Владимир Владимирович Шахиджанян:
«Добро пожаловать в спокойное место российского интернета!»
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Я Вам пишу две тысячи дней

30 ноября 2007 года, пятница, день 2000

Сел за дневник — и обомлел. Двухтысячный день!

А я всё бьюсь, бьюсь, бьюсь — и никак пробиться не могу.

Школьники понимают полезность «СОЛО». Студенты проходят. Домохозяйки осваивают. Пенсионеры садятся за компьютер и проходят «СОЛО на клавиатуре», добиваясь успеха.

Чиновники? Тут всё глухо.

Если почитать мой дневник с самого начала, то процентов на семьдесят я пишу об одном и том же: как продвигал корпоративную версию, уговаривая чиновников пройти «СОЛО», как пробивал помещение…

Двухтысячный день нашей фирмы — это повод подвести итоги. Вроде они налицо. Мы стали лучше, интереснее. Большое количество людей узнали о нашем продукте. Но сколько ещё предстоит сделать!

«СОЛО» не позволило мне написать новых книг.

«СОЛО» стало моей главной работой.

Да, шесть лет назад я был прав, когда искал фирму, которая могла бы взять на себя все организационные дела. Но ведь не нашёл. Что теперь об этом говорить. Может, снова к этому вопросу вернуться? Правда, сейчас стоит искать не тех, кто начнёт всё сначала, а тех, кто возьмёт нас к себе и снимет с меня хотя бы часть организационных дел.

Но, с другой стороны, выдержал же я! Две тысячи дней мы прожили. Проживём ещё. Хотя, признаюсь, иногда хочется дневник перестать вести. Скучный он. Учебника успешного бизнесмена не получается.

Итак, сегодняшний день.

На дороге слякотно. А мне хорошо. Я в тёплой машине Максима Андреевича Меньшикова. Мы вместе везём диски в Министерство иностранных дел. Да, мы решили передать сотрудникам МИДа нашу версию «МультиСОЛО».

Приехали на десять минут раньше. В двенадцать (так мы договорились) должны встретиться с Алексеем Андреевичем Сазоновым в вестибюле около милиционера.

Ровно в 12:00 я оказался около этого милиционера. Никого нет.

Звоню Алексею Андреевичу. К телефону никто не подходит.

Звоню в приёмную Камынина. Занято.

Милиционер смотрит на меня понимающе.

— Не можете дозвониться?

— Да вот, кому ни звоню — всё занято.

— У них всегда занято, — подтвердил милиционер.

Жду, может, пройдет добродушный дядечка (или тётечка), направляющийся в департамент МИДа по информатизации и печати, и тогда я попрошу подняться в приёмную Камынина и сообщить, что я приехал.

Но мимо меня проходят слишком сумрачные мужчины, уборщица, электрик… Я не рискнул к ним обратиться с такой просьбой.

Продолжаю звонить. На 36-й минуте пробиваюсь.

— А, вы Шахиджанян, диски привезли?.. Сазонова вызвали — он уехал. Сейчас к вам спустится человек и заберёт диски.

Максим Андреевич подогнал машину к самому подъезду. Минут через десять вышла красивая, сильная, статная женщина и начала меня обнимать.

— Владимир Владимирович, как же я рада вас видеть! Вы меня не узнаёте?

— Нет, не узнаю.

— Я Женя… Впрочем, вы же любите по имени-отчеству… Евгения Сергеевна. Ходила на ваш семинар. На всю жизнь запомнила, как мы ездили на «скорой помощи»…

— И кем вы в МИДе? — спросил  я.

— Отвечаю за наш ресурс в Интернете.

Чёрт возьми, подумал  я. Столько времени потратил, чтобы найти знакомых в МИДе, а оказывается, моя бывшая студентка могла бы мне помочь.

— Где ваши диски? — спросила Евгения Сергеевна.

— Вы одна не справитесь. Несколько коробок…

Евгения Сергеевна вызвала своего коллегу, и они за две минуты перенесли диски из машины в здание МИДа.

Кто знает, может быть, научатся сотрудники МИДа — и захотят установить нашу корпоративную версию для всего коллектива.

Не исключаю и другого варианта. Наши диски могут раздать — я об этом написал в письме Камынину — иностранным журналистам, аккредитованным в Москве. Может быть, что-то попадёт и в посольство, таким образом число учеников увеличится и возрастёт количество лицензионных солистов.

Если чем-то заниматься методично, составить план и его выполнять, можно добиться результата. Главное — действовать.

Об этом я говорю Максиму Андреевичу Меньшикову, пока мы едем в офис.

В очередной раз у нас с исполнительным директором — серьёзный разговор. Я пытаюсь учить его работать. В сотый раз повторяю:

— Главное — сосредоточиться на поиске людей для работы на нашей фирме. Второе направление — корпоративные солисты. Третье — порядок в офисе. Четвёртое — доделка девятой версии. Пятое — поиск новых программ, которые можно значительно улучшить и сделать нашим продуктом.

Максим Андреевич, как всегда, соглашается. Хотя и бурчит:

— Что вы хотите, Владимир Владимирович? Я по четырнадцать часов иногда тружусь. Устал очень.

В который раз я произношу:

— Важно не количество времени, затраченное на работу, а результативность.

В офисе решили сделать ещё одну рассылку для тех, кто живёт в Москве. Рассказать об очной школе, о том, что мы ищем программиста, дизайнера, замдиректора и менеджера.

Любопытно: с кем ни поговоришь, все испытывают кадровый голод. Всем нужны талантливые программисты, дизайнеры и руководители. Если лет пять-шесть назад на каждую вакантную должность было по три-четыре соискателя, то сейчас, мне кажется, на каждого хорошего программиста, дизайнера, администратора — по пять-шесть, а то и десять предложений. Работодатели предлагают прекрасную зарплату, серьёзный соцпакет, удобные условия труда и даже готовы снимать квартиры для иногородних.

Брожу по сайту «Суперджоб». Читаю предложения от соискателей. У всех завышенные требования. Все хотят высокую зарплату, карьерный рост, и все просто идеальные работники — если верить анкетам.

Неделю назад мы встретились с пятнадцатью кандидатами. Ни один из пришедших наниматься на работу нас не устроил. Низкий уровень общей культуры, малые знания, безграмотность, отсутствие личного обаяния, серьёзного опыта работы, и при этом — большие претензии, завышенное самомнение. В объявлении мы написали, что владение слепым десятипальцевым методом и знание «СОЛО на клавиатуре» обязательны. Никто из пришедших слепым методом не владел, о программе «что-то слышал». Несерьёзный подход. Такие люди нам не нужны.

Я нашёл двух интересных программистов, и они вроде были готовы идти к нам на работу, но сегодня каждый из них позвонил и сказал — буквально повторяя друг за другом, дословно:

— Владимир Владимирович, к сожалению, я не могу принять ваше предложение, ибо меня только что повысили в должности и прибавили к зарплате 25 тысяч рублей. Произошло, как вы и предсказывали: я прошёл «СОЛО на клавиатуре», и у меня начались положительные изменения в жизни…

В 16:15 я вышел из офиса. Почувствовал боль в ногах. Решил взять такси: Игорь Рабинер попросил меня поприсутствовать на презентации его новой книги о «Спартаке».

Быстро остановил машину. По пути разговорился с водителем.

— Юрий Викторович меня зовут. Сам я из Мурманска. Там заведовал магазином. В Москве полгода. Практически в машине живу. Снимал квартиру, но 22 тысячи рублей платить за жильё ежемесячно не в состоянии. Вот мотаюсь по городу и сплю в гараже… С женой разошёлся. Утром испортил настроение инспектор ГАИ, а так я бываю не очень хмурым. Компьютер? О каком компьютере вы говорите? У меня его в Мурманске не было и здесь не предвидится…

Юрий Сергеевич машину вёл уверенно и спокойно. На «торпеде» у него красовался навигатор, который подсказывал нам путь следования. Я решил себе такой купить. Стоит он пять тысяч рублей. Сколько дисков «СОЛО на клавиатуре» можно купить на пять тысяч рублей?..

Презентация прошла прекрасно. Автор книги о «Спартаке» Игорь Рабинер посещал мои семинары в университете, и, конечно, мне было приятно видеть успех его работы. Больше всего мне понравилось выступление Никиты Симоняна. Умно, точно, по-деловому и с юмором.

Человек десять из числа присутствующих после окончания официальной части, на фуршете, спрашивали меня, что я делаю на сайте знакомств.

Мы хорошо поговорили с Айдером Муждабаевым, Петром Спектором и Леонидом Трахтенбергом.

Оказывается, Айдер Муждабаев, ныне один из ведущих журналистов «МК», в 15 лет, болея за «Спартак», написал любимым игрокам проникновенное письмо и спустя некоторое время получил от них ответ, подписанный Валерием Шмаровым, Ринатом Дасаевым, Сергеем Новиковым и Фёдором Черенковым. Об этой истории Игорь Рабинер рассказал в предисловии ко второму тому книги «Как убивали «Спартак».

Узнав об этом, я тут же вспомнил наши обсуждения на фирме по поводу анкет: нужно или нет отвечать на них нашим сотрудникам? Нужно! И на письма, которые пишут наши солисты, мы должны реагировать быстро и отвечать не формально, а искренне — так, чтобы человек запомнил наше послание.

С пресс-конференции вернулся в офис и решил сесть за обзвон.

Звонил тем, кто недавно зарегистрировал девятую версию «СОЛО на клавиатуре». Среди них были семейный доктор, руководитель одного из подразделений «Руснефти», подполковник, занимающийся созданием военной техники, ветеринарный врач, юрист, парикмахер-стилист, учитель английского языка, менеджер.

Конечно, они все обещали мне поговорить со своим руководством об установке корпоративной версии.

Конечно, они все заверили меня, что расскажут о нашей программе в кругу своих знакомых, друзей, коллег.

Параллельно со мной обзвоном занимались Юрий Станиславович Недзвецкий и Пётр Дмитриевич Харитонов.

Общее число обзвонов — 101. Хоть чего-то я за этот день добился. Уже хорошо.

Офис покинул в двенадцатом часу ночи.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. Сегодня свершилось чудо: сам Павел Вячеславович Померанцев сделал десять обзвонов. Молодец!

«Трудись, как муравей, если хочешь быть уподоблен пчеле». Козьма Прутков

400

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: