Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Звонки раздавались, но он не звонил

19, 20 марта 2011 года, суббота и воскресенье, дни 3204 — 3205

Я настолько устал вчера, что в субботу еле-еле встал.

Проснулся в девять утра — а встать не могу. Лёг-то в пять утра...

Так и лежал: то засну, то проснусь.

Смог окончательно подняться в одиннадцать дня.

Три часа ночного эфира сказываются. Ощущение, будто меня били. Мышечная боль...

Мне позвонил Павел Вячеславович Померанцев и поинтересовался: как я себя чувствую?

Я ему рассказал о своём состоянии.

— Слушайте, а зачем вам это надо? Отдыхайте! Ночь, кто там слушает?..

А я ему ответил, что испытываю кайф, когда веду ночные эфиры.

И ведь верно: сплошной кайф ночью!

В студии один. Тишина. Микрофон. На столе бутылка минеральной воды, стакан. И команда: «Через одну минуту начинаем!». И я собираюсь...

Зажигается лампочка у микрофона — и я общаюсь.

Говорю то громко, то тихо, модулирую голосом, вслух рассуждаю, огорчаюсь, радуюсь, предлагаю звонить в студию — и звонки раздаются. Я слышу голоса тех, кто звонит, — и вместе со слушателями мы рассуждаем о жизни; и, судя по звонкам, мне удаётся поднять настроение тем, кто в ночи не спит.

Это же действительно кайф — прямой эфир! Разговор в реальном времени. Как минимум передачу слушают несколько тысяч человек.

Согласился бы я выступить, скажем, в театральном зале на три-четыре тысячи человек, где могли бы собраться те, кому я интересен?

Конечно, согласился бы.

Вот я и выступаю. Только для этого слушателям не надо никуда ехать — я прихожу к ним домой, я еду вместе с ними в их автомобиле, я зримо (нет, слово неточное — они меня не видят, только слышат) присутствую рядом с теми, кто ночью работают: сторожа, пожарные, полиция...

И, судя по откликам, мои слова воспринимаются правильно.

Как мне добиться, чтобы мои слова правильно воспринимались сотрудниками нашей фирмы?..

В субботу отвечал на письма. Читал газеты, журналы. Всё пытался разобрать их и понял: бесполезное дело. Скорее всего, придётся принять кардинальное решение: все старые газеты выкинуть. Сколько их у меня? Наверное, тысячи три-четыре...

А в воскресенье всё шло по плану. Утром — подготовка к радио «Мегаполис», потом эфир. А дальше — поездка в офис и встреча с курильщиками.

Я горжусь, я хвастаюсь, я докладываю: я отучил курить десять человек.

Когда из комнаты, где проходит сеанс, вышел десятый, — я почувствовал жуткую физическую усталость.

Можно делать всё механически: рассказать, как надо курить, произнести несколько реплик, посмотреть внимательно в глаза — и, как говорится, с вами покончено, следующий! Нет — я с каждым говорю отдельно, внимательно и подробно. Я пытаюсь для каждого найти свои слова и подобрать «дозу» (при мне человек курит и должен в определённом порядке делать затяжки) индивидуальную. Только тогда будет эффект. Я выкладываюсь — поэтому устаю.

Но мне это нравится!

Домой приехал разбитым — но с хорошим настроением. Чёрт возьми, я востребован!..

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. Признаюсь, что у меня сегодня была тайная надежда: а вдруг мне позвонит чиновник высокого ранга, которому я три дня назад отправил своё письмо с рассказом о фирме и с просьбой помочь?..

Звонки раздавались — но я уже не вздрагивал, ибо понимал: надежды, что сегодня позвонят мне по этому поводу, мало. К сожалению, был прав — не позвонили. Хотя знаю: чиновник в этот день работал — его показывали по телевидению, о нём писали в Интернете — у этого чиновника практически, как у меня, нет выходных.

«Снисходительное отношение к глупости присуще каждому умному человеку». Абу-ль-Фарадж, арабский филолог и географ

391

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: