Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Вот такие коврижки

15 июля 2004, четверг, день 795

До отчаяния еще далеко. Но первые звоночки, сообщающие о неблагополучии (снижение моей активности, сложности на фирме, домашние трудности), я уже слышу.

Да, активность у меня уже не та. Еще лет десять назад все делал быстрее.

Странно, молчит телефон. Раньше бывало 10-15 звонков каждый день. Сейчас — один-два. Это симптом.

Пытаюсь проанализировать состояние дел на сегодня. Прихожу к неутешительным выводам.

С помещением все замерло. Сидим, работаем. А о переезде только разговариваем. Потому сегодня написал письмо Владимиру Николаевичу Силкину, где подробно объяснил, почему нас не устраивает помещение в Перово.

С издательствами полная тишина. Вот уже пять месяцев лежат мои «КомпьютЕрики» в «Вагриусе» — ни ответа, ни привета. Я могу и сам позвонить, скажем, Глебу Владимировичу Успенскому, а он меня обязательно спросит: а где «Я+Я», сколько еще ждать, когда появится расширенный вариант «Учимся говорить публично» и получим ли мы когда-нибудь «Смешную книгу»? Вот я и не звоню.

Поехал на машине в офис. Смотрю, стрелка, показывающая температуру, уже на пределе. Вентилятор не включается.

Открыл я капот, а у меня тосол кипит.

Что делать? Резкая смена планов дня. Пришлось ехать на техстанцию. Посмотрели они все, подумали, залили свежего тосола, что-то подкрутили и сказали: будет работать. И я помчался в офис.

На фирме встречался с Юрием Леонидовичем (имя-отчество я поменял). Замечательный парень. Программист, окончил МГТУ. Глухой. Читает по губам. Говорит с напряжением. Речь его понятна, но непривычна. Как и у всех слабослышащих или глухих, речь механистична.

— Я не понимаю, — говорил он, — почему люди не проходят «СОЛО». Это же прекрасная программа. Она экономит время. Они хронофаги. Я вас хорошо понимаю. Другие вас не понимают. Надо что-то делать. Я готов вам помочь.

Мы пообщались с Юрием Леонидовичем около часа. Я старался говорить четко и медленно, понимая, что он читает по губам — значит, в этом случае очень важна артикуляция.

А потом у меня была беседа с Михаилом Юрьевичем Сушиным. Он ведет у нас рубрику, которую я всем рекомендую посмотреть. Начал он все хорошо. И хотелось бы, чтобы рубрика развивалась. Тут важно внимание руководителей сайта к авторам. Если автор чувствует, что его любят, ценят, понимают, помогают ему, он и работает лучше. А если автор написал материал, отослал его, а свою публикацию увидит только через 10, а то и 20 дней, у него пропадет запал.

Я постоянно об этом говорю Андрею Валерьевичу Кнорозу и Илье Александровичу Соловьеву. Они у нас отвечают за развитие сайта. Вот уже три недели жду от Ильи Александровича обзоров нашего форума. Три недели! А ведь работы-то на два-три часа максимум, чтобы сделать несколько обзоров за один раз. Илья Александрович все обещает и обещает. И самое обидное, что обещает он лишь тогда, когда я к нему обращаюсь, когда задаю вопрос, почему нет обзоров. А если бы я не спрашивал?

Сколько у нас за семилетнюю историю сайта было авторов, которые начинали ту или иную рубрику, а потом бросали. Жаль.

Очень хочется сделать сайт интересным, разнообразным, чтобы заходило к нам много интеллигентных, воспитанных людей, чтобы каждый находил для себя что-то свое, чтобы каждый мог высказаться о наболевшем. У нас же свободная трибуна. Я говорю о форуме. Но для этого надо сайтом заниматься ежедневно и ежечасно, только сайтом — поиском авторов, редактурой материалов, изобразительной стороной сайта, руководить веб-мастерами, следить за оперативным обновлением, отвечать на письма, все время улучшать навигацию сайта. Работы хватит. Можно с утра до ночи заниматься только сайтом — и все равно всего не переделаешь. Только на форум хорошо бы найти отдельного человека. Вот мы все хотим улучшить ergosolo.ru, открыть там новые рублики, где подробно рассказывалось бы обо всех типах клавиатур, о соревнованиях по скорости набора, давался бы обзор разнообразных программ, обсуждалась бы методика обучения — словом, все, связанное с набором, должно быть на нашем сайте. Но где и как найти эти материалы? Кто будет этим заниматься?

В 10 вечера мы сдали дежурство Александру Владимировичу Пачкалову и вместе с Марией Александровной поехали на Казанский вокзал.

А на улице жуткий дождь. Целый день я почти ничего не ел. В машине вспомнил, что у меня в портфеле лежит коврижка. Жадно начал ее жевать. Вкусная коврижка.

Тут я вспомнил, как в возрасте шести лет первый раз в жизни попробовал коврижку. Это было в детском саду. Почему-то детский сад назывался «Очаг». Мы находились там круглые сутки, круглосуточники. Домой нас забирали с субботы на воскресенье. И один из мальчиков перед сном, я это точно помню, вдруг поделился со мной коврижкой. Темненький кусочек, похожий на хлеб.

— Это хлеб?

— Глупый, это коврижка.

— Что такое коврижка?

— Это почти как пряник, — объяснил мне мальчик.

Я попробовал. Невероятно вкусно. Коврижка была ароматной, сладкой, мягкой, нежной, она просто растаяла во рту. Про пряники я в то время слышал и даже представлял, что это такое. Но еще не пробовал. Вот с тех пор я и полюбил коврижки.

О том, как я провожал Софью Владимировну Костюк с Михаилом Юрьевичем Горшковым в Киргизию, можно написать отдельный рассказ.

Казанский вокзал ремонтируется, отсюда еще бóльшая неразбериха на перроне. Огромное количество киргизов около поезда «Москва — Бишкек». Никогда не видел такого количества милиционеров на вокзалах. Оказывается, они постоянно проводят рейды перед отправлением поездов в Среднюю Азию. Софья Владимировна Костюк и Михаил Юрьевич Горшков беспокоились, что в пути к ним в купе начнут подсаживать безбилетников и настолько забьют ими купе, что невозможно будет ночью лежать на полке. Вот я и решил познакомиться с начальником поезда и проводниками, чтобы попросить их отнестись к моим коллегам со вниманием.

Довольно быстро я нашел проводниц и начальника поезда. Все милейшие люди. Они заверили меня, что слухи о «зайчиках» преувеличены и что все будет хорошо.

Дождь почти перестал. Я стоял на перроне и долго смотрел вслед уходящему поезду. А потом медленно побрел к выходу. Естественно, остановился у киоска «Желдорпресс» и поинтересовался, есть ли диск «СОЛО на клавиатуре». Его в продаже не оказалось. Нужно будет завтра позвонить руководству «Желдорпресса» и выяснить, почему наша программа отсутствует.

Обычный день. Все в нем перемешалось. Ремонт машины, беседа с солистами, важное и мелкое — поиск помещения и непомытые чашки в офисе, воспоминания детства — о вкусных коврижках. Так и хочется произнести о прошедшем днем: вот такие, мол, коврижки.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S.

Поезд уехал в Киргизию, а я вспомнил Юрия Владимировича Никулина. Юрий Владимирович рассказывал мне, как сразу после войны он принимал участие в армейской самодеятельности. Вместе со своим партнером и сослуживцем Ефимом Лейбовичем он делал такую репризу. Юрий Владимирович с невинным видом задавал партнеру простую задачу.
— У киргиза было шесть верблюдов. Два убежало. Сколько осталось?
— А чего тут думать, — отвечал Ефим, — четыре.
— Нет, пять.
— Почему пять?
— Один вернулся.
Вот такая нехитрая реприза. И она имела успех.
Этот рассказ мы с Никулиным включили в книгу «Почти серьезно…».

«Лучшим автором будет тот, кто стыдится стать писателем». Фридрих Ницше

404

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: