Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Валентина

Сергей Николаевич Есин

О таких книгах писать сложно: невозможно заставить себя почувствовать, как автор непривычно осознал потерю. Московские семейства, характерно для 50-60-х устроенный быт в домах на Брестской и в Гранатном переулке, дача в Хлебниково, где березы и опята росли прямо на участке. В этих воспоминаниях отстраненно, с ложной безучастностью большого горя говорится о характере Валентины, ее «упорстве, настойчивости и умении бороться за свои права».

Во время поездки в Нижний Новгород, тогда Горький, которую совершили на первой своей машине «Жигули», заехали на интервью к Ростовскому, снимавшему неподалеку, в Вязниках, фильм «Жизнь Федора Кузькина» по повести Бориса Можаева «Живой». Здесь автор не просто описывает манеру работы Валентины Ивановой, которая никогда не пользовалась звукозаписывающей техникой. Он, Сергей Есин, на тот момент автор романа «Имитатор», «был просто мужем замечательной, умной и красивой женщины, чей талант и возможность рассуждать о судьбах и фактах искусства кино признавались мировыми величинами».

«Никогда не забыть». «Иногда мне было неловко и даже стыдно из-за каких-то неприятных поступков, которые совершала Валя. Она не умела ладить с соседями, грубила по телефону, ее полное погружение в мир собственных переживаний можно было принять за угрюмое хамство…» Но Валентина осознавала «Тогда Валя становилась милой… покладистой, много плакала, сидела дома, варила супы, приносила из магазина «Кулинария» купаты, ждала меня с работы. Она еще больше страдала, понимая, что происходило с нею». [87] Запись от одного воскресенья: «Весь день с наслаждением занимался теплицами, огурцами, косил газон, вечером сидел за компьютером. У В.С. Таня Князева и Алла – девочки вместе учились…»

Это редкий образец «мужской» биографии. Эти тексты о сугубо личных и однозначно трагических переживаниях – потребности в любви и ее цене, вере и обмане, иллюзии близости и одиночестве. Он сделан про и для нормальных мужчин, нормально резких и нормально стойких. Чувствующих себя загнанными, и привычно стремящихся на этом не концентрироваться, преодолевая загнанность профессиональным фанатизмом, иногда выпивкой, иными разными отдушинами. Большинство дневников и мемуаров «о личных переживаниях» как раз дело женское, они женщин психологически лечат. Редкий мемуар для мужчин печально констатирует, что лечиться нечем. На обручальном кольце выгравировано «Валя. 30.8.1913». Кольцо носила еще тетка матери, которую тоже звали Валентина. «Сейчас на правой руке на безымянном пальце я ношу два обручальных кольца: свое и Валино».

Сергей Шулаков

  1. Вступление
  2. Белое и чёрное
  3. Неперспективные больные
  4. Жизнь - это когда нет боли
  5. Главный нефролог
  6. Евгений Григорьевич
  7. Друг
  8. Затворница Альтоны
  9. Эмма
  10. Между жизнью и смертью
  11. Тамара
  12. Смерть профессора
  13. Петров и КГБ
  14. Лаврик
  15. Володя
  16. Алла

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: