Спокойное место Российского Интернета



 
1001
1001
"СОЛО" с доставкой домой или в офис по тел. 995 82 95. Стоимость курса 150 рублей. Мы работаем круглосуточно!
1001

Движеньем рук сказать «люблю»…

 
 Владимир Высоцкий :: Правда смертного часа

 
Февраль 1980 года

Владимир Высоцкий в книге Правда смертного часа

Февраль 80-го в жизни Владимира Семеновича Высоцкого - месяц для нас достаточно "пустой"... С 1 по 20 февраля - ни одного спектакля, ни одного концерта. Только 1 февраля - выступление во ВНИИЭТО... Вот анализ этого концерта - по фонограмме - Всеволода Ковтуна:

"У Высоцкого затруднена речь - особенно вначале (примерно, как на концерте в Навои: речь не очень внятная, но и не замедленная). Через пять минут после выхода на сцену он просит воды...

Спев "Песенку о слухах" (в концерте - третья), Высоцкий начинает традиционный рассказ - преамбулу к "Песенке о переселении душ", - но снова начинает "Песенку о слухах". Спохватывается только в конце второго куплета: "Это я вам уже пел, да?"

Фрагменты фонограммы, связанные с состоянием здоровья: "Дорогие мои товарищи! Я прошу прощения за то, что я не приехал к вам в прошлый раз. Но там были обстоятельства совсем другие - я был настолько болен, что у меня просто не было голоса. Сегодня у меня другая болезнь, но она не влияет на голосовые связки. Поэтому вы сегодня не будете обижены... (Покачнулся.) Вот видите, - у меня с ногой плохо... Нет, вы напрасно. Вы думаете, что тут "другого рода болезнь", - но ошибаетесь глубоко. У меня очень плохо, просто действительно плохо с ногой. Но я уже не мог отменить выступление...

(Из зала предлагают сесть и петь сидя.) Не надо... Это мне хуже... Мне ж перебинтовали - не беспокойтесь. Нет-нет, ничего...

Я еще хотел спеть вам две шуточные песни и потом еще одну серьезную. Если позволите, я на этом закончу, потому что я не могу стоять больше, к сожалению.

(Кажется, предлагают сделать перерыв и продолжить выступление.) Вы думаете, я устал? У меня не в этом дело... Какая усталость? Разве вы думаете, что я устаю когда-нибудь? Никогда! Просто у меня с ногами случилась неприятность. Просто перетянуты ноги..."

В том концерте Высоцкий спел одиннадцать песен и отвечал на вопросы из зала... Сказал, что в предстоящей "Кинопанораме" он постарается ответить на вопрос: как он относится к Глебу Жеглову из "Места встречи изменить нельзя". Хотя, как мы уже знаем, на записи интервью его не было...

К этому времени Высоцкий тяжело болен. И дело не только в больной ноге... Наркомания. Страшная - и тогда почти неизлечимая болезнь. Да и сейчас - при современных методах лечения и новейших препаратах - излечивается не более 10 процентов наркоманов. Попробуем установить: когда и как Высоцкий начал употреблять наркотики?

В "парижском" дневнике (начало 1975 года) В.В. много места уделяет болезни старшего сына Марины Влади - Игоря. В это время Игорь лежал в специальной клинике для наркоманов Шарантоне. (Через пять лет сюда попадет сам Высоцкий.)

"Увидели Игоря. Он сидел и что-то калякал, даже не встал. Под лекарствами он - бледный и безучастный, глаз - остановлен, все время на грани слез. Я даже испугался, увидев. Говорили с ним".

Судя по характеру записи, В.В. знает о наркотиках и наркоманах только по разговорам, да еще по собственным наблюдениям в различных больницах (в том числе и психиатрических)... Вспомним песню 1969 года:

    Не писать мне повестей, романов,
    Не читать фантастику в углу, -
    Я лежу в палате наркоманов,
    Чувствую - сам сяду на иглу.

И вот еще одно - далеко идущее - замечание-признание Высоцкого из дневника 1975 года: "Спасать надо парня, а он не хочет, чтобы его спасали, - вот она и проблема, очень похожа на то, что и у меня. Хочу пить - и не мешайте. Сдохну - мое дело и т.д... очень примитивно, да и у Игоря не сложнее".

Приведем предположение Валерия Павловича Янкловича о том, когда и как начались наркотики: "Володя сам говорил мне, что вначале укол наркотика - это был выход из запоя. Это еще не болезнь. А наркотики всерьез у него начались в конце 1975 года. Я в этом уверен".

Квалифицированное мнение врача института Склифосовского Леонида Сульповара: "Понимаете, когда мы выводили Володю из тяжелых состояний (запоя. - В.П.), то знали, что можно, а что нельзя. Ведь в этом процессе используются вещества наркотического ряда. Володя попадал в разные места, и где-то, скорее всего, передозировали. Тогда "выход" проще. Думаю, что вкус наркотика он ощутил на фоне "выхода из пике". Где и когда - я не знаю".

Еще приведем свидетельство Оксаны, которой Высоцкий, безусловно, доверял, но что-то мог преуменьшить или преувеличить: "Володя мне как-то рассказал, что первый раз ему сделали наркотик в Горьком(?), чтобы снять синдром похмелья. Врач-женщина сказала ему, что у мужа бывают запои... И она легко выводит его из этого состояния одним уколом... Это было в 1977 году. Я точно помню, что Володя сам сказал, что в 1977 году".

Эту дату подвергают сомнению практически все люди, которые хорошо знали В.В. в последние годы жизни. Врач-реаниматолог Анатолий Федотов: "Когда мы познакомились с Володей в самом конце 1975 года, он уже хорошо знал, что и как... Есть ряд препаратов, которые способны восстанавливать работоспособность нервной клетки... Можно снять чувство похмелья. Привыкание развивается очень быстро, организм истощается - это очень коварное лекарство. Долго на него надеяться нельзя".

Совсем недавно В.Аксенов на вечере памяти Высоцкого сказал по поводу злоупотребления алкоголем (как он выразился, "этого самоуничтожения"):

"Это были - и у Володи, и у меня - отчаянные попытки вернуть уходящую молодость..."

А еще - возможность удержать то счастливое всемогущество, которое может дать только творчество.

Вспоминает В.Янклович: "Я много говорил с Володей на эту тему. Он мне сказал:

- Вот ты не был на Западе, а там все творческие люди это делают. Это ведь стимулирует творчество. Я же не злоупотребляю, а только для поддержания формы... И мне это помогает".

Неожиданные сведения сообщает Людмила Абрамова, вторая жена Высоцкого, мать двух его сыновей...

"1976 год. Нина Максимовна у меня на старой квартире, я спрашиваю ее:

- Ну, как Володя?

- Ничего, хорошо...

- Не пьет?

- Нет, не пьет... Ему теперь и не нужно, он сам научился делать уколы...

- Какие уколы!?

- Амфитамины. Марина привозит их из Франции".

(Амфитамины - это такие стимуляторы, которые, как правило, синтезируются из эфедрина. Это очень мощное средство, их используют спортсмены.)

Оксана: "По-моему, Нина Максимовна до конца ничего не понимала в Володиной болезни. По-моему, она считала, что это витамины. Просто наркотики были для нее страшным словом".

Вряд ли мы сможем установить точную дату: скорее всего, В.В. стал употреблять наркотики - еще не систематически - в самом конце 75-го или в начале 76-го года. Но серьезной зависимости тогда еще не было: ни по записям, ни по фотографиям это не чувствуется...

Но как это стало привычкой, а потом и потребностью? Тут надо иметь в виду два обстоятельства. Во-первых, наркотики вначале действительно стимулировали творческий процесс... И во-вторых, привыкание к наркотикам происходит во много раз быстрее, чем к алкоголю... Итак, почему?

Версия первая... Работа на больших - громадных! - аудиториях требует колоссальной траты энергии - и нервной, и физической. В.В. всегда работал на полной отдаче, всегда тратился до конца: и в театре, и на концертах. Некоторое время наркотики могут компенсировать эти затраты. Косвенно эту версию подтверждал сам Высоцкий...

Версия вторая - вернее, целая теория - принадлежит врачу-реаниматологу из института Склифосовского Станиславу Щербакову: "Любое живое существо - и человек тоже - само себя вознаграждает. Вознаграждает чувством радости или каким-то удовольствием. Высоцкий не получал от общества адекватного вознаграждения: зажимали, травили, не давали работать в полную силу... И он вознаграждал себя этим способом...

Кроме того, в некоторых случаях наркомания является социальной защитой, особой формой социальной защиты... Может быть, наше общество и не убило Высоцкого, но оно его выталкивало! У него была не банальная наркомания - это была, повторяю, форма социальной защиты, - своеобразный химический костыль... Так у него шла настройка на наше социальное дерьмо".

И третья версия принадлежит Оксане. Объяснение простое и, может быть, самое верное... "Понимаете, Валера, к этому времени у него был уже совершенно другой - очень высокий - социальный статус. Он мог войти в любой кабинет... И Володя уже не хотел и не мог пить... А наркотики вначале позволяли внешне нормально жить и работать. Я знаю, что вначале он делал укол только после "Гамлета", чтобы восстановить силы".

Долгое время никто ничего не знал о наркотиках...

Марина Влади: "Венгрия, конец семьдесят седьмого года... У меня очень болит голова, и от твоего отсутствующего вида мне становится совсем грустно. Я на всякий случай тайком принюхиваюсь, но от тебя не пахнет водкой, и я уже ничего не понимаю. Ты смотришь как-то сквозь меня, и в твоих глазах меня пугает какая-то пустота... Прошло много лет. И только теперь я понимаю причину моего беспокойства. Холодная паника, которую я увидела тогда у тебя в глазах, возникает у наркоманов, когда они вовремя не получают своей дозы наркотика".

Леонид Сульповар: "От меня Володя очень долго это скрывал... Я только в 79-м году догадался - сам понял, - что дело тут уже не в алкоголе, а совсем в другом. Для меня это было очень грустным открытием: с наркотиками бороться куда труднее... Но Высоцкий боролся".

В.Баранчиков (заведующий отделением Центральной республиканской больницы, хороший знакомый Высоцкого): "При заболевании наркоманией слабеет, теряется воля... Больной умом понимает, что надо лечиться, а не может. Допустим, наркоман попал в тюрьму на пять лет, и все эти пять лет он ждет, когда выйдет и уколется. Высоцкий же сам несколько раз пытается вылечиться".

В сущности, вся эта книга - о его мучительных и, увы, безуспешных попытках вылечиться, о том, что, несмотpя на болезнь, Высоцкий пpактически до самых последних дней пpодолжает pаботать: не только игpать в театpе и давать концеpты, но и писать новые стихи и песни...

Продолжение следует...