Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Всё заточено под деньги

25 октября 2008 года, суббота, день 2331

Выспался. В два часа ко мне приехал Роман Олегович Иванов.

Часа три я потратил на прямое вещание в офисе. Там сегодня работали: Владимир Петрович Травкин, Владислав Владимирович Колодюк, Андрей Андреевич Андреев, Виталий Игоревич Милохов.

Время от времени я им звонил и давал советы, как лучше организовать вещание.

Максим Андреевич Меньшиков и Павел Вячеславович Померанцев скептически относятся к эксперименту. А я знаю: если вещание наладить, это много даст фирме. Прямой эфир сделает лучше каждого сотрудника: они станут хорошо говорить, чуть критичнее относиться к себе…

Я и сам выходил сегодня в прямой эфир в Интернете. Человек двести меня смотрели и слушали. Будет ли от этого толк — не знаю.

Вечером говорил по телефону с Игорем Фейном. Он когда-то писал о спорте в разных газетах, нынче готов подготовить книгу очерков. Позвонил мне и попросил о консультации, связанной с одним из издательств.

Мы с ним вспомнили «Московский комсомолец» 1960-х годов. Поговорили об Александре Шифрине, бывшем заместителе главного редактора «МК».

Саша Шифрин — талантливый человек. Я не видел его лет пятнадцать, интересно, жив он или нет. Его жена, Галина Семёновна, возглавляла журнал «Крестьянка», одно время была членом Политбюро ЦК КПСС.

Вспомнили Игоря Тер-Ованесяна, знаменитого рекордсмена по прыжкам в длину. Тут же в моей памяти всплыл эпизод, как мы покупали ему пишущую машинку в магазине на Пушкинской улице — по блату. Это было начало 1970-х годов. «Эрика» (так называлась пишущая машинка — если не ошибаюсь, делали её в ГДР) относилась к числу самых дефицитных в СССР товаров. Чтобы её разрешили купить олимпийскому чемпиону, нам пришлось написать три письма в разные редакции, найти влиятельных знакомых, ждать три месяца, и наконец Игорь Тер-Ованесян, известный человек, смог приобрести пишущую машинку.

Если об этом подробно рассказать сегодняшним молодым, они просто не поверят: «Не может быть!» Сегодня-то можно купить всё, были бы деньги…

К сожалению, под деньги всё и «заточено».

К сожалению, нынче смысл жизни для многих сводится к одному: заработать как можно больше денег.

Снова я за старое: кризис морали в обществе. Кризис личной морали. Все границы дозволенного нынче стираются: порядочности, искренности, нравственности, духовности… Нет, я не говорю о цензуре в обществе — я говорю о личной цензуре каждого для себя, о чётком разграничении, что дозволено и что не дозволено.

Многие считают, что ради денег дозволено всё.

Вот с этим я никак согласиться не могу.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. Умер Муслим Магомаев… Я узнал об этом из сообщения в «Газете.Ру».

Тут же вспомнил свои встречи с этим великим артистом, удивительно нежным и благородным человеком. В СССР Муслима Магомаева боготворили.

Помню рассказ Ю.В. Никулина о том, как Муслим Магомаев решил поплавать, его заметили посетительницы пляжа и ринулись в воду — человек сто — за талантливым артистом. В приступе глупой фанатичной любви они решили снять с него плавки — на сувенир. В результате одна из пловчих чуть не погибла — кто-то её сильно толкнул, а Муслим Магомаев с трудом доплыл до берега и убежал от своих преследовательниц.

Я встречался с ним несколько раз — не более десяти. И каждый раз убеждался в тонкости души, в трепетности по отношению к своему делу, в честности, открытости и благородстве этого человека.

Он на два года меня моложе, а я относился к нему всегда как к чуть более старшему по возрасту.

Жаль, конечно, жаль.

Жаль и другое: что нынешнее поколение больше увлечено другим искусством — я о музыке и о пении.

«Правила нравственности, как и люди, меняются с каждым поколением: они подсказаны то добродетелью, то пороком». Люк де Клапье Вовенарг

366

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: