Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

А я все надеюсь и жду, жду... Часть одиннадцатая

Продолжаем публикацию дневника Василия из Питера.

Пока получил только два (положительных) отклика. И одно сообщение по Аське (отрицательное).

Мне казалось, что полученный мною дневник (конечно, я даю его в сокращении, а в книгу «Я+Я» планирую включить в еще меньшем объеме. Из страниц сделаю главку на 20 страниц.), — удивительный документ. Тут вся психология. Да, гей. Да, нет еще контактов интимного характера. И кажется, что герой и не мечтает об этом. А может быть, и боится их больше всего на свете. Но и себе он боится признаться, что ...

Впрочем, эта тема для отдельной статьи.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

29 ноября 1994 г.

Я никак не могу осознать, что происходит. Не могу дать трезвую оценку и тому, что произошло вчера. Не знаю, как это расценил сам Идс. Сегодня в институте думал только о Нем. Чего только я не передумал. И пришел к выводу, что просто не имею морального права Его щелкать, ибо Он — с нимбом, а я — без. Конечно, нимб в переносном смысле. Щелкнуть Его — значит пытаться запечатлеть на пленке этот самый нимб. А это все равно что заснять ангела Господня, спускающегося с небес. Это не только бесполезно, но за этим кроется еще и тяжкая расплата! Ведь когда я щелкал Его на одной из лекций, Он на меня и не смотрел даже, но после первого кадра я вошел в какое-то трудноописуемое состояние. Я чувствовал, что нарушил некий неписаный закон. Меня разрывало бешеное желание куда-то уйти, исчезнуть, и все-таки я сдержал себя и щелкнул еще три раза. О, если бы я щелкнул Его в то время, когда Он смотрел на меня! Тогда бы я провалился под землю от стыда, я бы всю лекцию сидел красный, не поднимая головы, я бы чувствовал себя виноватым перед Ним и ни чем бы не смог искупить свою вину. Если бы это случилось, я бы на Него не смог больше смотреть, я бы Его избегал всеми силами. О, как я был бы несчастен!

Но, всегда, когда появляется возможность щелкнуть Его только потому, что Он находится очень близко, почти рядом, меня останавливает мой внутренний голос. Он говорит мне примерно следующее (конечно, это все происходит моментально, в какие-то доли секунды): «Не делай этого. Ты сильно согрешишь и потом будешь долго раскаиваться». О, как он прав, этот голос. Я не могу ему перечить и делаю так, как он велит. В моем сознании Идс поставлен на такую высокую ступень, на которой никто из людей еще никогда не стоял. А раз так, то я просто не вправе оказывать на него воздействие каким бы то ни было образом — будь то щелканье, прикосновение, разговор с ним (о Боже, какой может быть разговор, если я даже смотреть на Него, как на обычных людей, не могу). Всякий раз, когда Наташа мне сообщает, что она с Ним разговаривала, у меня мурашки по коже. Я недостоин с Ним разговаривать, мало того, я недостоин вообще отвлекать Его внимание (заметим, божественное внимание) чем бы то ни было. Но, впрочем, я об этом только что писал. Мне кажется, что я недостоин даже Его взгляда, Его божественного взгляда.

Когда на какой-нибудь лекции я впиваюсь в него взглядом, конечно, смотрю сбоку, в профиль), мысленно заклиная: «Ну повернись, пожалуйста, ну, посмотри на меня», и Он вдруг поворачивается и действительно смотрит на меня, то я мгновенно отворачиваюсь, сжимаюсь в комок и не чувствую ничего, кроме благоговейного трепета: Он меня созерцает! После этого я не смотрю на Него в течение 5 минут, но меня так и подмывает еще раз взглянуть на Него. Мне хочется еще раз испытать благоговейный трепет и получить каплю воды из того кристально чистого колодца -Его неповторимого образа. Кванты света, отражаясь от Него, перестают быть обычными квантами, какими их создала природа, а становятся необыкновенными частицами. Каждая такая частица, летя со скоростью света, несет с собой кусочек живительной энергии, которой щедро наделил её Идс. После того как я поймаю такую частицу, и она проникнет мне в сердце, я испытываю новое, незнакомое мне доселе чувство.

Я совсем потерял нить того, о чем пишу. Я сегодня столько передумал, зашел в такие дебри, а сейчас уже все забыл. О, эта бесконечная череда страниц. Одни и те же фразы. «Он опять здесь», «Сегодня мне не удалось Его щелкнуть» и так далее. Это повторяется из недели в неделю. Я за все это время ни на йоту не приблизился к заветной цели. Но сейчас-то я понял, что эта цель абсолютно недостижима для меня. Что же мне делать? Никак не могу найти ответа на этот нелегкий, по всей видимости, вопрос. Ничего не остается, как просто жить. Жить, как я жил до настоящего времени. Жить и наслаждаться жизнью, не задумываясь о перспективах. Но я не могу пойти на этот вариант. Что-то меня толкает вперед и вперед, возвратиться назад я уже не могу.

Ой, сколько у Него друзей!

Я, естественно, не могу плавно вписаться в их круг. Я не смогу посмотреть Ему в глаза и сказать: «Привет, Костик», как тот парень из второго потока. Это на данном этапе так же сложно для меня, как, например, поднять 100-килограммовую штангу. Я не смогу преодолеть барьер, отделяющий Его от меня, даже если изо всех сил захочу это сделать. Это выше моих возможностей.

Я иногда думаю, что было бы, если бы я вдруг превратился в Него? Я бы тогда мгновенно упал в обморок, увидев Его вместо себя в зеркале. Влезть в Него для меня равнозначно мгновенно сделаться святым. А есть ли гарантия, что я буду чувствовать себя святым после такой процедуры? Возможно, на первых парах я действительно буду вне себя от счастья. А потом... Вот всегда так происходит: если счастья слишком много, начинает казаться, что его вовсе нет. К счастью просто привыкаешь. Но это уже будет не то счастье, к которому я стремлюсь. Счастье, по-моему должно быть мгновенным, мимолетным. Оно должно удовлетворять все потребности только миг. Поэтому я бы не пошел бы на такой эксперимент, даже если бы (но это уже из области фантастики) мне такой случай представился.

Не истощился ли я? Да, пожалуй. Ведь уже кончается 32-я страница моего повествования об Идсе. Столько всего передумано, столько написано. Кажется, что ни слова я не смогу прибавить. Но нет, находятся новые слова, новые фразы. Но ни одно слово, ни одна фраза не могут охарактеризовать полностью Его, потому что я просто не знаю, как это выразить словами. Сколько раз я писал, что Он «великолепен, божественен», но смысл этих слов мало описывает мое отношение к Нему. Он выше всех слов. Описать Божество невозможно, даже если владеть всем богатством русской письменной речи. Вот поэтому все мои жалкие попытки Его описать ни к чему удовлетворяющему меня не привели.

Гармония настолько совершенна, что... Ну, впрочем, тут слова излишни после всего того, что я написал о Нем раньше.

О, как я был не прав, полагая, что Он отвечает моим представлениям об идеале примерно на 95 процентов! Нет, не на 95, а на 200, 1000, сколько угодно!!!

Он вообще не может отвечать представлениям. Он просто и есть абсолютный идеал!

Мой комментарий

Я сильно сократил эту часть дневника. Много повторов. Повтор, повтор и еще раз повтор. Но Василию становится легче, когда он пишет о своей любви. Он никого не замечает вокруг. Наташа... Но это так, помощница, соучастница...

Какое же самоуничижение! Как же нужно ненавидеть себя, чтобы так писать о себе?! Но это единственный способ объяснить неудачу. Я скверный, я плохой, я неудачник, у меня ничего не получается, единственное на что могу рассчитывать — издали созерцать. Пониженная самооценка. А отсюда и результат. Вернее отсутствие результата.

Так легко вогнать себя в болезное состояние, выходить из которого будет сложно. В клинике профессора Остроглазова (Институт Склифосовского), в отделении Григория Авруцкого (больница имени Ганнушкина), у профессора П.Б.Посвянского я наблюдал таких больных. Да и у моего учителя профессора А.И.Белкина бывали подобные больные.

Им ничего не хотелось. Они зациклились на своем объекте любви. Растворились в другом человеке Потеря личности.. Доходили до страшного состояния. Теряли ориентацию во времени и пространстве. Опустошенный взгляд, грустный вид, полное отсутствие каких-либо желаний, жизнь в тягость, редко, но бывали суицидальные попытки. А зачем жить, если я такой плохой, а к чему жить, если объект любви никогда не обратит внимание... Нет смысла жизни.

А на самом деле Василий — умный и развитый парень. Обаятельный. Нравится другим. Но он не замечает этого. Никто ему не нужен. Те, кому он нравится.

Василий обладает многими способностями. К математике, музыке, если бы захотел, мог бы неплохо писать, заниматься серьезно психологией... Но... Ему это все неинтересно. А другие интересы должны быть. Сублимация... Вам знакомо это слово? Если человек может чем-то увлечься, если у человека есть друзья, приятели, если человек чем-то занимается- спорт, искусство, то ему легче переносить неудачи личного характера. Но это тема для отдельного разговора.

P.S. Буду рад получить письма читателей. Отклики на дневник Василия и другие материалы, помещенные в разделе «Я+Я».

Владимир Владимирович Шахиджанян

598


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: