Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Загадка Людвига Баварского. Часть 2

Часть вторая

...До замка Нойшванштайн мы добирались на поезде из Мюнхена до городка Фюссен, а затем на автобусе до деревушки Швангау. Мощь и одновременно изящество архитектуры поражают! Внутренние покои показались пышными, но в то же время небольшими. Замок напомнил мне «Ласточкино гнездо» в Крыму.

Нойшванштайн стоит на месте двух крепостей, переднего и заднего Швангау. Когда-то на этом месте располагался средневековый замок Шванштайн ("Лебединый утёс"). Во времена Людвига II от него остались только руины, которые сравняли с землёй, чтобы укрепить скалу.

Король приказал на этом месте путём взрыва скалы опустить плато приблизительно на 8 м и создать тем самым место для постройки дворца. После строительства дороги и прокладки трубопровода 5 сентября 1869 года был заложен первый камень в основание замка.

Строительство было поручено придворному архитектору Эдуарду Риделю. Театральный художник Кристиан Янк переносил мечты Людвига на бумагу. При проектировании также использовались планы средневекового замка Вартбург.

Нойшванштайн стал для Людвига своего рода проекцией его внутреннего мира.

"На высокой скале, где на фоне небес

Дикой чащей разросся чернеющий лес,

Где среди тишины водопад лишь шумит,

Белый замок, как лебедь, над лесом парит..."

Вся архитектура и художественные украшения замка пронизаны мотивом лебедя. Лебедь — геральдическая птица старинного рода графов Швангау — преемником этого рода считал себя отец Людвига.

Изнутри замок украшен иллюстрациями к операм Вагнера и старинным германским легендам, прежде всего легендой о Лоэнгрине.

Это настоящий сказочный дворец. В замке можно заметить смешение архитектурных стилей неоренессанс, неоготика, необарокко.

В Нойшванштайне король приказал поставить несколько динамо-машин и провести электричество.

В 1869—1873 годах были построены ворота замка. Только в 1872 году на строительство было доставлено не менее 450 тонн цемента. В 1880 году на стройке было занято 209 плотников, каменотёсов и подсобных рабочих.

На возведение Нойшванштайна из государственной казны была израсходована гигантская сумма – шесть миллионов золотых марок. При этом добрая половина денег попросту разворовывалась. Обвиняли же в растратах короля. Лейб-медик короля, доктор Шлейс, так отзывался об окружающих монарха: «Эти продажные, мелкие, лживые, рабские натуры только поджигали его и вталкивали его в безумные затраты».

Когда министр финансов заявил королю, что денег у государства на постройку замка нет, и что государство и без того вошло в значительные долги, Людвиг II дал такой приказ в королевскую комиссию относительно дерзкого министра: «Высечь его, собаку, и потом выколоть ему глаза».

Людвиг обращался с просьбами займов в Бразилию, Стокгольм, Константинополь, Тегеран, а также к французскому правительству, обеспечивая за это нейтралитет на случай войны Франции с Германией. Всё это беспокоило Берлин, который следил за королём Людвигом.

Король даже задумал послать верных людей в крупные города Европы с целью ограбления банков. Однако «верные люди» предали своего короля, потратив выданные деньги на личные нужды и сообщив, что задуманный план сорвался по независящим от них обстоятельствам.

Если Людвигу приходила в голову какая-нибудь мысль, он немедленно должен был выполнить её. Однажды он узнал, что в Вене давалась опера, в которой выведена была мадам Помпадур. Людвиг приказал послу доставить партитуру оперы во что бы то ни стало, хотя ни автор, ни директор театра не желали отдавать её. Пришлось нанять стенографа и таким образом добыть партитуру.

Король искал понимания – и не находил, искал любви – и не находил, искал гармонии – и не находил. В результате он остался с самим собой. Одиночество – неизбежный удел таких людей.

В 1881 году Людвиг подружился с венским актёром Йозефом Кайнцем. Вместе они совершили поездку в Швейцарию по следам Вильгельма Телля.

Людвиг искал дружбы, ценил искренность и преданность.

«Но если бы мне чудом повстречался прямой и чистый сердцем человек, безумец, не утративший способность отпрянуть в ужасе перед ужасным. Когда бы предо мной явилась эта душа, не потерявшая иллюзий…»

– Я, я тот самый чистый человек, с душой, не утратившей иллюзий! – говорит Людвиг (в исполнении Хельмута Бергера) в гениальном фильме Лукино Висконти «Людвиг».

«…Так чем же провинился перед тобою этот человек с глубоким, нежным и открытым сердцем? Лишь тем, что молча преклонив колена, он столько лет любил тебя одну?!»

Последние годы жизни Людвиг сидел в Государственном совете заслонённый экраном, и никто не видел его лица. Когда королю наскучили постоянные приставания министров, он подумывал совершить побег. Он хотел продать Баварию и купить себе необитаемый остров, где бы его не стесняли ни конституция, ни совет министров. Директору государственных архивов Людвиг II приказал отправиться в глубь Гималайских гор, чтобы найти там такую страну, где Людвиг мог бы царствовать неограниченным монархом. Подданный объездил Канаду, Кипр, Крит и даже Крым, чтобы отыскать такой укромный уголок, где бы его монарх мог прожить спокойно несколько лет.

На придворных обедах устраивали сервировку стола так, чтобы сидящие за столом были скрыты вазами и цветами, дабы король не мог видеть присутствующих.

Один из приближённых должен был в течение нескольких недель являться к королю в маске, так как повелитель не выносил его лица.

Посещая театр, король прятался в ложе, а позже приказал играть оперы лишь для себя одного.

Людвиг не смог построить идеальное царство Божьей Милости в своём королевстве, и потому решил построить небесный Иерусалим для одного себя.

Нойшванштайн стал своего рода монастырём для одинокого Людвига. Здесь он скрывается от людей и суеты, здесь он хочет быть ближе к Богу.

Весной 1884 года король уже мог жить в своих покоях на 4 этаже. Там Людвиг II провёл четверть всего времени за последние два года до своей смерти.

В недостроенном замке Людвиг прожил всего 172 дня. После смерти короля в 1886 году все строительные работы были приостановлены. Уже через несколько недель после смерти Людвига II, замок открыли для посетителей, чтобы хотя бы частично компенсировать расходы.

До сих пор с замком связано много легенд. В годы Второй Мировой Войны здесь хранились произведения искусства и драгоценности из личной коллекции Гитлера, а также золото Рейхсбанка. Говорят, в последние дни войны сокровища были утоплены в одном из близлежащих озёр.

В 1869—1872 годах по указанию Людвига в горах был построен альпийский деревянный дом. Там с середины 1870-х годов король проводил в уединении свой день рождения.

Людвиг наслаждался одиночеством и страдал от него. В последние годы своей жизни он всё больше и больше становился отшельником, окончательно ушедшим в собственный вымышленный мир, населённый героями легенд.

Днём король спал, а ночью отправлялся прогуляться на лошади, очень часто высоко в горы, где при свете луны декламировал любимого Шиллера. За это его стали называть «лунным королём».

Во время таких прогулок Людвиг II любил представлять себя в образе мифического Рыцаря Лебедя – Лоэнгрина, иногда даже переодевался в его костюм.

"Сказочный король" часто поднимался вверх по ущелью к горному мосту Мариенбрюке, названному так в честь его матери – принцессы Марии Фридерики Прусской.

По вечерам по приказу Людвига II во всех помещениях Нойшванштайна зажигали свет, чтобы под звёздным небом он мог издали любоваться своей резиденцией.

Король с детства избегал людей. Теперь эта особенность характера усилилась и превратилась в отшельничество. Людвиг таинственно бродил по пустым залам дворца, освещённым бесчисленным количеством свечей. Зимою он часто по ночам, одетый в фантастический костюм горного духа, предпринимал поездки в горы на санях, освещённых электрическим светом.

Очень часто Людвиг одевался в одежды пилигрима и воображал себя пилигримом из «Тангейзера». Нередко он изображал из себя рыцаря Тристана. Но самым большим его любимцем был лебединый рыцарь Лоэнгрин.

Людвиг повелел привезти в Нойшванштайн самых породистых лебедей царской метки, чтобы любоваться ими. Известно, что медитация при любовании белым лебедем очищает душу. Уподобляясь белой лебеди, человек входит в порядок бессмертия. Так учили рыцари Святой Чаши в замках Грааля.

Людвиг не только хотел быть Лоэнгрином, но хотел даже жить Лоэнгрином. Для этого он одевался в костюм Лоэнгрина и плавал в лодочке по искусственному озеру в гроте Венеры. Чтобы вода была лазурной, как хотел король, её подкрашивали. А первая в Германии миниэлектростанция создавала волнение на воде.

В молодости воздержанный, умеренный и вполне трезвый, Людвиг II начал объедаться и много пить вина. Любимым его напитком было шампанское, смешанное с рейнвейном и с каплями фиалкового эфирного масла.

Уединившись в Нойшванштайне, король пил шампанское и коньяк в неумеренных количествах. Он унизительно обращался с прислугой и своими министрами, которым приходилось разыскивать его в горах, чтобы получить подписи на документах.

Часто король слышал голоса и видел галлюцинации. Во время снега и мороза ему казалось, что он стоит у берега моря. Король кланялся деревьям и кустам, снимал шляпу перед кустарником и заставлял приближенных преклоняться перед статуей, принимая её за Марию Антуанетту. Или, быть может, он только играл в это?

Людвиг II страдал страшными головными болями, особенно в затылке, и часто прибегал к помощи льда. Желая избавиться от бессонницы, король много употреблял успокаивающего (хлоралгидрата), что давало обратный эффект. Бывали случаи, когда у Людвига наступали приступы мускульного бешенства: он скакал, плясал, прыгал, рвал на себе волосы и бороду; другой раз он, напротив, оцепеневал и стоял часами неподвижно на месте.

Ещё в детстве у принца Людвига наблюдались вспышки гнева. Однажды он чуть не повесил своего маленького братишку Отто, обвинив его в нарушении субординации.

Теперь же в бешенстве король отдавал приказы «заковать в цепи» и даже «утопить в озере». Людвиг произносил ужасные слова против отца и матери, против германского императора и других государей.

Король иногда приказывал сажать своих подданных на хлеб и воду в воображаемую Бастилию. 32 его слуги были королем избиты. Личное оружие Людвига от него прятали.

Постепенно Людвиг становился мизантропом.

Как и многие мужчины, не нашедшие любви и понимания у женщин, Людвиг искал понимание и любовь у мужчин. Король просил своих подданных набирать в прислугу «красивых юношей», используя их в качестве своих любовников. В 2002 году неожиданно всплыли письма короля Людвига к его конюху и почтальону Карлу Хессельшверду. В них содержатся инструкции подбора «друзей» мужского пола и требование обязательно предоставлять откровенные фотографии претендентов.

Людвиг был странным человеком. Увлечённый рассказами Захер-Мазоха, Людвиг вступил с ним в безымянную переписку, которая постепенно их сблизила. Людвиг даже назначил в скалах Тироля свидание Захер-Мазоху. Свою таинственную встречу с королём Захер-Мазох описал в рассказе «Приключение с Людвигом II».

Другой странный человек – Пётр Ильич Чайковский – тоже был подозреваем в гомосексуализме.

Когда в 1875 году Чайковскому сделали заказ написать романтический балет, он вспомнил об опере Рихарда Вагнера «Лоэнгрин». Со студенческих лет Чайковский высоко ценил музыку Вагнера и мечтал познакомиться с ним лично. В 1876 году Чайковский отправился в Баварию на премьеру вагнеровского «Кольца Нибелунгов», где и состоялось знакомство двух композиторов.

В музыке Чайковского часто можно услышать отзвуки вагнеровских опер.

Посетив «Лебединое озеро» (Шванзее) и возвратившись в Россию, Чайковский пишет своё «Лебединое озеро». Но гениальное творение мастера вначале не нашло признания. Первые слушатели говорили Чайковскому: «Танцевать Ваш балет невозможно. Это скорее симфония. Вы взялись за немыслимый сюжет, непонятный простым смертным».

Гении всегда кажутся непонятными и странными.

100 лет назад известный французский социолог Эмиль Дюркгейм написал работу, в которой утверждал, что гениальность и сумасшествие вещи довольно близкие, часто пересекающиеся.

Всякого человека, который кажется непонятным большинству, с лёгкостью могут назвать ненормальным и даже сумасшедшим.

В этом сумасшедшем мире нетрудно сойти с ума. Только подлинно сумасшедшие кажутся здесь нормальными.

Да и что такое нормальный? Такой же как и все? А если человек не желает приспосабливаться, хочет оставаться собой, то он не нормальный?

Самый лёгкий способ избавиться от неугодного человека это объявить его сумасшедшим.

Любого человека, увлечённого какой-нибудь идеей, можно назвать параноиком.

Людей посредственных, ничем не выдающихся, обычно никто не преследует. Преследуют тех, кто по своим дарованиям или способностям чем-нибудь выдаётся над окружающими.

Кто же хотел избавиться от короля Людвига II ?

Древнеримский принцип гласит: «ищи того, кому это выгодно»!

Монархия в Баварии была конституционной, и демократические институты постепенно уменьшали власть короля. Но Людвиг был ещё очень популярен в народе. И если бы он попросил в парламенте денег на строительство нового замка Грааля Фалькенштайн, денег бы ему дали, но отправили бы кабинет министров в отставку. Долг короля в 13 миллионов марок угрожал увольнением от должности премьер-министру Лутцу.

Личный адъютант короля полковник Дюркхайм свидетельствовал: «Частная жизнь короля странная в той мере и постольку, поскольку его правительство захотело, чтобы оно было странным. До того, как замки начали строиться, все эти траты регулярно одобрялись государственным казначейством. В правительстве были люди, заинтересованные в том, чтобы король потворствовал своим безумствам. Были люди, которые имели опасное влияние на короля. Потом эти люди были удалены из правительства.

– Вы намекаете, что правительство Баварии вошло в заговор против своего законного монарха?»

Да, это был заговор, который давно готовился. Ещё в 1870 году премьер-министр Баварии граф Брай-Штейнбург предложил королю Людвигу добровольно отказаться от власти и передать корону прусскому королю. В качестве отступных были предложены большие привилегии. Но Людвиг категорически отказался, поскольку хотел видеть Баварию независимой.

Если король не желал отказаться от трона, то в соответствии с конституцией Баварии лишить его власти можно было только объявив короля недееспособным. Власть в этом случае переходила к наследнику престола кронпринцу Отто. Но поскольку принц Отто находился на излечении в сумасшедшем доме, то власть передавалась регенту принцу Леопольду.

В результате успешного заговора, во главе которого стоял премьер-министр Лутц, король был признан душевнобольным и объявлен недееспособным. Для этого была использована карательная психиатрия.

8 июня 1886 года крупнейший немецкий психиатр того времени профессор Бернхард фон Гудден и консилиум из трёх врачей пришли к выводу, письменно зафиксированному, что «Его Величество болен паранойей в тяжёлой форме. Болезнь сильно запущена и едва ли излечима. Положение будет только усугубляться. Такая болезнь уничтожает свободу воли, и дальнейшее вмешательство короля в государственные дела будет только мешать управлению королевством. Это состояние душевной деятельности короля является пожизненным».

Слабым местом медицинского заключения было то, что оно основывалось только на письмах и свидетельских показаниях. Врачи не могли обследовали самого короля, потому что он вряд ли допустил бы подобный осмотр. Диагноз врачи «слепили заочно».

Когда профессор Бернхард фон Гудден сообщил королю решение консилиума, возмущённый Людвиг спросил:

– Как вы можете объявить меня психически больным, если вы никогда не освидетельствовали меня?

– Ваше величество, в этом нет необходимости, – ответил придворный врач. – Мы обладаем информацией, которая нам даёт достаточно доказательств.

Какие же это были доказательства?

Действительно, Людвиг II имел ряд предков с несомненным отягощением центральной нервной системы. Отец, представитель рода Виттельсбахов, и мать — из рода Гогенцоллернов, страдали различными маниями. Младший брат Людвига – Отто – тоже страдал душевной болезнью.

Но что ещё более поразительно, Людвиг мог и не быть сыном короля Максимилиана II !

Имелось, якобы, даже личное письмо короля Максимилиана, в котором он признавался, что Людвиг и Отто не его родные сыновья.

Дело в том, что в 1835 году Максимилиан отправился покутить в Будапешт, где заразился триппером. Эта болезнь в то время считалась неизлечимой, а значит, он лишился возможности иметь наследника. Максимилиан попросил придворного камердинера, итальянца по происхождению, Йозефа Тамбози, время от времени исполнять вместо себя супружеские обязанности. Ну а чтобы королева Мария ничего не заподозрила и не обнаружила подмены, в эти вечера он напаивал её вином. Алкоголь, как известно, плохо влияет на наследственность.

Окончание следует

Николай Кофырин

241

Комментарии

Пока никто не комментировал. Вы можете стать первым.


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: