Спокойное место Российского Интернета



 
1001
1001
"СОЛО" с доставкой домой или в офис по тел. 995 82 95. Стоимость курса 150 рублей. Мы работаем круглосуточно!
1001

Движеньем рук сказать «люблю»…

 
 Владимир Высоцкий :: Посмертная судьба

 
Аркадий Львов

Владимир Высоцкий в книге Правда смертного часа

В 1988 году в американском издательстве "Руссика Паблишер" вышло первое серьезное издание произведений Владимира Высоцкого - "Собрание стихов и песен" в 3-х томах. Историю создания и выхода в свет "шемякинского трехтомника" - так его называли и называют в России - рассказывает один из редакторов издания Аркадий Львов.

"Владимира Высоцкого - верьте или не верьте - я любил всегда, полюбил с тринадцати лет, как только услышал его песня. В четырнадцать лет у меня появился магнитофон, и я стал собирать записи Высоцкого. К моменту отъезда в Штаты у меня было около трехсот песен, причем все тексты я знал наизусть.

Из Союза я выехал в конце 1979 года, а в Нью-Йорк попал в 80-м году. В июле умер Высоцкий. Я переживал страшно, как будто не стало очень близкого человека. И буквально через две недели раздается неожиданный звонок:

- Вы Аркадий Львов?

- Да.

- Я хозяин издательства "Русское зарубежье". Хочу сделать книгу о Высоцком. Не хотели бы вы принять в этом участие?

Почему он позвонил именно мне? Дело в том, что существует писатель Аркадий Львов, и тоже из Одессы. Вся разница в том, что я - Львов настоящий, а он - фальшивый. Львов - это его псевдоним. Я отвечаю издателю:

- Вы ошиблись. Я - Львов, но не писатель. Я могу вам дать телефон писателя Аркадия Львова, звоните ему. Но я всю жизнь любил и собирал Высоцкого, и если хоть чем-то могу быть вам полезным, то располагайте мной...

Через неделю этот человек звонит снова:

- Вы знаете, он отказался, и мы будем делать книгу на товарищеских основаниях. Вы согласны?

- Конечно, согласен.

Когда умер Высоцкий, в русской эмигрантской прессе поднялась волна публикаций. И, как хороший бизнесмен, этот издатель сообразил, что на этой смерти можно хорошо заработать. Борис Берест - он из второй эмиграции и, в принципе, этого человека ничего кроме денег не интересовало... Кстати, это очень отразилось на качестве того двухтомника. (В России это издание известно среди коллекционеров как "американский двухтомник". - В.П.)

А у меня - как и у многих других любителей Высоцкого - была мечта: сделать книгу Высоцкого. Еще в России я начал "снимать" тексты песен, печатать их на машинке, в общем, пытался сделать свой "самиздатовский сборник". Но, конечно, не довел это дело до конца... А тут все это возникало в новом качестве, можно сделать настоящую книгу...

В общем, я начал работать. Что у нас было? Четырехтомник "Имка-Пресс" "Песни русских бардов" - там было около ста текстов Высоцкого. Я сам помнил около трехсот. Были записи, но очень плохого качества. Все это мы набрали на компьютере "Композа". Это потрясающая вещь: на экране можно исправлять и корректировать тексты. А потом выходит такая широкая лента - разрезай и монтируй страницы. С таким компьютером вполне можно иметь типографию у себя дома. И больше ничего не нужно, можешь сам издавать книги.

Я делал это совершенно бесплатно, кроме нескольких авторских экземпляров я не получил ничего. Вначале вышел первый том, потом - второй. Издатель напечатал первый тираж, потом еще и еще... Я не знаю, сколько было допечаток, но он сделал на этом двухтомнике большие деньги. Каждый том стоил пятнадцать долларов, а по тем временам это были нормальные деньги.

И сразу же стали обнаруживаться дефекты-опечатки. Громадное количество опечаток, потому что у издателя не было профессионала-корректора. Были и текстовые неточности - мы пользовались очень "грязными" фонограммами, особенно плохо было с ранними песнями. Их приходилось "расшифровывать" сквозь невероятный шум, как когда-то мы слушали "Голос Америки". В общем, когда я вносил исправления в свой рабочий экземпляр, было около шестисот ошибок! И я начал уговаривать издателя - давайте сделаем второе, исправленное издание. А его это не волновало, книги и так продавались хорошо... А тут надо делать новый набор, это расходы. "А на фига?!"

К этому времени в Штатах уже несколько лет жил и работал Михаил Шемякин. Он приехал в Нью-Йорк из Франции, где у него была неплохая карьера и хорошие деньги. Но американцев не волновали его европейские успехи, и Михаил все начал заново, практически с нуля. И за пять лет он довольно крепко встал на ноги и уже зарабатывал приличные деньги. Шемякин тоже был расстроен этой ситуацией с двухтомником, он тоже пытался по своим каналам уговорить этого Береста, подвигнуть его на переиздание. А тот вначале обещал, а потом отказывался...

Я говорю Шемякину (в это время я уже работал у него): "Миша, он никогда этого не сделает, давайте выпускать свое издание". Я знал, что у Шемякина лежат негативы архива Высоцкого, которые дала ему Марина Влади. Но тогда не было ясно, что на этих негативах - рукописи, записи или дневники? (Кстати, эта временная неясность и стала причиной распространения слухов, что у Шемякина хранятся дневники Высоцкого.) Короче говоря, мы отдали эти негативы в печать, и только печать стоила около двух тысяч долларов. В результате у нас получилось 1200 страниц рукописного архива Высоцкого. Но это не полный архив, потому что в Союзе опубликованы тексты, которых мы не знали и не видели. Они либо были пропущены при пересъемке, либо хранились у других людей... Но я думаю, что процентов девяносто рукописей у нас все же есть. Это и стало основой нашего трехтомного издания. Инициатором, спонсором и издателем был Михаил Шемякин.

Рукописи легли в основу, они не были основным источником издания. Мы исходили из того, что у Высоцкого конечный материал - песни, а не рукописи. Рукописи - это промежуточный этап... Поэтому мы работали с огромным количеством фонограмм. Использовали и пластинки, которые Высоцкий записал на Западе, их не так мало. И, конечно, "Метрополь" - единственная прижизненная авторизованная подборка. Мы говорили с Василием Аксеновым по этому поводу: он получил эти тексты от Высоцкого, который сам их отобрал и сам отредактировал. Всю эту работу с самого начала я делал с профессиональным редактором Александром Сумеркиным. Он - блестящий редактор и блестящий филолог. Последние двенадцать лет он работал в "Руссике" - одном из крупнейших эмигрантских издательств. Здесь издается, например, Иосиф Бродский. В "Руссике" Сумеркин подготовил академическое четырехтомное издание Марины Цветаевой - оно получило прекрасные рецензии во всех славистских изданиях на Западе.

А теперь подробнее о роли Михаила Шемякина в этом проекте. Во-первых, он инициатор этого издания, без Михаила эта работа никогда не была бы сделана. Во-вторых, он издатель, хотя в этом проекте принимало участие издательство "Руссика". И в-третьих, Шемякин - первый и главный спонсор. Михаил все время контролировал нашу работу, а кроме того, он сделал блестящие иллюстрации. В это издание вошли его воспоминания о Высоцком, они опубликованы в конце третьего тома. Это блестящий монолог, ничего подобного ни по стилю, ни по анализу, ни по фактам нет в воспоминаниях о Высоцком. По крайней мере, я пока не встречал.

Структура сборника. Поскольку датировка Высоцкого - вопрос чрезвычайно сложный, то у нас не было другого выхода: мы расположили тексты по тематически-жанровому признаку. В издании около 1400 страниц очень плотного текста, примерно 700 законченных произведений и более 400 набросков, фрагментов, отрывков... Выпущено два тиража - в твердом переплете с суперобложкой и в мягком, но это очень плотный глянцованный картон. Почти все американские университеты прислали заказы на это издание. Наши книги также есть во всех библиотеках Америки.

Как расходится тираж? Книги очень успешно продаются в Нью-Йорке, в магазине издательства "Руссика". Трехтомник охотно покупают советские граждане, обмен становится все шире, да и на таможне стали больше пропускать... Разумеется, покупают эмигранты - в русской среде Высоцкий пользуется огромной популярностью - точно так же, как и в Союзе. Да, Шемякин сказал, что если трехтомник можно будет продавать в России, то он готов напечатать хоть пять миллионов экземпляров! Только чтобы это было ему хотя бы не в убыток.

А в Штатах, я уверен, тираж быстро разойдется... Как прекрасно разошлись пластинки Высоцкого - импресарио Виктор Шульман сделал двойной альбом "Нью-йоркский концерт" и заработал очень хорошие деньги. Неплохо заработали люди, которые торговали первыми пластинками Шемякина, "Формулировка" и "Робин Гуд". А теперь мы реализовали проект, который назывался так: "Владимир Высоцкий в записях Михаила Шемякина".

Михаил Шемякин около пяти лет записывал Высоцкого в своей студии в Париже. Для этого он приобрел профессиональную аппаратуру самого высокого класса. Михаил пригласил гитариста Костю Казанского, с которым Высоцкий записывал пластинки на Западе. Костя записал партию второй гитары, но эта идея не везде сработала. На многих записях звучит только гитара Высоцкого. Кстати, в архиве Шемякина есть фотография, где Высоцкий, Шемякин и Костя Казанский в парижской студии Шемякина, очень интересный документ. Над этим проектом мы работали вместе со звукорежиссером Михаилом Либерманом - известным мастером - около двух лет. И сделали этот альбом, а точнее собрание песен Высоцкого из семи пластинок.

Альбом тоже хорошо продается в Америке. Кстати, американцы Высоцкого знают... Когда он умер, в "Нью-Йорк таймс" была большая статья с портретом. Тогда американская пресса писала о Высоцком довольно много. Недавно была большая часовая программа по тринадцатому каналу. Это такой интеллектуальный и очень популярный канал с большим количеством зрителей. В этой программе было интервью с Михаилом Шемякиным.

Американцев поразила история с Билли Джоэлом. Когда он вернулся в Штаты, то во многих интервью рассказал о том, что творилось в залах, когда он посвящал песню памяти Высоцкого. Кто-то еще помнит концерты Высоцкого в США, на всех был полный аншлаг! Кроме того, был концерт в Торонто, и там тоже вышла пластинка. Так что нельзя сказать, что Высоцкого в Америке совершенно не знают, но, конечно, не может быть никакого сравнения с его популярностью в Союзе.

И уже сейчас мы начинаем думать о втором, дополненном и исправленном издании... Шемякин будет счастлив, как издатель, если второе издание будет более полным и точным. И я думаю, что было бы разумно объединить наши усилия. Такого рода издания очень долго - годами готовятся в Союзе, а вместе мы бы могли это сделать гораздо быстрее. Конечно, чтобы выпустить серьезное научное издание, нужна большая работа, тщательная подготовка и квалифицированная редакция. А наш трехтомник можно рассматривать как подготовительный материал для этой работы. Сейчас есть почва для того, чтобы выпустить совместное советско-американское собрание сочинений Владимира Высоцкого. Действительно, почему бы и нет?!"

Продолжение следует...