18+

Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Последнее «дело» Сталина

Как убивали советских врачей

13 января 1953 года, в газете «Правда» было опубликовано первое информационное сообщение о так называемом деле врачей. Оно стало последним в череде громких публичных процессов сталинской эпохи.

Страшные дела времен «большого террора» 1937–1938 годов несколько стихли в военную пору, но с наступлением мирных дней отлаженная репрессивная машина встала на прежние рельсы. Органы госбезопасности ретиво искали «врагов народа», а партийные боссы хладнокровно прикидывали, кого выгоднее будет назначить новыми злодеями. Так на смену красным военачальникам и старым большевикам в качестве обвиняемых пришли доктора, а поскольку многие из них были по национальности евреями, то заговор был заявлен как «сионистский».

Как дело развивалось бы дальше и насколько глубоко могли зайти репрессии в отношении всех советских евреев, остается только догадываться, поскольку смерть «отца народов» поставила точку на этой страшной странице отечественной истории.

«Дыма без огня не бывает»

Фото: Общественное достояние

Из анонимной правдинской передовицы от 13 января, которая была увенчана яркой шапкой «Подлые шпионы и убийцы под маской профессоров-врачей», советские граждане узнали, что в стране давно действовала террористическая организация, собиравшаяся уничтожить руководителей партии и правительства. «Участники террористической группы, используя свое положение врачей и злоупотребляя доверием больных, преднамеренно злодейски подрывали здоровье последних, умышленно игнорировали данные объективного исследования больных, ставили им неправильные диагнозы, не соответствовавшие действительному характеру их заболеваний, а затем неправильным лечением губили их», — сообщалось в статье.

«Извергов рода человеческого» и «наемных агентов иностранных разведок» обвиняли в убийстве А.А. Жданова и А.С. Щербакова, а также в попытке устранения ряда знаменитых военачальников — героев недавней войны.

 

«Врачи-преступники старались в первую очередь подорвать здоровье советских руководящих военных кадров, вывести их из строя и ослабить оборону страны. Они старались вывести из строя маршала Василевского А.М., маршала Говорова Л.А., маршала Конева И.С., генерала армии Штеменко С.М., адмирала Левченко Г.И. и других, однако арест расстроил их злодейские планы, и преступникам не удалось добиться своей цели.

Установлено, что все эти врачи-убийцы, ставшие извергами человеческого рода, растоптавшие священное знамя науки и осквернившие честь деятелей науки, — состояли в наемных агентах у иностранной разведки», — вещал анонимный автор.

Дело это началось несколькими годами ранее. В 1948 году врач-кардиолог кремлевской больницы Лидия Тимашук направила в ЦК ВКП(б) письмо, в котором сообщала, что смерть главного идеолога партии Андрея Жданова была вызвана намеренно неправильным лечением. Мол, руководство ЛСУК (лечебно-санитарное управление Кремля, или Лечсануправ) не согласилось с ее диагнозом, а выбранный ими путь лечения был неправильным. Началось расследование, несколько высокопоставленных медиков оказались за решеткой.

Параллельно в том же 1948 году в стране развернулась борьба с «космополитизмом» и одновременно «сионизмом», хотя эти понятия очевидно антагонистические. По приказу главы белорусского МГБ Лаврентия Цанавы в Минске был зверски убит Соломон Михоэлс, разгромлен Еврейский антифашистский комитет. Его руководители, в том числе видные деятели советской культуры и науки, оказались в застенках. Под пытками многие оговорили себя, но на суде отказались от показаний. Впрочем, это никого не интересовало, и после публичного процесса летом 1952 года 13 деятелей комитета были расстреляны.

Среди арестованных лидеров антифашистского комитета было несколько медиков, например, главврач Боткинской больницы Борис Шимелиович или первая женщина-академик Лина Штерн. А среди попавших в круг подозреваемых кремлевских медиков больше половины составляли евреи.

Такое совпадение не могло не навести следователей на мысль, что в стране зреет «сионистский врачебный заговор». Тем более что в 1951 году по подозрению в организации такого «сионистского заговора» внутри МГБ был арестован и позже расстрелян не кто-нибудь, а сам бывший нарком МГБ Виктор Абакумов. Оба дела вел один следователь — Михаил Рюмин, который, собственно, и написал донос на Абакумова лично Сталину. Якобы тот пытался помешать следствию вывести врачей-отравителей и других врагов на чистую воду. В итоге Абакумов и ряд других высокопоставленных чекистов были объявлены руководителями некоей мифической антисоветской организации, которая состояла из врачей-предателей, завербованных иностранными спецслужбами.

«Врачи-убийцы» — страшнее, кажется, придумать было невозможно. Всё было рассчитано на огромный резонанс. В общем, было ощущение, что последствия всего этого могут оказаться поистине невообразимыми», — писал Константин Симонов в книге «Глазами человека моего поколения: Размышления о И.В. Сталине».

Как такой бред мог родиться в человеческой голове, сегодня даже представить невозможно. Но тогда руководству партии и МГБ срочно нужен был идеологический враг, причем обязательно страшный, коварный и жестокий. А что может быть ужаснее, чем убийцы в белых халатах, скрывающиеся за личиной призванных спасать человеческие жизни докторов?

Люди были шокированы, но ко многим, как и раньше, в 1930-х, закрадывалась мысль «дыма без огня не бывает» — разве может такое быть, что бы органы безопасности ошибались? Люди верили в искусственно создаваемый образ советского чекиста, как идеала верности стране, чести и порядочности. К сожалению, реальность была далека от этого.

Показательные показания

Слева направо: Вовси, Виноградов, Коган Михаил, Коган Борис, Егоров

Фото: Общественное достояни
 
е

В материале от 13 января упомянуты фамилии девяти заговорщиков, хотя арестованных было гораздо больше. Все они были схвачены в период с июля 1951 по ноябрь 1952 года. Впрочем, даже только названные в газете фамилии дают представление об уровне участников «заговора». Это профессор Мирон Вовси — генерал-майор медицинской службы, главный терапевт Советской армии, двоюродный брат Соломона Михоэлса. Профессор Владимир Виноградов — академик, личный врач И.В. Сталина. Профессор, член-корреспондент АМН, начальник ЛСУК, генерал медицинской службы и ведущий врач Сталина Петр Егоров. Доктора медицины и профессора братья Борис и Михаил Коганы (хотя Михаил скончался еще в ноябре 1951 года). Знаменитый отоларинголог профессор Александр Фельдман и профессор-кардиолог Яков Этингер. Автор более 130 работ по невропатологии профессор Александр Гринштейн и кремлевский терапевт, лечащий врач Жданова Г.И. Майоров. Были арестованы и члены семей некоторых обвиняемых.

Следствие строилось исключительно на показаниях арестованных. Причем Сталин лично распорядился применять к ним физические меры воздействия. «Если врачи не признаются, вы будете там же, где они», — поставил он ультиматум новому главе МГБ Семену Игнатьеву.

Узников в камерах внутренней тюрьмы на Лубянке постоянно держали в металлических наручниках. В дневное время руки заковывались за спиной, а в ночное — спереди. Однако заключенные молчали — да и не могли они сознаться в том, чего не существовало в принципе. Тогда их стали привозить в специальную пыточную камеру Лефортовской тюрьмы, где избивали резиновыми палками. 15 ноября 1952 года Игнатьев доложил Сталину, что к Егорову, Виноградову и Василенко применены меры физического воздействия, для чего «подобраны… два работника, могущие выполнять специальные задания (применять физические наказания) в отношении особо важных и опасных преступников».

Чтобы в дальнейшем не тратить время на транспортировку узников в Лефортово, в декабре 1952 года начальник внутренней тюрьмы на Лубянке А.Н. Миронов оборудовал пыточную в своем кабинете. К концу года первый заместитель министра госбезопасности генерал-полковник С.А. Гоглидзе доложил Сталину: «Собранными документальными доказательствами и признаниями арестованных установлено, что в ЛСУК (лечебно-санитарное управление Кремля) действовала террористическая группа врачей — Егоров, Виноградов, Василенко, Майоров, Федоров, Ланг и еврейские националисты — Этингер, Коган, Карпай, стремившиеся при лечении сократить жизни руководителей Партии и Правительства».

 

 

 

 

Понятно, что показания были буквально «выбиты» у пожилых докторов. Яков Гиляриевич Этингер не вынес пыток и скончался в тюремной камере. Его жена и сын остались в заключении, причем 62-летнюю женщину тоже регулярно избивали. Постоянно подвергался истязаниям 70-летний профессор Виноградов, которого лично допрашивал Рюмин. Та же участь постигла академика Петра Егорова и других. Сотрудники имели богатый арсенал средств и солидный опыт по части «развязывания языков», так что у немолодых врачей не было шансов устоять. И всё же палачам потребовалось несколько месяцев истязаний, чтобы сломить сопротивление «гнилых интеллигентов». В конечном итоге мужество и терпение заключенных спасет их жизни.

В январе 1953-го, сразу после того, как информация о заговоре стала публичной, началась новая волна арестов. Теперь были схвачены профессора Н.А. Шерешевский, M.Я. Серейский, Я.С. Темкин, Э.М. Гельштейн, И.И. Фейгель, В.Е. Незлин, Н.Л. Вильк, Я.Л. Рапопорт и другие. К делу посмертно были привлечены М.Б. Коган, М.И. Певзнер и Б.А. Шимелиович. Среди арестованных были не только евреи. Так, в заключении оказались хирург, профессор А.А. Бусалов, профессор-фармаколог В.В. Закусов, академики АМН СССР В.Ф. Зеленин и Б.С. Преображенский, профессор В.Х. Василенко и десятки других. Похоже, брали всех, кто так или иначе был связан с арестованными.

Из передовицы в газете «Правда» от 13 января 1953 года:

«Большинство участников террористической группы (Вовси М. С., Коган Б. Б., Фельдман А. И., Гринштейн А. М., Этингер Я. Г. и другие) были связаны с международной еврейской буржуазно-националистической организацией «Джойнт», созданной американской разведкой якобы для оказания материальной помощи евреям в других странах. На самом же деле эта организация проводит под руководством американской разведки широкую шпионскую, террористическую и иную подрывную деятельность в ряде стран, в том числе и Советском Союзе. Арестованный Вовси заявил следствию, что он получил директиву «об истреблении руководящих кадров СССР» из США от организации «Джойнт» через врача в Москве Шимелиовича и известного еврейского буржуазного националиста Михоэлса (оба к этому времени погибли. — Прим. iz.ru). Другие участники террористической группы (Виноградов В.Н., Коган М.Б., Егоров П.И.) оказались давнишними агентами английской разведки».

И дальше, как руководство к действию.

«Разоблачение шайки врачей-отравителей является сокрушительным ударом по американо-английским поджигателям войны. Поймана и обезврежена их агентура. Перед всем миром вновь предстало истинное лицо рабовладельцев-людоедов из США и Англии.

Советский народ с гневом и возмущением клеймит преступную банду убийц и их иностранных хозяев. Презренных наймитов, продавшихся за доллары и стерлинги, он раздавит как омерзительную гадину. Что касается вдохновителей этих наймитов-убийц, то они могут быть уверены, что возмездие не забудет о них и найдет дорогу к ним, чтобы сказать им свое веское слово».

По стране прокатилась волна возмущения. Пионеры и комсомольцы гневно осуждали предателей, их клеймили на партийных и профсоюзных собраниях. Зато доктор Тимашук стала народной героиней и ровно через неделю после публикации, 20 января 1953 года, была награждена орденом Ленина. Вот что писала о ней в те дни «Правда»: «Еще совсем недавно мы не знали этой женщины, а теперь имя врача Лидии Федосеевны Тимашук стало символом советского патриотизма, высокой бдительности, непримиримой мужественной борьбы с врагами нашей Родины. Она помогла сорвать маску с американских наймитов, извергов, использовавших белый халат врача для умерщвления советских людей».

А вот характерные стихи сочинских школьников, посвященные Л.Ф. Тимашук: «Позор вам, общества обломки, за ваши темные дела, а славной русской патриотке на веки вечные хвала».

«Бьют по рылу палачи палачей»

Набирая обороты, «дело врачей» покатилось по стране. В разных регионах чекисты вдруг стали обнаруживать следы «сионистского заговора», поддержали товарищей и в других социалистических странах. Кто-то «под шумок» сводил счеты, кто-то старался проявить бдительность и выслужиться перед начальством, а сотни невинных врачей-евреев (впрочем, не только врачей и не только евреев) оказались в застенках. Кампания приобретала всё более выраженный национальный уклон, и это было следствием как бытового антисемитизма, присущего некоторой части общества, так и политической ориентацией сверху.

Многие исследователи считают, что массовый «сионистский» процесс должен был подготовить депортацию значительной части советских евреев в Сибирь и на Дальний Восток, тем более что там уже имелся «плацдарм» в виде Еврейской автономной области. Нагнетание истерии и несколько стихийных «погромов» могли представить выселение евреев спасением их от праведного народного гнева. Документов, однозначно подтверждающих наличие таких планов, не сохранилось, но в разговорах с приближенными Сталин не раз говорил о них, и это отражено во многих воспоминаниях. А печальная судьба чеченцев, ингушей, карачаевцев, балкарцев или крымских татар не дают возможности усомниться в том, что подобный вариант развития событий был вполне возможен.

Спасти арестованных, а заодно и многих других, еще остававшихся на свободе, могло только чудо. И оно произошло. За неделю до намеченного на март публичного процесса Сталин умер.

Похороны И.В. Сталина 1953 год

Фото: Фотохроника ТАСС

Практически сразу «дело врачей» прекратили, все подозреваемые вскоре были выпущены на свободу и восстановлены в своих правах и должностях. МГБ было объединено с МВД, которое возглавлял Лаврентий Берия, а ему не нужны были чужие «скелеты в шкафу». 4 апреля в «Правде» появилось следующее сообщение МВД СССР:

«Министерство внутренних дел СССР произвело тщательную проверку всех материалов предварительного следствия и других данных по делу группы врачей, обвинявшихся во вредительстве, шпионаже и террористических действиях в отношении активных деятелей Советского государства. В результате проверки установлено, что привлеченные по этому делу профессор Вовси М.С., профессор Виноградов В.Н., профессор Коган М.Б., профессор Коган Б.Б., профессор Егоров П.И., профессор Фельдман А.И., профессор Этингер Я.Г., профессор Василенко В. Х., профессор Гринштейн А.М., профессор Зеленин В.Ф., профессор Преображенский Б.С., профессор Попова Н.А., профессор Закусов В.В., профессор Шерешевский Н.А., врач Майоров Г.И. были арестованы бывшим Министерством государственной безопасности СССР неправильно, без каких-либо законных оснований. Проверка показала, что обвинения, выдвинутые против перечисленных лиц, являются ложными, а документальные данные, на которые опирались работники следствия, несостоятельными. Установлено, что показания арестованных, якобы подтверждающие выдвинутые против них обвинения, получены работниками следственной части бывшего Министерства государственной безопасности путем применения недопустимых и строжайше запрещенных советскими законами приемов следствия».

И далее: «Лица, виновные в неправильном ведении следствия, арестованы и привлечены к уголовной ответственности».

«Бьют по рылу палачи палачей», как писал Александр Галич. Крайним сделали полковника Рюмина, он был арестован и расстрелян по приказу Берии. Вскоре за ним последовал и сам Лаврентий Павлович, а также генералы Абакумов, Цанава и Серго Гоглидзе. Игнатьев был уволен из органов, но суда избежал и был переведен на партийную работу в провинцию. Он благополучно доживет на персональной пенсии до 1980-х годов. Досталось и несчастной Тимашук — ее лишили ордена Ленина. Но от работы в «кремлевке» не отстранили, а вскоре даже наградили орденом Трудового Красного Знамени.

Автор: Георгий Олтаржевский

Источник

90


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: