18+

Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Арменикум: У Колесникова может быть особое течение болезни

Все заметки из «Комсомольской правды» о том, что в Армении открыли (создали) лекарство против СПИДа, вырезал и складывал в отдельную папку. Знаю о скептическом отношении к этим публикациям многих врачей. Но читал и надеялся: а вдруг действительно создали лекарство — это же сколько судеб можно спасти.

Сегодняшняя публикация в «Комсомольской правде» подтвердила — опасения были не напрасными. Жаль.

О СПИДе в книге «Я+Я» писать буду. Собрал большой материал. Был в клинике, которой руководит Элла Сергеевна Горбачева, говорил с персоналом, с больными. К сожалению, гомосексуалы там не редкость. Да, многие получают СПИД через шприцы, но не мало и голубых... Число больных растет. Геи пополняют их ряды. Многие врачи утверждают, что в клинику, на учет попадает лишь десятая часть инфицированных СПИДом.

Значит, к той цифре, что произносится на многих конференциях, нужно приписать нолик. И тогда окажется, что в Москве не тысячи больных, а десятки тысяч. Уверен, это соответствует действительности. А лекарство не найдено. И заразиться можно. в бане, туалете, в темной комнате на дискотеке... К чему я это говорю? Стоит ли отвечать на вопрос? Не маленькие, все и всё понимают.

Понимают, но наступает момент, когда забываешь об опасности. У него такие чистые глаза, такой проникновенный взгляд, такая милая и призывная улыбка... И ты уходишь с ним. И ты... И ты радуешься, что такой обаятельный человек ответил тебе взаимностью. И не думаешь, что через полгода-год сможешь оказаться с ним на соседних койках в больнице на Соколинке.

Чем закончить короткое вступление.

Наверное, традиционным:

Надеюсь на понимание,
Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян.

В ходе нашей акции произошел совершенно неожиданный поворот. Немецкие медики считают, что Николай Колесников неизлечимо болен, армянские врачи оспаривают этот результат экспертизы

Профессор ПОКРОВСКИЙ:

У КОЛЕСНИКОВА МОЖЕТ БЫТЬ ОСОБОЕ ТЕЧЕНИЕ БОЛЕЗНИ

НАПОМНИМ, наш эксперимент начался с визита Николая Колесникова в феврале этого года в Российский федеральный центр по профилактике и борьбе со СПИДом, где у него была диагностирована ВИЧ-инфекция. Мы попросили прокомментировать полученное из Германии заключение руководителя центра профессора Вадима Покровского.

«Судя по документам, у Коли наступило резкое ухудшение. Костный мозг начал вырабатывать нежизнеспособные, неустойчивые клетки, количество вирусов в крови подскочило в 25 раз», — так прокомментировал результаты анализов, сделанных Колесникову германскими коллегами, профессор Вадим Покровский.

«Я не берусь утверждать, что эти изменения вызваны применением „Арменикума“, мы Николая не обследовали после курса этого препарата. Вполне может быть, что у него такое особое течение болезни. Однако совершенно ясно, что пользы ему „Арменикум“ не принес никакой», — сказал Вадим Валентинович. А потом, помолчав, добавил:

«Когда мы обследовали юношу в феврале, тогда никакой серьезной угрозы ВИЧ-инфекция, для его жизни не представляла. Сейчас мой прогноз неблагоприятный».

Признаться, услышать такой комментарий из уст профессора для меня было равнозначно удару грома. Я предложила пойти на этот эксперимент родителям Николая, я сопровождала его в клинику, была с ним первые дни после инъекций препарата... До сих пор содрогаюсь, когда вспоминаю, как мы жили в гостинице, ожидая, когда вас повезут в клинику: каждое утро у Коли открывались новые фурункулы, и вся его кровать была испачкана их содержимым. Горничные боялись убирать в номере, он это прекрасно понимал и старался не обращать внимания.

За 9 месяцев общения мы с Колей и его невестой Мариной стали близкими друзьями. И буквально на моих глазах он из бледной немочи превратился в жизнерадостного, активного человека. Внешнее улучшение наступило после первых же вливаний «Арменикума», и, конечно же, мы до сих пор приписываем его действию препарата. Теперь. если верить Покровскому, Колю надо спасать.

Мы уже писали, что для поддержания жизни ВИЧ-инфицированного в месяц необходимо около тысячи долларов. Московские больные получают медикаменты бесплатно, за счет городской казны. Коле же и Марине, если они решат перейти на лечение в клинику Покровского, как иногородним придется искать деньги самим. Однако классические методы лечения в лучшем случае помогут стабилизировать состояние ребят. От смертельной болезни они не избавятся.

С середины лета инъекции «Арменикума» стали платными. Это связано с тем, что препарат прошел сертификацию в Армении, и его разрешили к применению в больницах — иными словами, предварительные исследования закончились.

На заборе клиники на Соколиной горе. где лежат ВИЧ-инфицированные, висят объявления о наборе групп для поездки в Ереван. Стоит эта поездка от 20 до 50 тысяч долларов. Надо ли продавать все, чтобы ехать лечиться? Профессор Покровский считает, что нет. Так он и попросил написать.

Олеся НОСОВА.

КАКАЯ высокая цель и мечта — найти панацею от «чумы XX века»! Казалось: ну еще усилие, ну еще полшага — и одним страхом, одной смертельной опасностью на планете меньше. Наша акция по проверке препарата «Арменикум», который такую надежду давал, подошла к концу. В эту среду мы получили заключение из Гамбургского института тропической медицины, где проходил тестирование наш доброволец — испытатель армянского препарата Николай Колесников. Десять страниц подробнейшей информации о состоянии его здоровья. Кожные покровы, печень, селезенка, другие внутренние органы. Скрупулезные анализы крови. О подобном тестировании тысячи больных в России могли бы только мечтать. Удача выпала одному Коле. Немецкие медики в своих изысканиях добрались даже до костного мозга нашего добровольца. Но главное, что интересовало всех, следивших за нашей акцией, есть ли в организме Николая ВИЧ-инфекция, убита ли зараза после нескольких курсов лечения, полученных в Ереване.

Предварительный результат мне сообщили за два часа до вылета из Гамбурга. Позвонила переводчица:

профессор Дитрих просил передать, что о полном выздоровлении не может быть речи, в каждом миллилитре крови вашего пациента обнаруживается 130 вирусов. Причем они находятся как внутри клеток, так и в свободном состоянии. Мы очень сожалеем... Слабым утешением служило то, что в пик болезни, когда ВИЧ переходит в стадию собственно СПИДа, в том же миллилитре может резвиться до 1 миллиона вирусов. Выходит, оставалось «дожать» совсем чуть-чуть. Но все равно, как сообщить ребятам — Коле и его невесте Марине, — что чуда не произошло? Они так надеялись... Перед отлетом я все же сообщил им эту новость.

— Ну что ж, снова отправимся в Ереван, продолжим лечение, — сказала Марина.

Они держались молодцом, а я вспоминал исколотые иглой бесчисленных капельниц Колины вены. Куда ж там еще продолжать...

А дома уже трезвонил телефон: лечащему врачу Колесникова Левону Мхитаряну не терпелось узнать результат нашего вояжа в Гамбург. Они столько сил вложили в этого пациента. Я сообщил про 130 вирусов на миллилитр.

— Так это же великолепно! — обрадовался Мхитарян. — В последний визит в клинику вирусная нагрузка у него составляла 5 тысяч на миллилитр. Значит, эффект от лечения есть, и немалый.

Почему-то вспомнилась шутка о том, что нельзя быть чуть-чуть беременной. Но применительно к ВИЧ и СПИДу медики все же различают несколько стадий, и есть огромная разница, на какой из них находится человек.

Потом мы получили документы из Гамбурга и вчитались в строки, от которых опустились руки. Действительно, 130 отвратительных, похожих под тысячекратным увеличением на ощетинившуюся взрывателями морскую мину вирусов. Но не штук, а тысяч! 130 тысяч. В каждом миллилитре. Знала бы переводчица, чего стоит ее оговорка.

Выходит, болезнь не только никуда не ушла, а за полтора месяца со дня августовского визита Николая в Ереван прогрессировала, множась и захватывая все новые клетки. Как это могло произойти? Ведь после первых вливаний препарата наступало резкое улучшение, что было зафиксировано.

Позволим себе процитировать часть документа, присланного из Германии. Мы не стали редактировать специфические термины, имея в виду, что они могут быть интересны специалистам.

    «При обследовании кожных покровов обнаружено много рубцов после повреждений и фурункулов, лимфатические узлы с обеих сторон увеличены.

    Анализ крови: Гб 14.8, лейкоз 5/800/11.000 тромбоцитов при дифференцированном анализе крови: палочка — 14, сегментов 37, лимфы 37, моно 9%,

    Уринодиагностика: белок — отриц., сахар — отриц.

    Иммунодиагностика:

    Результаты обследования: привезенные (имеется в виду эпикриз из Армении. — Ред.) результаты осмотра показывают очевидную иммуностимуляцию в период с апреля по август 1999-го. Иммуностимуляция неспецифического вида вызывает опасность, что СD4-ЛИМФОЦИТЫ будут активизироваться и возможно дальнейшее распространение вируса ВИЧ. Обследование не дало результата, что инфекция вылечена.

    Пациент нуждается в лечении по поводу инфекции гепатита С, которая показывает высокий уровень вируса.

    Печень увеличена, что может быть связано с гепатитом С, а также, возможно, с проведенным лечением. Поэтому нет возможности дать позитивную оценку проведенной терапии, т. к. нет пробы сыворотки до начала лечения.

    Профессор М. Дитрих».

ИЗ ЭТОГО следует, что Николай не излечился не только от ВИЧ, но и от гепатита С, который у него диагносцировался перед курсом лечения. Но как же быть с многочисленными случаями, когда «Арменикум» не просто помогал больным, а ставил на ноги самых тяжелых и лежачих? В наших репортажах из ереванской клиники приводились их истории и даже имена. Видимо, препарат в каких-то случаях все же эффективен, производит взрывное действие на иммунную систему человека, провоцируя ее бороться с болезнями. Но отдаленные последствия для каждого пациента могут оказаться весьма различны. Профессор Манфред Дитрих так обрисовал специфику иммунных препаратов. Возбудив медикаментозно иммунную систему, ее удается, как собаку, натравить на вирус, нарушивший границы частной собственности — организма. Но если стимуляцию проводить снова и снова, однажды иммунная система может перестать понимать, зачем с ней проделывают эту штуку, и заняться самим препаратом, расценив его как агрессора. То есть замкнется сама на себя. «Это вроде как искусство в искусстве. Понимаете?» -подытожил профессор. Возможно, именно это и произошло с нашим Колей. Резкое улучшение состояния, когда исчезли застарелые болячки вроде фурункулеза, а потом спад. Впрочем, ереванские медики не раз и не два повторяли, что идут клинические испытания, что препарат апробируется немногим более года, а большое видится на расстоянии. Пройдет несколько лет, прежде чем выяснится вся клиническая картина.

Столь неутешительный итог нашей акции отнюдь не перечеркивает достигнутое армянскими медиками. В препарат поверили тысячи людей, сотням он реально помог. Как иммунный стимулятор уже сейчас врачам, в том числе и России, нужно брать на вооружение, испытывать, изучать. Это огромные затраты, которые можно осилить только сообща. Наша акция продолжалась восемь месяцев, и если подсчитать, сколько средств вбухала газета в командировки журналистов, в лечение Коли и Марины, в поездку в Германию, рядовому пациенту нашей страховой медицины станет ясно, что лучше слечь и отдать концы, — не потратится на него государством таких размерах. Теперь представьте, сколько денег требует введение в оборот каждого нового препарата. Мы испытывали на одном добровольце, а нужны сотни и сотни!

Что теперь будет с Николаем Колесниковым? Разумеется, не надо сдаваться и прекращать лечение. Рекомендации, полученные нами в Германии, могут оказаться очень полезны — диагностика здесь на высоте. И, конечно, газета в меру сил будет помогать и следить за дальнейшей судьбой Коли. И, конечно, врачи его не оставят. Чудес не бывает, скажете вы? Иногда они случаются.

Кровь Николая Колесникова в замороженном виде будет храниться в институте тропической медицины Бернхарда Нохта 30 лет. Такой здесь порядок. Значит, если однажды выздоровление наступит, мировую сенсацию легко будет подтвердить. Будем верить и надеяться.

Олег ШАПОВАЛОВ.

ПИСЬМО ОТ ТОГО, КОМУ НУЖНА НАДЕЖДА

Здравствуйте, уважаемая редакция «Комсомольской правды». Назову я себя «Колей», пусть простит меня Коля Колесников, но так как он один пока оказался в центре внимания, то можно сказать, что все ВИЧ-инфицированные могут называться «Колями». Я не пишу вам затем, чтобы пробить от вас или от кого-либо помощи, я знаю, что таких писем у вас, наверное, не один десяток мешков. Самовнушение иногда тоже лечит, но не от СПИДа.

Как вы уже, наверно, поняли, я тоже заражен этим проклятым вирусом. В принципе я не боюсь умереть, хотя мне тоже хотелось и детей завести, и что-то для общества хорошее сделать, но не тут-то было. Страшно мне не за себя, а за тех, кто живет со мной, а конкретнее — за моего младшего брата, мою мать. отца. Я не знаю. могу ли их заразить и в каком случае. Больше всего боюсь за мою маму, она уже похоронила дочь и сына, но не по той причине, что у меня.

Я прошу вас только об одном: пишите, пишите побольше и почаще про это изобретение. Не только один я прошу вас об этом, потому что нам, «Колям», надо верить, что есть спасение. Вы напишите, пожалуйста, как обстоят дела с этим препаратом сейчас, а я со своей стороны постараюсь сделать все от меня зависящее, чтобы как-то излечиться и помочь излечиться другим.

Заранее всем благодарен.

Так называемый «Коля из Львова».

Да, кстати, мне, как и Коле, 20 лет. Плохо, наверное, умирать в таком возрасте. Извините!!!

ЧТО ДУМАЮТ ПО ЭТОМУ ПОВОДУ СПЕЦИАЛИСТЫ ЕРЕВАНСКОЙ КЛИНИКИ?

НАДО признать, что к акции «Комсомольской правды» в клинике, где лечат «Арменикумом», изначально относились скептически. «Это не научный подход — делать вывод на основании эпикриза одного больного, — говорили врачи. — Должна быть контрольная группа как минимум из восьми пациентов, чтобы в динамике наблюдать, как сказывается лекарство». И к анализам в Германии

относились весьма настороженно. Как сказал мне один из сотрудников: не надо забывать, что основная часть препаратов для тритерапии, то есть лекарства, которыми сейчас лечат практически всех больных СПИДом на Западе, производится именно в этой стране.

Анализы Николая, сделанные в Германии, поступили в ереванскую клинику в среду поздно вечером... Комментировать все десять страниц сразу по горячим следам ереванские врачи отказались — вначале основательно все изучим, потом выскажем свое мнение.

Однако что их очень удивило, так это несоответствие показателей вирусной нагрузки в анализах, сделанных, соответственно, в Ереване и Гамбурге:

— Мы перепроверяем свои анализы сразу в нескольких лабораториях — в Европе, США. И в принципе они практически совпадают.

Анализы крови конкретно Николая из-за рубежа, как мне сказали, поступят в Ереван лишь на следующей неделе.

Не ставя под сомнение профессионализм немецких коллег, лечащие врачи Николая теперь немедленно хотят воочию увидеть своего пациента, еще раз осмотреть и поинтересоваться, какой образ жизни он вел эти два последних месяца.

— Я говорил не раз, повторюсь еще, — сказал мне руководитель проекта «Арменикум» Левон Геваркян. — О действенности препарата должны делать выводы по научным результатам, а не по газетным статьям. У нас не один и не два больных, которые после курса лечения ездили самостоятельно проверяться в западные клиники. Анализы у них были совершенно чистые. Сейчас проходят лечение пять американцев. После каждого курса их досконально проверяют лечащие врачи в США. Наши и их анализы практически совпадают, а результаты лечения более чем впечатляющие. Все же курс лечения нашим препаратом прошли более 150 человек, и практически все пошли на поправку. «Арменикум» может очень многое, и не только в борьбе со СПИДом. Но это тема отдельного разговора, как, впрочем, и состояние здоровья Коли Колесникова.

Вардан АЛОЯН.
(Наш корр.). Ереван
КП, 22 октября 1999

1895


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: