Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Почему до сих пор не развенчан миф о Сталине?

Часть 2

30 июля 1937 года вышел секретный приказ НКВД под номером 00447. Создававшийся при личном участии Иосифа Сталина приказ, по которому 390 тысяч человек были казнены и 380 тысяч отправлены в ГУЛАГ, стал крупнейшим актом об уничтожении людей в Советском Союзе.

С момента начала Большого террора прошло ровно 80 лет — имя Сталина по-прежнему занимает первые строчки в опросах о популярных правителях ХХ века, а его образ упрощается и мифологизируется. За последние сто лет было лишь две попытки провести массовую дискуссию о Сталине. Первая — при Хрущеве — закончилась его свержением, вторая — при Ельцине — отошла на второй план из-за небывалых для нескольких поколений социально-экономических проблем.

Десталинизация и сейчас волнует абсолютное меньшинство: общество к Сталину либо равнодушно, либо даже благосклонно. «Медуза» поговорила с известными учеными и специалистами о том, произошла ли десталинизация в российском обществе и почему фигура Иосифа Сталина по-прежнему так популярна.

Олег Будницкий

Историк, директор Международного центра истории и социологии Второй мировой войны и ее последствий НИУ ВШЭ

На мой взгляд десталинизация в России, конечно, произошла. В этом нет никаких сомнений: если мы посмотрим опросы общественного мнения, то даже сегодняшние почитатели Сталина не хотели бы жить в те времена. Это достаточно ясно говорит об истинном отношении к той эпохе и тем государственным деятелям. Плюс есть вполне четкая позиция государства, что Сталин — это преступник. Все остальное — спекуляции людей, в том числе во власти, которые используют историю в спорах, но истории на самом деле не знают.

Если говорить о результатах различных опросов, которые свидетельствуют об улучшении отношения людей к Сталину, то тут дело в том, что история и Сталин — хорошая почва для различных манипуляций. Люди не изучают документы о том, что происходило на самом деле, не изучают историю, а смотрят по телевизору фильмы, где показывают Сталина в образе мудрого вождя, или читают написанные подонками книги о том, что Берия был «эффективным менеджером». Плюс важный фактор - Великая Отечественная война. Хотим мы того или нет, но победа во многом ассоциируется со Сталиным. Люди не обращают внимания на просчеты Иосифа Виссарионовича во внешней политике, из-за которых СССР фактически остался один на один с Германий, или на то, что победа была добыта миллионами жизней. Ведь те демографические, проблемы, которые мы испытываем до сих пор, — это отчасти отголоски войны. Деятельность Сталина в целом нанесла огромный урон генофонду страны.

Юрий Сапрыкин

Журналист

В России десталинизация уже случилась. Я вспоминаю свое детство, которое пришлось на поздний застой, — тогда слово «Сталин» звучало примерно так же, как «Солженицын». Это было что-то запретное, что нельзя было нигде и никак упоминать.

Политика поздней дряхлой коммунистической партии заключалась в том, чтобы забыть Сталина, вычеркнуть его отовсюду. Его появление в виде мудрого дедушки-полководца — достаточно гомеопатическое, впрочем, — в военных фильмах-эпопеях Юрия Озерова, выглядело совершеннейшим шоком, до этого никто из нас с этим персонажем не сталкивался. Для человека, выросшего в конце 1970-х — начале 1980-х, такого исторического персонажа не было.

Кроме коротких появлений в военном кино, Сталин появлялся в виде портретиков на лобовых стеклах автомобилей. Дальнобойщики ставили на стекло иногда Сталина, иногда Высоцкого. Это были фигуры примерно одного порядка — запрещенные народные герои. В этом виде он олицетворял, конечно, не репрессии и массовые убийства, а порядок, которого простому человеку в позднем Советском Союзе не хватало. Никто не знал про репрессии — эта тема не поднималась, но никто и не думал о Сталине как о великом государственном деятеле, это было вычеркнуто из истории и массовой культуры.

Осужденные в ГУЛАГе, Воркута, 1949 год
Sovfoto / Universal Images Group / REX / Vida Press 

Вторая волна десталинизации — перестроечные годы, когда через тридцать лет после XX съезда КПСС вновь возникла тема разоблачения культа личности и преступлений сталинизма, тогда было опубликовано огромное количество исторических свидетельств, «Архипелаг ГУЛАГ» и все запретные книги о лагерях — это без сомнения произвело сильное впечатление и осталось в коллективной памяти.

В 1990-е Сталин снова превратился в протестный плакатик на лобовом стекле, знамя людей, которые были недовольны новой властью, новыми порядками в независимой России, знамя левой оппозиции, необязательно объединенной в какие-то партии или союзы, — это было просто стихийное построение людей, пострадавших от 1990-х годов.

Неприятная вещь стала происходить недавно — ресталинизация. У этого нового ползучего культа нет никаких корней, кроме желания начальства. Нет никакого народного запроса на памятники Сталину, люди не пишут президенту: «Верните нам Сталина». Это осознанная политика начальства — насаждение мягкого сталинского культа как некоторого ориентира: нынешняя власть к этому стремится, это хорошо, этому надо подражать. А с другой стороны, это такое пугало для чуть более либеральной и европеизированной общественности: нынешняя власть — такая, бойтесь ее, тут еще и народ мечтает вернуть Сталина, поэтому все надежды на нынешнюю власть, только она может от этой стихии вас спасти.

Сталин становится символом недовольства нынешними порядками — отсюда и установки мемориальных досок; опросы, в которых между Сталиным, Горбачевым и Ельциным люди выбирают Сталина. Все это должно создать атмосферу легкого страха и невроза на тему того, что нынешняя власть — страшная, но народ еще страшнее, и только власть от него может защитить.

Никита Петров

Историк, философ, заместитель председателя общества «Мемориал»

События советской эпохи — в прошлом, но что нас сегодня беспокоит? Нас беспокоит, что страна до сих пор не руководствуется законом в своей повседневной жизни, а имеющиеся законы носят имитационный характер. Есть Конституция, которая гарантирует права и свободы, а есть жизнь, в которой все это попирается. Мы видим, как мы возвращаемся к тем практикам, которые были в СССР, когда политическая воля руководства, а вовсе не законы, определяла повседневную жизнь. С этой точки зрения, десталинизация — это как раз отказ от той практики, от тех правил и привычек беззакония, которые сложились при советской власти.

С другой стороны, под советским прошлым нужно четко провести юридическую черту и сказать, что советская эпоха была эпохой не только беззакония, но и эпохой тоталитарного и преступного государства. Сегодня эта черта не подведена.

Конечно, если под десталинизацией узко понимать увековечивание памяти жертв политических репрессий, то в этом отношении что-то делается, но это находится в постоянном противоречии с попытками протащить имя Сталина на карту России или педалировать темы 1945 года, увязывая его с личностью Сталина. И в этом смысле мы действительно видим когнитивный диссонанс в головах российского руководства. Поэтому программы десталинизации, даже достаточно осторожные, не вызывают никакого государственного одобрения.

К сожалению, государство и наше население оказались неспособны жить в правовых демократических условиях. Постоянно шло сползание к прежним практикам, потому что по-другому не умеют и не привыкли. Не привыкли, когда в стране существует разноголосица мнений. Ведь почему государство взялось за историю — это самый удобный предмет школьной программы, который позволяет внедрять государственную идеологию. Примат государства над правами личности — это сегодняшняя визитная карточка Кремля. В том числе поэтому тема десталинизации непопулярна у россиян. С помощью пропаганды, радио, телевидения государство вбило многим гражданам в голову мысль, что наша особость должна выливаться в агрессивную ксенофобию. Все попытки критиковать прошлое преподносятся как козни Запада. Или других стран, которые, как говорит государство, жили ничуть не лучше нас. Хотя это безусловно неправда — такого ужаса, как в СССР, не было нигде, кроме нацистской Германии.

Недавний опрос показал, что 25% россиян помнят о том, что в их семьях были репрессированные. Но это не отменяет тот факт, что большинство не хочет помнить о репрессированных родственниках. Свою роль в этом играет и невежество — в школе не рассказывали о советских репрессиях, которые начались не при Сталине — и не кончились с его смертью.

Источник

106


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: