18+

Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Доктор Эвелин Хукер

Эвелин Хукер (Evelyn Hooker) — американский психолог и сексолог, получившая наибольшую известность в связи с публикацией в 1957 году научного труда «Адаптированность открыто гомосексуальных мужчин», в котором она провела ряд психологических тестов в группах здоровых добровольцев (а не пациентов психиатрических клиник или заключенных тюрем) гомосексуальной и гетеросексуальной ориентации, и предложила экспертам - психологам, основываясь только на результатах тестирования и ничего не зная об ориентации испытуемых, выявить среди них гомосексуалов, а также оценить степень социальной и психологической адаптированности этих людей.


Психолог Эвелин Хукер может считаться святой покровительницей всех исследователей человеческой сексуальности. В начале двадцатого века в США по умолчанию считалось, что гетеросексуалы – здоровые, а гомосексуалы – больные. Это представление о сексуальной ориентации распространялось на все сферы общества, от дома и детского двора до высших чинов в правительстве и здравоохранении. 

Зигмунд Фрейд был одним из первых, кто отрицал трактовку гомосексуальности как психического заболевания. Он считал, что с гомосексуальностью должны иметь дело не психиатры, а психоаналитики. Несмотря на это, врачи продолжали настаивать на своём. Мнение, что гомосексуалы обоего пола должны лечиться, приводило к использованию врачами последних достижений медицины. 

Вот методы, которыми пытались лечить гомосексуальность,
санкционированное психологами и психиатрами:
Электрошоковая терапия, удаление матки женщинам, кастрация мужчин. Чтобы сделать лесбиянок более женственными, им кололи женский гормон эстроген, несмотря на который они все равно испытывали влечение к людям своего пола. Геям тоже кололи эстроген. У них увеличивалась грудь, снижалась сексуальная активность, но влечение к мужчинам не исчезало. Геев заставляли мастурбировать перед гетеросексуальными эротическими фотографиями.
«У меня был близкий друг, и когда ему было около 18-19 лет, он поступил в университет. Он был гей и пошел в студенческую поликлинику, сказал там, что он гей, и могут ли они сделать с этим что-нибудь. Врачи решили, что ему нужно вводить большие дозы тестостерона, и что это, возможно, превратит его в здорового гетеросексуала. Они кололи его примерно несколько недель, я не знаю, и он потом рассказывал, что по всему телу у него начали расти волосы. Вдруг у него отросла борода, и его сексуальные желания выросли во много раз. Вместо того, чтобы заниматься сексом пару раз в неделю, он мог заниматься им по пять-шесть раз в день, но направление его сексуального интереса не изменилось.»

Невежество простирало свою длань над всеми, но два интеллектуальных изгоя выделялись на общем фоне и произвели революцию в отношении к сексуальности после Второй мировой войны. Альфред Кинси и Эвелин Хукер – вдохновляющая других женщина, которая отличалась твердым характером, настойчивостью, чувством юмора и состраданием.


Alfred Kinsey

Evelyn Hooker

Эвелин Джентри Хукер родилась 2 сентября 1907 года, North Platte, в штате Небраска (Nebraska), США. Она жила в семье почти нищих фермеров в однокомнатном доме в Колорадо Плейнс вместе со своими восемью братьями и сестрами. «Взросление было для меня очень болезненным процессом, – вспоминала она. – Я прекрасно понимала, что мы живем по другую сторону дороги». Когда ей исполнилось 13, семья переехала в небольшой город Стерлинг. 

«Детство у меня было очень сложным. Мы прекрасно знали, что живем в бедной части города. К тому же, я была очень высоким подростком, почти метр восемьдесят, а в то время в небольших школах не очень-то приветствовали девочек. В 1924 году, когда мне было 17, я решила учиться в колорадском университете. Приехав в Болдер, я работала прислугой, убирала, готовила, потому что больше ничего не умела. Меня очень интересовала психология. Эта относительно новая в двадцатых годах дисциплина основывалась в основном на концепции бихевиоризма, учения о рефлексах у животных. Под руководством доктора Карла Мюнсингера я стала разбираться в положениях бихевиоризма, пытаясь доказать, что между стимулом и ответом на него есть душевная связь. Мюнсингер, читавший у нас курс патопсихологии, неожиданно предложил мне: "Почему бы тебе, Эвелин, не описать свой собственный случай? Чем больше я об этом думала, тем больше понимала, что это поможет не только моему собственному лучшему осознанию себя, но и самой этой науки, что и заставило меня принять этот вызов. 
После того, как я получила диплом Колорадо, я стала одной из одиннадцати женщин, поступивших в аспирантуру университета Джона Хопкинса. Я хотела пойти в Йель, но не вышло. Глава кафедры того университета решил, что женщинам в его заведении не место. Он сам был из Йеля, изучал, почему еноты моют свою еду. Думаю, единственное, что он открыл - для того, чтобы она была чистой. В общем, он сказал, что не может меня туда принять, и я пошла в университет Хопкинса, чему была очень рада, поскольку это место оказалось как раз по мне



В 1937 году Эвелин отправилась в Берлин, чтобы учиться в Институте психотерапии. Жила в еврейской семье и вместе с ними вернулась в США, после того как Гитлер захватил Австрию. Она была в ужасе от того, как Гитлеру удавалось контролировать мысли людей, и этот опыт только укрепил ее стремление посвятить «свою жизнь исправлению социальной несправедливости», так она пояснила в своей статье в журнале «Американский психолог» в 1992 году.

В 1941 году Америка изменилась буквально за одну ночь. Миллионы людей были призваны в армию, и миллионы других должны были переехать в города, чтобы работать на военно-промышленный комплекс. Ранее живя в изоляции, гомосексуалы начали искать друг друга, зарождая различные формы социального общения. В индустриальной атмосфере появлялась культура андеграунда. В 1942 году Эвелин Хукер вышла замуж за писателя Дона Колдуэлла.

"Я преподавала в подготовительной группе, когда к нам поступил Сэм Фром. Он был хрупкого сложения, невысокий. Через две сессии я поняла, что он - самый блестящий ученик в классе. Самый! Вскоре он подошел ко мне поговорить после занятий, и я рассказала ему, что не езжу на машине, чтобы экономить бензин. Он решил подбросить меня домой после занятий и попросился в гости. Когда он ушел, Дон повернулся ко мне и сказал: ты мне все о нем столько рассказывала, но почему ты не сказала, что он голубой? У меня отвисла челюсть, я взглянула на него и спросила: "Откуда ты это знаешь? Ты что, с ума сошел? Как это можно так просто увидеть?" Он ответил: "Ну, он, конечно, скрывает, но это же бросается в глаза". В 1943 Сэм Фром познакомил меня со своим кругом друзей-геев, и я открыла для себя совершенно новый мир."

Sam From

Вместе со своим мужем, а также Фромом и его любовником она съездила Сан-Франциско, где они посетили представление в известном шоу травести Финночио. После представления Фром сказал ей, что ее долг профессионального психолога изучать «таких людей как мы». Она так не считала, поскольку ее беспокоило, что ее дружба с Фромом и другими может повлиять на ее клинические суждения. Многие коллеги предупреждали ее, что если она возьмется за эту тему, то ее карьере конец. 

Эвелин начала изучать своих друзей-геев, группу хорошо адаптированных людей, которые никогда не желали лечиться у психиатров и не попадали в круг их внимания. Впервые геев изучали не как психиатрический или криминальный феномен. 

По окончании войны политический и социальный климат Америки вновь изменился. От женщин ждали, что они бросят работу и станут матерями. От мужчин ожидали, что они женятся и начнут зарабатывать деньги. Новый идеал ячейки общества отодвинул геев и лесбиянок еще дальше от мейнстрима (основное течение) американского общества.

По словам Эвелин: «В те времена гомосексуальность была связана с тройной опасностью: опасностью для тела, души и, что самое главное, это рассматривалось как преступление полицией (статья 290), а психиатрия считала это ментальным или эмоциональным расстройством. Разумеется, религиозные деятели рассматривали его как великий грех. Я пришла к мнению, что очень многие из этих людей были великолепно адаптированы. Однако считалось, что тесты способны выявить их скрытые проблемы, не лежащие на поверхности. Людям, которые писали об этом в книгах и вообще что-то говорили о геях, не стоило особо доверять, потому что я видела, что никто из них на самом деле не изучал предмет, и они повторяли одни клише».

Последующий развод с Колдуэллом также отвлек ее от этого замысла, как и новый роман с профессором Эдвардом Хукером, преподавателем английского языка в университете. 

"Через некоторое время я развелась с Доном, и в этот период прервала работу. В поисках жилья я обнаружила небольшой коттедж у дома Эдварда Хукера, замечательного филолога и профессора кафедры английского языка калифорнийского университета. Я много слышала об этом человеке. Помню, как он вышел из спальни, подошел ко мне, пожал руку и сказал: "Я - Эдвард Хукер, и я думаю, нам давно надо было встретиться". Это было совершенно правильно. В 1951 году, в Лондоне, мы поженились» (умер от сердечного приступа и по словам Эвелин—она тяжело это переживала.)


После долгих уговоров Эвелин Хукер согласилась провести исследование взаимосвязи между психопатологией и сексуальной ориентацией, а именно, мужской гомосексуальностью. Она получила грант на исследования от национального института психического здоровья. Хотя она сама так и не поняла, каким образом столь неслыханное исследование было одобрено. 

«Это очень воодушевляло, потому что в то время впервые кто-то попытался изучить это поведение и сказать «мы используем научные тесты, чтобы определить, является ли гомосексуальность патологией». В то время психологи еще пользовались так называемыми «проективными тестами», и они считались надежным инструментом для диагностики гомосексуальных наклонностей и демонстрации психопатологии гомосексуалов. Правительственные чиновники могли потерять работу, потому что увидели что-то «не то» в тесте чернильных пятен Роршаха или дали «не тот» ответ в Тесте тематической апперцепции (ТАТ), где люди должны были создавать различные сценарии на тему простых рисунков.

Это было первое исследование в истории, которое проводилось среди обычных гомосексуальных людей, которые не были пациентами психиатров или заключенными."


Она решила собрать две большие группы людей, одну - только гомосексуалов, а другую - только гетеросексуальных мужчин. Чтобы подобрать кандидатов, Эвелин обратилась в общество Маташин (society Matashin), основанное Чаком Роуландом, Гарри Хеем и другими для защиты прав геев. 

Чак Роуланд:
" Мы, то есть наше общество, дали ей большую часть ее исследований. Впервые мы встретились в одном из лекционных залов университета, там собралось довольно много людей, и Эвелин была очень рада. Помню, одним из первых ее вопросов был вопрос, кто из нас женат. Почти все подняли руки, поскольку мы знали, что тут собрались гомосексуалы, и что брак для нас - это гомосексуальный брак. Но она никогда не слышала об этом, решила, что мы говорим об обычном браке, и сказала: "Боже, боюсь, что вы не подойдете для моего исследования". Но в результате все прояснилось."

Эвелин Хукер: 
"Затем возникла еще одна проблема - найти абсолютно гетеросексуальных мужчин, для сравнения. Это было очень сложно. Я пошла в отдел образования профсоюзов и думала, что скажу им, на какую тему делаю исследование - то есть на тему сексуальности, - однако они предупредили, что этого нельзя делать. Это нам может навредить и мы не будем в таком участвовать. Тогда я поговорила с Хербом и попросила стать моим подопытным кроликом в качестве гетеросексуальной контрольной группы. Он провел несколько дней, делая различные тесты, вроде теста Роршаха или теста на интеллектуальный коэффициент. Каждый гей, который приходил ко мне, рисковал своей карьерой, работой, репутацией, поскольку его могли выследить или узнать его тайну. Я не могла проводить исследования в университете, поскольку кто бы ни пришел ко мне в офис, сразу бы разнес информацию о том, что тут происходит, по всему университету, и если бы кто-то просто зашел ко мне, его могли автоматически причислить к гомосексуалам. Мы решили, что лучшим местом для работы будет мой сад. Высокие деревья и кирпичная стена ограждали его от глаз любопытных, и человек чувствовал себя спокойно."
Через год работы Эвелин представила комиссии из трех человек шестьдесят психологических профилей, убрав оттуда все, что могло бы послужить идентификации человека, включая сексуальную ориентацию. Комиссия ставила отметки согласно результатам профиля по пятибальной шкале: 5 - плохо приспособлен, 1 - отлично приспособлен. Почти одинаковое число геев и гетеросексуалов получили отметки 1, 3 и 5. Это означает, что никакой разницы между геями и натуралами нет. Бруно Клопфер, один из членов комиссии, был уверен, что сможет отличить гея от не-гея, исследуя их тесты Роршаха. Эвелин предложила ему сделать это, сравнив параллельно гомо- и гетеросексуальные профили. 

Эвелин Хукер: 
" У меня было 30 пар профилей, один в паре принадлежал гею, другой - гетеросексуалу. Для меня это была самая важная часть представления тестов. И он не смог, не смог! Он прошел через все 30 пар, сделал ошибку здесь, другого принял за натурала, но он угадывал, просто угадывал. И если даже Бруно не смог выявить геев по тесту, то значит, этого не может никто.

В результате комиссия пришла к выводу, что в вопросе социальной адаптации не было существенных различий между тридцатью гомосексуалами и тридцатью гетеросексуалами. Никто из экспертов так не смог определить наверняка сексуальную ориентацию человека в паре профилей."
 

Хукер представила эти революционные результаты Американской психологической ассоциации в 1956 году во время конференции в Чикаго. Ее доклад назывался «Адаптация среди активно гомосексуальных мужчин». Хукер в буквальном смысле шокировала аудиторию. Ей очень пригодились командный тон и дар хорошего оратора.


«У меня был довольно хорошо поставленный голос, – сказала она историку гей-движения Эрику Маркусу в интервью для его книги 1992 года. – После того как я закончила зачитывать доклад, ко мне подошла женщина и сказала: «Будь у меня ваш голос, я бы подала на него патент».
Гораздо важнее был контекст ее исследования. Некоторые просто не поверили ее выводам, однако превалировали те, кто был благодарен за ее работу и новую интеллектуальную задачу.«Один человек за другим подходили ко мне и говорили: «Ваше исследование - огромный вклад в науку психологию», – вспоминала она тот день годы спустя.

Результаты Эвелин Хукер, которые затем неоднократно подтверждались другими исследователями, демонстрируют, что гомосексуалы социально и психологически адаптированы не хуже, чем гетеросексуалы (т.е., чем в среднем в популяции), и что гомосексуальность сама по себе не связана с какими-либо психическими или психологическими отклонениями либо с нарушением социальной адаптации. 

Эксперимент Хукер также показал, что гомосексуалы в своем большинстве, если бы могли свободно выбирать свою сексуальную ориентацию, будучи здравомыслящими людьми, не выбрали бы дискриминируемую и осуждаемую обществом гомосексуальность вместо социально приемлемой гетеросексуальности.


Эвелин была первым ученым, опубликовавшим исследование гей-сообщества. Ее работа вдохновила других на подход к этому сообществу как к нормальной области исследований. Несмотря на работу Эвелин, средства массовой информации продолжали распространять взгляды некоторых психоаналитиков, заявляющих, что гомосексуалбность возникает от неправильных взаимоотношений в семье, а в особенности из-за матери. 

В начале шестидесятых, взяв на вооружение исследования Эвелин, геи и лесбиянки начали заявлять о себе в открытую. Слава настигла Эвелин. Ее пригласили читать лекции в Европе.

фото: digitalgallery.nypl.org/

В возрасте 63 лет (1970 год) Эвелин решила, что все, что она в свое время решила сделать, она сделала. После этого она ушла на пенсию, открыв частный психотерапевтический кабинет, и ее пациентами стали, разумеется, геи и лесбиянки.

Она изменила старый подход, который предполагал лечение, и разработала новый: давайте поможем этим людям просто нормально жить и общаться друг с другом. В результате появились новые пути, в основе которых лежит идея, что быть геем или лесбиянкой это не недостаток и не препятствие к хорошей, здоровой жизни. Что многие люди могут вполне счастливо жить, будучи геем или лесбиянкой, и находить пути преодоления предрассудков общества, которые, к сожалению, все еще существуют.

Результаты исследований Эвелин Хукер сыграли важную роль в решении Американской психиатрической ассоциации удалить гомосексуальность из официального списка психических заболеваний DSM-II. В 1973 году правление АПА проголосовало за исключение гомосексуальности из списка психических болезней. Это решение было подтверждено в 1974 году голосованием всех членов АПА.

Многие другие ассоциации психиатров и психологов в мире вскоре последовали примеру Американской Ассоциации. В 1992 году гомосексуальность перестала считать болезнью и Всемирная организация здравоохранения, в 1994 году — правительство Великобритании, в 1999 году — Минздрав РФ, а в 2001 году — Общество психиатров Китая.

До конца своей жизни Эвелин Хукер получила множество наград от организаций геев и лесбиянок по всей стране. Университет Чикаго открыл Центр Эвелин Хукер по психическому здоровью геев и лесбиянок. 

В 1992 году Дэвид Хьюлэнд и Ричард Шмичен сняли фильм «Меняя наше мнение: история доктора Эвелин Хукер», который номинировался на Оскара как лучший документальный фильм. В этом фильме Хукер страдает от артрита, ее голос охрип от курения, ее лицо испещрено глубокими морщинами. Однако ум, уверенность в себе и воля к изменениям ничуть не пострадали со временем.


Последние годы своей жизни Эвелин Хукер провела в своем маленьком, солнечном доме в Санта-Монике, в окружении книг, журналов, наград, в атмосфере внимания и любви друзей и поклонников. 

Одна из ее друзей и коллег, психолог Калифорнийского университета Лос-Анджелеса, Линда Гарнетс, вспоминает: «Это была огромная удача – регулярно встречаться с Эвелин в ее так называемом «кухонном кабинете». Среди членов этой группы были такие исследователи как Энн Пепло, Джеки Гудчайлдс и я сама. Мы приезжали, нагруженные едой и вином, и проводили день за живой дискуссией и добрым юмором… Эвелин с энтузиазмом обсуждала искусство, литературу, политику и современные проблемы: она всегда была открыта новым идеям. Разговоры варьировались от бурных интеллектуальных и политических дебатов до обмена самыми интимными секретами нашей жизни. И когда Эвелин достаточно уставала и выставляла нас троих, то мы были словно полны этой женщиной, которая обладала такой силой характера! Она была умной, очень начитанной, у нее на все было собственное мнение, и она могла чертовски хорошо проводить время!»

Эвелин Хукер умерла в ноябре 1996 года в возрасте восьмидесяти девяти лет.

Однако ее труд не умер, даже наоборот!
Один из мужчин, участвоваших в эпохальном исследовании Эвелин, сделал её еще более незабываемой. Его звали Уэйн Плацек (Wayne Placek). Он завещал весь свой капитал Хукер, с инструкцией, что деньги должны быть использованы "чтобы вдохновить научные исследования, которые помогут большинству общества лучше понимать гомосексуальность и уменьшить стресс, которому подвержены геи и лесбиянки в современности и в будущем". Эвелин решила передать 550 000$ наследства в Американский Психологический Фонд. С помощью использования этого капитала талантливым ученым, посвящавшим свои работы исследованиям сексуальной ориентации на работе, в политике, семье, отношениях, в СМИ и экономической жизни, а также о том, как отношение к ориентации и она сама сказывается на психике и здоровье, было роздано грантов более, чем на 1 миллион долларов. И выдача грантов продолжается по сей день.
 

1531


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: