Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Выпить не дадите – тады не надо

18 ноября 2012-го года, воскресенье, день 4033

Почему я вчера ни слова не написал о поминках, которые проходили дома у Михаила Юрьевича? Они прошли на удивление спокойно, ровно, без надрыва, по-домашнему, по-семейному, и было ощущение, что Софья Владимировна с нами, только она на кухне всё время, занята.

А сегодня воскресенье. Я отучал курить людей в парке Сокольники. Администрация проделала огромную работу. Около полусотни человек собралось в переносном павильоне. Для них читала лекцию о вреде курения очаровательная дама, кандидат медицинских наук. Я же занимался своей статистикой: считал, сколько человек от организаторов привлечены к проведению этой акции.

Два фотографа;

Три человека из технической службы – компьютер, звук, освещение;

Восемь человек из PR агентства, в чёрных театральных костюмах, символизирующих смерть (подходили к посетителям парка, дарили им оригинальные открытки, где сообщались адреса клиник, проводящих сеансы против курения);

Объявили меня. Я, соответственно, рассказал о том, что курил пятьдесят пять лет, а нынче готов отучить любого желающего от этой привычки:

– Есть желающие? – обратился я к слушателям.

Тишина, молчание, нервный хохоток.

– Если есть желающие – выходите, я проведу сеанс на глазах у всех.

Тишина, молчание, нервный хохоток.

– Зря, зря, – сказал я, – можно воспользоваться шансом. Кто хочет?

Тишина, молчание, нервный хохоток.

– Кто курит – поднимите руку.

Таких оказалось десять человек.

– И что, никто из вас не хочет бросить? Выходите, попробуйте.

Мужик лет пятидесяти, весом 120-130 килограммов с трудом дошёл до сцены.

– Ну я, например вот, так сказать, готов, скажем, попробовать, и что?

– Ничего, – говорю я, – сейчас начнём сеанс, другие посмотрят, как я это делаю.

– А выпить дадите?

– А выпить не дадим, – ответил я.

– Ну тады не надо, – и мужик вернулся на своё место.

Признаться, я не очень понимал, как мне вести себя дальше.

Вот я стою, публика чего-то от меня ожидает, все уже прослушали лекцию о вреде курения.

Тут симпатичная девушка по имени Оля с пионерско-комсомольской интонацией воскликнула:

– Товарищи гуляющие, отдыхающие в парке, давайте, кто-нибудь бросит курить, а потом для всех желающих бесплатный чай с бесплатными пирожками.

Сухонький мужичок подошёл к сцене:

– Если пирожки с чаем, то я готов, чтоб меня отучили курить.

Я попросил человека ответить на несколько вопросов: давно ли он курит, почему хочет бросить, бросал ли раньше, и по первым же фразам, хоть я и не психиатр, стало понятно: передо мной психически больной человек. Я пишу это без иронии и без сарказма, скорее с сожалением, что такой человек вышел ко мне. Мне всегда психически больных невероятно жаль.

Обычно, если я вижу, что передо мной психически нездоровый человек, я отказываюсь отучать его от курения. Начнёшь с ним работать, и он бросит курить, а потом будет жаловаться, что ты его зомбировал, навёл на него порчу, выведал все его тайны. Но тут я нарушил собственное правило и провёл сеанс. Вроде получилось.

Аплодисменты, крики «браво!», а мне было не по себе. Я же понимаю, этот человек дня через два снова закурит.

Когда мероприятие закончилось, ко мне подошла миловидная женщина.

- Я случайно сегодня в Сокольниках. Сама работаю в психоневрологическом диспансере. Смотрела сеанс и очень за вас беспокоилась. Вы же общались с моим пациентом, а он человек непредсказуемый, мог и ударить.

Итак, в организации проведенного мероприятия было задействовано в общей сложности около двухсот человек. Около недели крутилась реклама на видеоэкране.

А что в итоге? Мы отучили одного человека от курения, если отучили. Но с другой стороны, около недели в парке всё время по местному радио и по видеоэкрану говорили о вреде курения.

Капля камень точит, может быть, не всё так безнадёжно. Когда я уходил из парка, две девушки организаторши просили меня с ними сфотографироваться.

Я вернулся из парка домой разбитым, усталым и злым. Завалился спать. Отдохнул два часа. А вечером с сыном поехал в «Долькабар». Встретились там с Сергеем Сергеевичем Доля, с которым прекрасно провели время. Сергей Сергеевич помог мне с продвижением сайта набираем.ру, за что спасибо ему, а бар у него просто отличный.

С Сергеем Сергеевичем Долей можно говорить несколько часов, и они покажутся минутой.

А ещё сегодня сделал рассылку и опубликовал в раздел «Поговорим» небольшую заметку с заголовком «Что нам стоит нахамить? Ничего!».

Вот она:

Иногда я боюсь звонить по телефону разным начальникам. В их приемных сидят особые дамочки!

Понадобилось мне поговорить с очень талантливым человеком. Знал я его еще подростком. Он теперь невероятно известен. Особенно в компьютерном миру. Но при этом сохранил мягкость, точность, обязательность, воспитанность и доброжелательность. Если он кому-то может помочь, то всегда старается это сделать. Слава, деньги не испортили его.

Я позвонил ему домой.

Трубку сняла его мама. Голос приветливый, участливый. А мама у него имеет просто всемирную славу.

— Вы знаете, сына нет дома, но могу дать его рабочий телефон.

— Буду признателен.

Набираю телефон на его работу.

Снимают трубку, и я слышу два нечленораздельных слова, а затем два понятных слова:

— Добрый день.

— Простите, — обращаюсь я, — не понял, что вы произнесли?

— А куда вы звоните?

(Тут же вспомнился анекдот о Рабиновиче:

— Рабинович, почему вы на вопрос отвечаете вопросом?

— А что?)

— Да я не понял ваши слова, вы произнесли «Я занят. Добрый день.» Если заняты, то мне нужно положить трубку, но «добрый день» произнесли так, что вроде можно и поговорить.

И тут я услышал название фирмы, в которой есть слово «дизайн». Произнесенное скороговоркой я и истолковал его, как «я занят».

— Мне хотелось бы поговорить с… — я назвал имя нужного мне человека, руководителя этой фирмы.

— Его нет. Он будет позже! — произнесли с такой суровой интонацией как будто отрезали.

— Позже — это когда? — попытался я уточнить, стараясь быть как можно мягче.

— До двенадцати?

— Не понял, что до двенадцати? (Действительно не понял: то ли звонить в двенадцать ночи, то ли он скоро придет, и можно звонить до двенадцати ночи.)

— Я же сказал, до двенадцати! — раздалось в трубке с раздражением.

— Вы не могли бы записать мой номер телефон и попросить его перезвонить мне?

— Это не входит в мои обязанности. Вам надо – Вы и звоните. Ясно?

Я поинтересовался, как зовут моего собеседника, отвечающего мне с нескрываемым раздражением.

— Василий…

— Простите, а как ваше отчество?

— Василий…

— Василий Андреевич?, — произнес я, рассчитывая, что услышу в ответ непридуманное мною отчество, а реальное.

— Не мешайте работать. — мой собеседник повесил трубку.

И стало мне на секунду чуть не по себе.

Столь пренебрежительной была интонация моего собеседника. Мне расхотелось звонить на работу моему знакомому. Мне продемонстрировали свое … Да, почти вежливое хамство.

Так отвечали раньше в поликлиниках, секретари разных начальников, в магазинах…Так иногда отвечают и сегодня.

Там тоже часто бросали трубку…

Ту-ту-ту… Отбой.

Не звоните нам, не задавайте вопросов, не отрывайте от дел… Вы, те, кто звонит нам, ничтожества. Нам, работникам фирмы, не до вас.

Ту-ту-ту… Отбой.

Плохо, когда мы забываем сообщить своему коллеге, подчиненному, начальнику, когда мы будем на месте.

Плохо, когда вместо того, чтобы назвать свое имя, отчество, если нужно и фамилию, просто бросают трубку.

Обидно, когда один человек считает вправе нахамить другому.

Ту-ту-ту… Отбой.

Я постараюсь поскорее забыть этот эпизод. Мне обидно за моего знакомого. Того, кому я звонил. Он человек невероятной талантливости и образованности, сам из интеллигентной семьи, а рядом с ним…

Ту-ту-ту… Отбой.

Вам приходилось сталкиваться с подобными ситуациями? А вы сами как говорите по телефону? Вы способны выслушать, не прерывая собеседника? Если вы обещали кому-то перезвонить, вы выполняете данное слово? Лучше трубку телефона не снимать, чем говорить раздраженно. Вы согласны. Пожалуйста, проанализируйте свои звонки по телефону. Это весьма полезное упражнение для гимнастики души.

Как хорошо, что на нашем сайте другой стиль общения. Как хорошо, что мы всегда стараемся понять друг друга и помочь друг другу!

Как всегда, день заканчиваю просмотром профайлов наших учеников – тех, кто оплатил занятия.

Как приятно мне смотреть на эти лица!

Спасибо вам, дорогие (это я говорю про себя), что вы меня поддерживаете!

Спасибо, мои замечательные, что вы меня понимаете!

Для учителя нет большей радости, чем успех учеников.

Вот ведь: простые люди нас понимают, а министры, начальники управлений, мэры и губернаторы далеки от нас – как, впрочем, и мы от них…

Екатерина Александровна Фиганова
Лидия Юрьевна Гансовская
Анна Михайловна Авилова
Татьяна Олеговна Маняхина
Евгения Викторовна Антонова
Алёна Игоревна Мацыбарова
Виктория Олеговна Цуранова
Юлия Васильевна Насухина
Дмитрий Александрович Глушков
Светлана Геннадьевна Метакса

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. О, это хамство! Оно неистребимо. И страшнее всего, хамство чиновников, которые вроде и не хамят вовсе, но не берут трубку, не отвечают на письма, а если и встретятся с тобой – то разведут руками, скажут некогда, я вам сам позвоню и напишу, и, конечно, не пишут и не звонят. Так со мной поступали руководители ФСИНО, некоторые сотрудники Министерства культуры, Билайна, ой… Если начну перечислять, к утру не закончу. Лягу лучше спать.

Худшая беда… — не дураки и не дороги, а тотальное хамство. Борис Акунин – отечественный писатель, литературовед, переводчик общественный деятель

413

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: