18+

Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Инициация

Сексуальная атрибутика - часть взросления. Как и многие парни моего возраста, я хорошо помню свой первый презерватив. Помню и аптеку, где его купил.. 

Это было яркое и волнующее событие, не связанное (впрочем) с планами свидания. Отделавшись пораньше в редакции (где работал после института), я отправился по городу с планами купить (в конце-концов) какой-нибудь "кондом", чтобы понять принцип действия...

Ирония состояла в том, что презерватив мне был не нужен. Я хранил свою девственность; точнее, она "хранила" меня, заключая в "одиночку" геевских желаний. Естественно, мне нравились сверстники, но институтские ребята - были уже далеко, а в среде комсомольцев, с которыми я общался в заводском комитете ВЛКСМ, вряд ли были шансы найти себе пару для свиданий. Да и статью УК никто не отменял.
 

Визит в аптеку был чем-то вроде мужской инициации, в ходе которой я сообщал окружающему миру о наличии у меня "половой жизни". Взрослый мальчик покупал себе нечто "взрослое", прощаясь с детством. Тем не менее, факт получения нового статуса (мужчины) вводил меня в ступор и казался довольно фальшивым.

Во-первых, я ни с кем не встречался и "резинка" была полной фикцией. Во-вторых, мне нравились мужчины, а не женщины. И покупая у советской страны "кондом", я обманывал родину дважды (не имея планов его "вставлять", а тот, в кого я мог бы его "вставить", подпадал под уголовную статью, о чём советскому народу лучше было не знать).

Понимая странность ситуации и дождавшись пустоты в аптечном зале, я подошёл к прилавку, готовясь выговорить слово "презерватив". Как назло, в витрине ничего такого не было, во что я мог бы ткнуть молчаливым пальцем и, краснея, выскочить на улицу. Советские аптеки не желали выставлять "интимные" изделия на глаза детей и школьников. Но всё же я спросил одинокую тётку у кассы про "изделие номер 2" (как оно именовалось в документах, потому что прочие названия за версту разили аморалкой и разложением).
 

Мысль, что в публичной продаже советский мужчина мог купить себе нечто, что он наденет на член, могла поколебать "кодекс" строителя коммунизма. Кажется, я справился с волнением и словом, облизнув пересохшие губы. Женщина средних лет исчезла под прилавком, загадочно шурша. Смысл манипуляций заключался в поисках бумажки. Ловко завёрнув презерватив в плотную бумагу, она вручила его мне, глядя с долей интереса...

Надо ли говорить, с каким любопытством я развернул загадочный трофей. Как сейчас его вижу: мутноватый и блеклый советский презерватив - в каком-то мучнистом "тальке", в сером бумажном пакете. Он выглядел братом "напальчечника", - разве что потолще и длиннее.

Дома я разглядел его лучше. К несчастью, уровень моих знаний был на "советском" нуле. Развернув и оценив длину "резинки", я слишком поздно догадался, что не стоило этого делать. Точнее, стоило, но позже... С трудом свернув его обратно, я задумался о сценарии... Главное достоинство "кондома" состояло в том, что он усиливал ощущение реальности. Ты мог сжимать в объятиях парня своей мечты. Стоило его вообразить...

...В виде небольшого отступления я бы вспомнил Бродского, который (как всякий гений) оставил нам ценные секс-наблюдения. Секс в восприятии гетеро-мужчины не слишком богат сюрпризами. Скорее, это зона ожидаемого. "Красавице платье задрав, видишь то, что искал, а не новые дивные дивы..." Банальность стандартного секса - в каком-то смысле - отражает банальность физиологии. Но насколько живее и неожиданней (позволю себе заметить) выглядит геевский секс, где "задрав (что-нибудь) красавцу", никогда не можешь быть уверен в том, что найдёшь. ) Природа мужского разнообразия способна удивить богатством форм и геометрий, - создавая мощную интригу - вплоть до первого свидания. "Видишь то, что искал" - сказано "натуралом". Скорее всего, скучающим. Нет, ребята, всё-таки у нас повеселее... ))

...В свои 23 я тоже пытался искать. Скорее, на ощупь и в полной тьме. Сколько возможностей было упущено. Но и - сколько подводных камней я удачно проскочил в период затянувшегося "детства"...

...Недалеко от аптеки располагался заводской Дворец культуры, - с помпезными колоннами и портиком сталинской постройки. Занимаясь темами "культуры", я порой делал там материалы, писал о кружках и секциях, "освещал" вечера заезжих артистов и прочие события. Пожилая поэтесса Надежда Волгина вручала мне обильные рукописи (со следами кофе), которые (по мере сил) я правил на правах "филолога". Волгина ворчала, цеплялась к каждой строчке, требуя пояснения правки, пока однажды я не зарубил поэму "Холостяк". В ней поэтесса "гвоздила" инфантильных мужчин, не желавших брать ответственность и заводить здоровую семью.

Порой мне казалось, что написано это специально для меня, - в отместку за грубую правку. Но даже мне, "холостяку", казался странным посыл поэмы, требовавший от меня (кровь из носа!) визита в ЗАГС. Я пытался объяснить седовласой Волгиной, что "не всем везёт найти свою любовь" и что одиночество - не повод для упрёков. Волгина косилась и не верила. Для неё мужчина вне брака был сомнительной натурой, желавшей наслаждаться женским телом без взаимных обязательств. Рефреном сквозь поэму тянулись (как я помню) восклицания героя: "Заботы о семье? Я не дурак. Я - просто, просто холостяк..." По сути, я был одним из героев "поэмы". Мне тоже не светил законный брак. А если бы я назвал поэтессе Волгиной причину своей холостяцкой участи, - её бы хватил инсульт прямо в здании редакции. Длинный, мутноватый "Холостяк" так и не пробился на страницы "Металлурга", зато в лице "народной поэтессы" я обрёл не друга, а врага.

Но были в посещениях помпезного клуба с колоннами (в пять мужских обхватов каждая) и приятные моменты. В одной из творческих студий (под эгидой не помню какой уже Музы) я знакомился с чудесными людьми и милыми мужчинами, каких не встречал на заводе. Помню изящного, стройного парня лет 30, - то ли хориста, то ли танцора, - у зеркала в тёмном холле. Я волок какую-то железку из "хозмага" по соседству и заодно писал короткую заметку. Картинно развернувшись у зеркала и проведя ладонью вдоль волос, он весело продекламировал: "Эх, где мои семнадцать лет? Где молодая шевелюра? Всё ушло, как с белых яблонь дым..." - и иронично взглянул в мою сторону. "А вы, я замечаю, Александр, хозяйственный мужчина. Всё в дом, всё в дом..." И дружелюбно улыбнулся.

Я был настолько тупым и "советским", что ничего из этого не понял. Мизансцена пролетела неопознанной. "Милый какой парень, - думал я. - Ещё и улыбнулся..." Подхватив "железяку" под мышку, я отправился домой, - трястись на 18-м автобусе предстояло минут сорок.

В один из дождливых дней в прокуренный "барак" редакторской заглянула невзрачная дама с кипой рукописей из ДК. (Хористы и танцоры писали для нас отчёты о буднях заводской Мельпомены). Перебросились парой слов: как и что, какие новости? "Как там ваш.. (я вспомнил фамилию знакомца), как у него дела?" Дама несколько смутилась: "Вы не знаете?.. Его же посадили.." - "Как? За что? Когда?" - "Я точно не скажу... (она подыскивала слово). Говорят, какое-то му-же-ложе-ство... Даже и не знаю, что это такое..." В прокуренной секретарской, между тем, барабанила машинистка, - срочная вёрстка номера к собранию партхозактива должна была быть готова до вечера.

... В строгом смысле слова в свои 23 я не был девственником. Были эпизоды "дружеского" школьного секса - без проникновения, конечно, - но отъезд на Украину (тогда ещё "на..") лучшего друга - оборвал наши "пробы пера" на самом интересном. До сих пор подозреваю, что именно он сделал меня - мною в сексуальном смысле. Он рассказывал мне об оральном сексе, и мы пытались "в лицах" освоить этот жанр. Его заметный член скользил по моему, пока мы обнимались после школы, валяясь на диване, изображая (в меру порочных фантазий) семейную пару (я обычно был внизу). Задыхаясь, мы кончали в объятиях друг друга, не расстёгивая брюк, будто "понарошку" и стеснительно - для своих 14-ти лет...

К чему всё это шло - одному богу известно. Лет через пять он пришлёт мне свадебное фото, - исподлобья глядя в объектив своими дивными глубокими глазами на украинском лице. Как напоминание о прошлом - и черта под ним одновременно. Слабое эхо детских желаний...

Он пошёл по пути "натурала", я - одинокого гея. Ни одной девчонки я не мог представить себе на месте друга: мне не хватало его члена, подвижной тяжести объятий и порывистого дыхания у щеки. Где он сейчас, интересно, и помнит ли наши опыты?..

Одно я понимаю очень хорошо: одиночество с воздержанием толкали к сексуальной экзотике. Плюс - природное мужское любопытство, связанное с сексом. Домашний фен и пылесос (не говоря о лейке душа) становились "атрибутикой" сексодрома. Хотя, признаюсь, что секс с "Юпитером" - не лучший "отсос" в моей жизни. (Он мог оказаться последним)). Но об извращениях - в другой раз.. )

В тот сомнительный момент (экспериментов и одиночества) и состоялся исторический поход за "резинкой". Устав от тайной жизни, я жаждал социализации. Как минимум, тётка за прилавком должна была узнать, что я занимаюсь сексом и "живу половой жизнью". Трудно сказать, кого я хотел обмануть, - её, себя или государство?

Подлинная инициация состоялась намного позже. Как это часто бывает, неожиданно - и, конечно, без "кондома".

Тем временем, цветные иностранные коробочки с латексом - радовали глаз (и не только), поражая советское воображение надписью: "проверено электроникой". Ретро-изделия "Баковского завода" не могли составить им конкуренцию и (по странной прихоти сексуальных аллюзий) сексуальный комфорт оказался прочно связан в подсознании с миром Запада, а не "совка".

Этот загадочный Запад (проверяющий "кондомы" "электроникой") думал о моём члене больше советской власти (отношения с которой не заладились). Власть пыталась "внедряться" мне в голову, - наплевав на прочие места, - и страшно ошибалась в расчётах. Советские "вожди" слабо понимали, как устроен мужской организм. Потому и пропаганда была не прочнее "кондома". Оба - рвались от контакта с жизнью.

Печальную судьбу своего презерватива я объясняю его советским происхождением... Раскатав кольцо вдоль члена и произведя (как помню) три-четыре тестовых движения, я услышал некий звук и увидел лопнувший "чехол". Чахлая советская "резинка" не прошла полевых испытаний...

Мысль о том, как легко можно стать отцом с подачи советского "качества" - утвердила меня в верности сексуального выбора. Ни раньше, ни в позднейшие годы я никогда не жалел, что природа создала меня геем

ALEXANDR HOTZ

Источник

63


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: