Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Заставлю глухих услышать, а немых — заговорить

3 февраля 2005, четверг, день 998

Ленинский проспект, дом 15, третий этаж, офис 335.

Более двух лет почти ежедневно я входил в эту комнату. Зашел и сегодня.

Наш старый офис… Ободранные стены, выдернутая проводка. Новые хозяева подготовились к ремонту. Ни одного человека в двух комнатах. На подоконнике — мой автоответчик. Его мне подарил Юрий Владимирович Никулин, если не ошибаюсь, в начале 1980-х годов. Он вернулся из Америки и вручил мне этот ценный подарок… Переехав в новый офис, я установил автоответчик в старом помещении, и многим людям он сообщал наш новый телефон.

Вдруг я заметил, что автоответчик раскрыт, принимающая кассета вытащена, вилка из сети вынута. Автоответчик отключен!

Стало грустно. Увидел себя со стороны, такой кинокадр: пустая комната, шумный проспект, неработающий автоответчик, оборванные провода, на полу окурки, ведро с засохшей краской посреди комнаты… И я стою посреди всего этого растерянный.

Наш старый офис…

Обидно. Кто выключил автоответчик? Почему нам об этом не сказали?!

Теперь я понимаю, почему последнее время было так мало регистраций в нашем новом офисе… Что ж, придется пережить и это.

Взял автоответчик, положил в пакет. Наверное, он уже не работает. Но я не выброшу его. Это память о Юрии Владимировиче Никулине… И о многих других.

Я бы мог выпустить диск с «говорящими» автографами. Мой автоответчик записывал голоса Юрия Никулина, Александра Калягина, Валентина Распутина, Владимира Богомолова, Александра Митты, Рустама Ибрагимбекова, Елены Камбуровой, Джуны Давиташвили, Грачика Кещяна, Виталия Коротича, Михаила Ненашева, Павла Гусева, Владимира Платонова… Это я назвал относительно известных людей. А еще звонили мои друзья, ученики, знакомые, коллеги — их голоса для меня не менее дороги, чем голоса знаменитых людей. Но я не собирал эти записи. Вечный дефицит пленки — я ее долгие годы экономил. Поэтому и не осталось у меня звуковых автографов.

Поднялся на третий этаж, в издательство «БИНОМ».

— Ну вот, — сказал мне один из сотрудников издательства, — можете подписывать в печать свою многострадальную книгу «КомпьютЕрики шутят». Думаю, что ее ждет успех. У нас ее читали, многие смеялись.

Я уже взял ручку, чтобы на титульном листе написать: «В печать!» — и жирно расписаться. Но решил полистать…

А где реклама «Миэля»?! Я же целую страницу отвел под рассказ об этой замечательной фирме недвижимости. Нет рекламы! Полистал еще -заметил, что фамилию Кнороз под одним из анекдотов набрали с двумя ошибками. Как же так?! Прочтет это наш замечательный веб-мастер и редактор Андрей Валерьевич Кнороз — и огорчится. Я все поправил.

Сотрудница издательства сказала, что знает об этих недоделках, просто забыла мне сообщить, что в окончательном варианте все будет поправлено, а мне случайно дали не последнюю распечатку. Я сказал, что подожду — пусть принесут последнюю. Пришлось задержаться в издательстве на полтора часа.

Но и в последней распечатке те же ошибки остались. И уже при мне их поправили.

Вернувшись в офис, засел за телефон. В Правительстве Российской Федерации мне сообщили, что мое открытое письмо М. Е. Фрадкову было расписано Сергеем Евгеньевичем Нарышкиным, руководителем аппарата Правительства Российской Федерации в ранге министра, начальнику Департамента отраслевого развития Ольге Станиславовне Пушкаревой. А она его отправила министру образования и науки Андрею Александровичу Фурсенко и министру информационных технологий и связи Леониду Дододжоновичу Рейману — с просьбой разобраться, принять меры, сообщив об этом Правительству Российской Федерации и автору письма, то есть мне. Как мне сказал один из сотрудников, письмо фельдъегерской почтой доставлено этим министрам.

Все уходит по нисходящей… Министры отправят письмо начальникам департаментов, те — заведующим отделами, которые в свою очередь распишут мое послание какому-нибудь рядовому чиновнику, а тот дело «замотает» или в лучшем случае отпишет мне (копию — наверх) стандартный ответ: «Вопрос рассмотрен и будет учтен в ближайших планах, связанных с улучшением компьютерного образования в России».

Как там назывался один популярный фильм? «Страна глухих»?

Нет уж, я проявлю настырность и заставлю глухих услышать, а немых — заговорить…

А на фирме молчал Павел Вячеславович Померанцев. Он проходит курс «Учимся говорить публично» и сейчас выполняет задание: два дня молчать. Молодец наш новый сотрудник! Всем старым я давно говорил: начните заниматься по моему курсу! А они все тянут и тянут…

Я хочу научить моих сотрудников правильно общаться! И здесь нужно проявить настырность.

Как обучать сотрудников? На эту тему мы долго беседовали сегодня с Максимом Андреевичем Меньшиковым и разработали план действий.

Ночью я получил письмо от Павла Вячеславовича Померанцева. Даю его в своем дневнике с тайной надеждой, что и другие сотрудники фирмы последуют примеру Павла Вячеславовича.

…Первой мыслью, когда проснулся, была такая: «А продержусь ли?! Это же невозможно — молчать два дня, я же не привык!!!»

Ну и что, что не привык? Надо пробовать. «Глаза боятся — руки делают» — правильная пословица.

Потом стал постепенно привыкать. Ведь оказалось это совсем нетрудным делом — молчать. На звонки, правда, не мог отвечать, неудобно немного было, что Анвар Шамилевич Хусяинов за меня разговаривал, но потом смирился. Вы же разрешили.

Немного приходилось общаться и вне офиса. В столовой притворился, что у меня болит горло.

Забавный случай был. Нужно было передать проездные девушке, которую я никогда не видел. Она сказала, в чем будет одета, но на месте встречи было много таких. Я к нескольким подходил, показывал пачку проездных, они не понимали… Что они думали, интересно?

Вообще я увидел два крупных плюса в выполнении этого упражнения. Во-первых, очень интересно ощутить, каково быть ущербным, немым, к тому же теперь понимаю, что обойтись без слов вполне можно. Наверное, я научусь ценить свою речь, использовать слова более разумно. Во-вторых, можно научиться слушать собеседника. (После разговора с Вами я вынес из него гораздо больше, чем если бы я Вас перебивал и вставлял свои реплики.)

Единственное, что не понравилось, — весь день я был в напряжении. Это, наверное, от непривычки. Но я в восторге от упражнения «Немой».

Подходит к концу второй день молчания. Сегодня тоже отметил для себя много интересного. Не произнес за два дня ни одного слова, ни шепотом, ни вслух, чем очень горжусь, сумел вытерпеть. Зато сегодня очень сильно хотелось что-нибудь сказать: не так-то просто оказалось столь долго не разговаривать. Я даже был, наверное, излишне эмоционален сегодня, мне трудно находиться рядом с Дмитрием Юрьевичем Митрофановым и молчать. Поэтому писал ему записки, общался жестами.

Послушал, как говорят окружающие. Я и раньше замечал, какие особенности речи украшают ее (четкость, плавность, логичность, уверенность), а какие мешают в общении (слова-паразиты, запинки и т.д.).

В основном это упражнение было полезно для меня тем, что я учился слушать, не перебивая и не возражая. Буду теперь при любых разговорах вспоминать, как я молчал, и стараться прерывать собеседника реже.

Что еще очень интересно: сегодня я чувствовал себя не таким, как окружающие. Вроде такие же люди, однако они могут говорить, а я — нет. Это так странно… Я действительно НЕ МОГ произнести ни слова. Завтра этот груз спадет с меня. Хотя, может быть, мне стоит еще разок пройти это упражнение через некоторое время? Я над этим поразмыслю.

А сейчас так и подмывает что-нибудь сказать. Устал молчать.

Ваш Павел Вячеславович.

P.S. Меньшиков М. А. меня просто восхищает. Где он научился так хорошо командовать и управлять людьми? Единственное, что я бы в нем добавил, — немного мягкости. А в целом — прекрасный хозяйственник!

Вот такое послание. Не скрою, мне было приятно прочитать о Меньшикове. Вот только плохо, что он, в отличие от своего будущего заместителя, еще не начал проходить «Учимся говорить публично»…

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. Как же я хочу найти еще двух-трех талантливых молодых людей, которым было бы интересно продвигать «СОЛО на клавиатуре», улучшать работу фирмы, расти вместе с ней. Словом, это должны быть люди увлеченные, энергичные, честные, воспитанные, грамотные, умные…

Набрал эти слова — и улыбнулся. Все мечтают о таких сотрудниках! Но где же их взять? Ведь платим мы копейки. Но если благодаря хорошей работе фирмы поднимутся продажи — и платить мы будем хорошо! (Да, я готов 80 процентов нашей прибыли пускать на зарплату.)

Наверняка среди наших солистов есть такие люди, которые стали бы идеальными сотрудниками «ЭргоСОЛО». Но почему-то наши пути пока не пересекаются…

«Жизнеописание чиновника — «Жизнь в отписках». Валентин Домиль

403

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: