18+

Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

"... И я стал армейской проституткой". Непридуманная история

Чего греха таить - проблема армейской сексуальности существует. Стой лишь разницей, что все делают вид, будто ее нет. Большинство солдат решают свои проблемы наиболее доступным способом - онанизмом. Раньше фыркали и смущались по этому поводу, но когда появились публикации, доказывающие, что онанизм не вреден для здоровья, стали относиться терпимо. И теперь уличенные за этим занятием не вызывают оскорбительных насмешек и осуждения.

Другая категория солдатского сексуального удовлетворения - полевые подруги. Это женщины, добровольно предлагающие услуги бойцам за территорией военного городка. Их неумеренной "работоспособности" можно позавидовать - количество обслуженных бойцов достигает порой пяти десятков.

Третий вариант - проститутки-гомосексуалисты.

... В полку забили тревогу. Однако боевая техника из укрытия не выходила, сирена не выла, никто их солдат не хватался за оружие. А предметом полковой тревоги стал некто Петр Н., рядовой из новобранцев, внезапно выявленный как гомосексуалист. Впрочем, сам Петр этого не скрывал. На призывной медицинской комиссии как на духу признался врачам о своих наклонностях. Памятуя о неразглашении .врачебной тайны, медики добросовестно отметили сей факт в медицинской книжке: "Склонен к половым извращениям". Окончательный вывод гласил: "Годен к строевой службе".

Полковой медик, прочитав такое заключение, едва не лишился дара речи. Но поскольку в его функциональные обязанности не входило хранить врачебную тайну (чего не скажешь об оберегаемых военных и государственных секретах), скорее наоборот - обо всем обнаруженном немедленно докладывать командованию, медицинская книжка рядового Петра Н. была предъявлена старшему начальству. Весть с молниеносной быстротой облетела весь полк.

- А наш-то, новенький, того! - многозначительно перемигивались командиры.

Старший воспитатель-душеприказчик незамедлительно вызвал солдата на индивидуальную беседу. После нескольких неудачных педагогических подходов он, наконец, спросил в лоб: "Это правда?" Петр не стал долго отпираться и сознался. Даже более того, доверительно сообщил, что уже имел несколько половых контактов в новом коллективе. А на вопрос: "Как ты докатился до жизни такой?" - ответил с простодушием:

"В моем мужском теле живет женская душа..."

Это было уже слишком, но главная беда в том, что никто из отцов-командиров не знал, что же с рядовым Н. делать дальше.

- Перевести в другое подразделение! -требовало тамошнее начальство.

- Но ведь и там одни мужики, - парировало им начальство нетамошнее.

Вопросы и неизвестные на них ответы загнали командиров в идейно-педагогический тупик. А Петр Н. меж тем служил - не тужил и даже не числился в списках нарушителей воинской дисциплины. Правда, в характеристиках ему скрупулезно отмечали визу из медицинской книжки и добавляли "Нравственно распущен".

Впервые к этому занятию Петра Н. приучил старший товарищ во дворе. Как? Очень просто. Сначала были пикантные возбуждающие анекдоты и рассказы в прозе про девочек. Потом пошли порнографические открытки и фотографии, затем - групповой онанизм и уговоры... Ко времени призыва в армию Петр имел уже не один десяток связей. "Это ведь как наркомания: стоит один раз попробовать, расслабиться, получить удовлетворение, и все..." - рассказывал он.

Сначала Петр очень боялся армии - суровая обстановка, тяжелые физические нагрузки, специфика мужских отношений. При его физиологических данных - смазливая внешность, хрупкое телосложение в сочетании с невысоким ростом, в армии ему пришлось бы несладко. Поэтому свои сексуальные особенности он решил использовать себе на благо, надеясь этим заслужить расположение солдат, а если повезет, и командиров.

В "карантине" оказалось, что он не в одиночестве. Сначала "обслуживал" сержантов и друзей. Потом "подружился" с командиром подразделения. За оказанные услуги получал увольнительные и краткосрочные отпуска, освобождался от тяжелых физических работ, получал дополнительное питание и подарки в виде хороших сигарет, продуктов, нового обмундирования. Встречи происходили в разных укромных местах несколько раз в неделю. Но однажды это было замечено, и молва быстро разнеслась по казармам.

- Мне стали делать предложения, сначала ненавязчиво, потом с угрозами, - рассказывал Петр, - но я не реагировал до тех пор, пока моего приятеля не перевели куда-то, и мы перестали видеться. После этого пошли беспорядочные связи. Мне оставалось дослужить полгода, когда в овощехранилище меня и еще одного солдата застукал старшина роты. Он-то и поднял шум. Хотя и выяснилось потом, что у самого старшины были проблемы с женщинами из-за импотенции... Меня же перевели в другое подразделение.

Солдатская молва шла по пятам, и оставить свои занятия на новом месте не удалось.

- Были такие, кому мои занятия были "до лампочки". Были и те, кто бросал вслед обидные словечки. Но что интересно, они тоже часто предлагали мне провести тайком сними вечерок, правда, совершенно бесплатно, что меня не устраивало. Не было лишь тех, кто одобрял бы меня. Так уж устроены люди: пользоваться - пользовались, балдеть - балдели, а вот похвалить - не похвалили, - сокрушенно резюмировал Петр.

Кстати, за время службы, вернее, до того дня, как в подразделении стало известно об "увлечениях" рядового Петра Н., он характеризовался исключительно с положительной стороны. В служебной карточке - полный набор солдатских поощрений, числился в передовиках учебы и спорта. Причем здесь заслуга не только любвеобильного командира.

- Был еще случай, - рассказывает Петр, - когда один сержант, здоровенный такой мужик, не понял притязаний одного солдата в бане, залюбовавшегося прелестями младшего командира и предложившего ему свою любовь. Следствием этого непонимания явился огромный фингал под глазом рядового и перевод в другое подразделение. А такого конфликта могло и не быть, если бы не существовало запретов, негативного общественного мнения. Природу не обманешь: и такие, как мы, нужны не только в обычных условиях, когда проблема выбора партнера поставлена в жесткие рамки условностей. Для нас это не только удовольствие, но и работа.

Зачем искусственно создавать вакуум, природа этого не терпит. Если бы мужская гомосексуальная проституция была легализована, нам бы не приходилось скрываться, искать кого ни попадя, довольствоваться случайными встречами. Тогда бы и СПИД был не страшен. Лично я считаю, что СПИДом легче заразиться от женщины-проститутки, нежели от гомосексуалиста. Мужчины в этом плане более чистоплотны и разборчивы.

Примеров гомосексуальной проституции в армии можно набрать предостаточно. Впрочем, на путь проституции (а не обоюдной любви) таких людей толкают обстоятельства - из своей физиологической особенности извлечь максимальную выгоду, иной раз просто выжить в сложных армейских условиях.

Так что же с ними делать? Формировать из них специализированные отделения? Вот будет хохот стоять в армейских штабах, когда офицеры будут направляться в командировки в такие роты!

Кстати, в воинском коллективе, где служил Петр Н., ходил такой анекдот:

"Рота гомосексуалистов на фронте держит оборону в окопах. К командиру роты, подкрашивающему перед зеркалом губы, подбегает посыльный и докладывает:

-Товарищ капитан! Противник наступает.

-А красавчики есть?-спрашивает командир.

-Никак нет!

- Ну тогда - огонь!"

Сергей Раскольников
226


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: