Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Я не Билл Гейтс

30—31 июля 2003, среда—четверг, дни 444—445

Хакеры и хулиганы выглядели весьма симпатично. Я смотрел на их лица и не понимал: почему хакеры, почему хулиганы?

Рынок. Бойкие названия. Журналы «Хакер» и «Хулиган». Вы слышали об этих изданиях? Я нет. Теперь-то знаю, что это за журналы.

В прошлом месяце Алексей Витальевич Макурин (лет 15 назад он занимался в моем семинаре) предложил мне выступить перед молодыми журналистами, выпускающими журналы «Свой бизнес», «Хулиган», «Хакер», а также журнал про игры.

Я взял с собой на семинар Максима Андреевича Меньшикова, ибо я считал, что ему полезно услышать мои наставления молодым.

Это было шоу: семь часов (семинар продолжался с 10 утра до 17.00 с одним большим перерывом на 40 минут, и с тремя маленькими по 10 минут) я рассказывал о том, как собирать и обрабатывать материал, как создавать в редакции хороший психологический климат, как общаться по телефону, как искать темы…

Хулиганы, хакеры и геймеры в количестве 30 человек слушали меня внимательно. Я ответил на 90 вопросов. Мы разобрали несколько реальных ситуаций: как получить согласие у человека на интервью, как расположить к себе собеседника, как гасить конфликт с главным редактором. Мне было интересно! Какая простая, но важная фраза! Нередко, и это беда многих преподавателей, то, что рассказывает лектор, ему самому не интересно, он уже все это знает, он повторяет заученно, ему важно отработать время. И это относится не только к педагогам, но и к врачам, артистам, политическим деятелям, руководителям фирм. Нет увлеченности.

А я настолько увлекся, что забыл о времени и не устроил очередной перерыв.

Во время большого перерыва (того, что длился 40 минут) мы с Максимом Андреевичем Меньшиковым зашли в «Леспромбанк» и попытались соединиться с отделом IT. Оказывается, программу нашу там знают, но устанавливать не планируют, ибо считают, что на работе учиться — непозволительная роскошь.

— Да и потом нас устраивает, — сказали нам, — скорость набора наших сотрудников.

Все до боли знакомо.

Конечно, о том, что журналисту необходимо уметь набирать слепым десятипальцевым методом я говорил и на семинаре. Меня слушали, в знак согласия кивали головой, но по глазам я видел: в лучшем случае человека 2-3 пройдут наш курс, а остальные как набирали по старинке, так и будут набирать.

Стереотип.

Сложился стереотип. И поломать его невероятно трудно. Единственная надежда, что руководство журналов потребует от своих сотрудников, чтобы те научились набирать слепым десятипальцевым методом. Но руководство само не владеет слепым десятипальцевым методом, поэтому, конечно, требовать не будет.

Понравилось мне общение с Федором Александровичем Добрянским, сотрудником одного из журналов. Он, оказывается, в курсе моей переписки с С. Мостовщиковым, главным редактором «Большого города».

В восемь вечера мы с Максимом Андреевичем пошли в ресторан «Дрова». Там можно есть, сколько влезет. Поскольку я был невероятно голоден, то Максим Андреевич все время подкладывал мне. Через час я с трудом поднялся из-за стола — мне было просто нехорошо. Я не шучу — я переел.

Хорошо, что вечером ко мне приехал Алексей Анатольевич Чейкин, он выручил меня — погулял с Кристофом.

Алексей Анатольевич посмотрел на мой бледный вид и сказал: «Может быть, доктора вызвать?»

Давно я не проводил таких семинаров. Напряжение сказалось на следующий день. Я был неспособен к работе.

С трудом встал. С трудом сделал необходимые звонки — в три банка, в Мосгортранс, Сергею Алексеевичу Меднову (Альфа-Банк), в налоговые инспекции: Дмитрию Анатольевичу Чушкину (московская инспекция) и Николаю Евгеньевичу Мельникову (областная инспекция). Пытался найти телефон Андрея Алексеевича Нечаева, президента Российской финансовой корпорации, пытался дозвониться до Константина Владимировича Подолько из Газпромбанка.

Везде, как говорят мои студенты, облом: занят, вышел, на совещании, будет позже, позвоните через два дня, ничего определенного сказать не могу.

От звонка к звонку я раздражался. Ну почему так все происходит? Почему секретари, помощники, референты начальников не могут сказать точно: когда и во сколько можно соединиться с их руководителем? Впрочем, я все понимал: раздражение мое из-за жары, а еще потому, что вчера жутко устал.

Надо относиться к себе иронично. Без этого успех невозможен. Вместо того чтобы вычитывать рукопись, вести переговоры, воспитывать сотрудников или просто отдыхать, я погряз в суете. А тут еще получил известие, что на фирме не работает принтер, что падают продажи, что у одного из солистов не открывается «СОЛО», и никто не может понять, по какой причине.

Интересно, у скольких людей падают винды? А глючит ворд? Переживает ли по этому поводу Билл Гейтс? Я слышал, что он недавно сделал очередные пожертвования или готовится их сделать. Более 100 миллионов долларов — на борьбу с малярией. Дело, конечно, хорошее. Ах, если бы Билл Гейтс сказал своим сотрудникам: а давайте сделаем так, чтобы «СОЛО на клавиатуре» стояло на каждом компьютере в России. Покупает пользователь Виндоуз или Офис, а в качестве приложения там «СОЛО на клавиатуре». Поставляет же Майкрософт пасьянс и несколько игр. Почему бы не заняться предустановкой «СОЛО на клавиатуре»?

Уже около семи лет прошло, как я написал открытое письмо Биллу Гейтсу. Ответа, конечно, не получил. У нас разные весовые категории. Улыбнулся, написав эту фразу. Интересно, если бы Билл Гейтс начинал свой бизнес в России, стал он бы успешным?

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. И все-таки я верю, что «СОЛО» пробьет дорогу, обязательно пробьет, хотя я и не Билл Гейтс. А может быть, именно поэтому: что я не Билл Гейтс.

«Я слишком хорошо знаком с разочарованием, чтобы огорчаться по этому поводу». А. ЛИНКОЛЬН

379

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: