желание – есть жизнь! Мечтайте, делайте, добивайтесь, и я жду вас на сайте nabiraem.ru или solotyping.com. Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян, которому помогали замечательные люди.

00:00 / 00:00
389

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: