Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Социально-революционное движение и проблема ЛГБТ

Если бы 100 лет назад, во время революции 1905г. представители тогдашнего анархистского движения узнали бы, что через 100 лет, в конце 2012г. размежевание в анархистской среде Москвы произойдет не из-за вопроса, нужно ли готовиться к всеобщей стачке или лучше все силы бросить на партизанскую борьбы; не из-за вопроса, нужна ли всеобщая организация анархистов, или достаточно мелких автономных групп; и даже не из-за вопроса о принципах распределения при анархо-коммунизме, но из-за вопроса об отношении к ЛГБТ, – тогдашние анархисты, мягко говоря, очень сильно удивились бы…

Изображение

Однако мы живем не в идеальном (и идеализированном!) прошлом, а в плохом настоящем, и более продуктивно не оплакивать времена и нравы, противопоставляя анархизму упадочного капитализма былую анархистскую доблесть, а содействовать прорастанию здоровых побегов…

Да, размежевание между анархизмом классовой борьбы и анархо-либерализмом имело внешним поводом расхождения по вопросу о допустимости ЛГБТшных флагов. Хождение под такими флагами – не самый большой порок анархо-либерализма. Но случилось, как случилось, и подобное размежевание, после которого анархисты отдельно, а мелкобуржуазные демократы – отдельно, – шаг в правильном направлении.

Существует опасность, что в естественном пылу полемики с гомофилами некоторые сторонники анархизма классовой борьбы перегнут палку и впадут в гомофобию, столь же вредную для борьбы за освобождение пролетариата, как и гомофилия.

Данная статья является попыткой социально-революционного подхода к проблеме ЛГБТ, проблеме совершенно третьестепенной с точки зрения классовой борьбы, но все же нуждающейся в решении, как и любая, сколь угодно третьестепенная проблема.

Почему мы не гомофобы.

При рассмотрении вопроса об отношении социально-революционного движения к ЛГБТ, следует, прежде всего четко понять, что есть не один, а два вопроса: 1). Наше отношение собственно к лесбиянкам, гомосексуалистам, бисексуалам и транссксуалам; 2). Отношение к ЛГБТ-движению и ЛГБТ-проблеме.

Что касается первого вопроса, то двух мнений быть не может. Сторонники социально-революционного движения могут на личном уровне испытывать разные чувства ( сами быть ЛГБТ; не будучи ЛГБТ, ощущать к ним особые симпатии; не интересоваться этим кругом вопросов вообще; резко негативно относиться к однополому сексу) в отношении гомосексуализма и смежных с ним явлений, но репрессии против ЛГБТ, их травля и унижение – вредны и несправедливы.

Если считать, что отклонения от принятой сексуальной нормы обусловлены биологически, то несправедливо, жестоко и бесполезно карать и ущемлять людей за особенность их биологической организации, в которой они нисколько не виноваты. Если, наоборот, считать, что подобные отклонения обусловлены сложным комплексом социально-психологических причин, то очевидно, что уничтожены эти отклонения могут быть не принуждением и репрессиями, а только изменением общественных отношений.

Поэтому репрессировать, подавлять и унижать гомосексуалистов, лесбиянок, бисексуалов и транссексуалов (а большей их части в современной России и так живется очень несладко) – значит совершать бесполезную жестокость.

Если человек не унижает, не эксплуатирует и не мучает других людей, – он имеет человеческое право жить так, как считает нужным, и другие люди могут давать ему советы (если он их попросит), но не могут приказывать ему, чтобы он спал с девушками , потому что если он будет спать с парнями , это оскорбит наши «этические и эстетические чувства».

Это само собой очевидно, и вдаваться в подробное обоснование этой позиции излишне.

Почему мы не гомофилы.

Гораздо более интересен другой вопрос – о нашем отношении к ЛГБТ- движению и к «борьбе за права ЛГБТ».

Гомофилов и гомофобов объединяет то, что они считают принадлежность к ЛГБТ главной характеристикой людей, чье сексуальное поведение отклоняется от общепринятой нормы, а ЛГБТ –сообщество важнейшей для этих людей коллективной общностью, коллективным «мы».

С точки зрения сторонников социальной революции, важнейшей характеристикой человека является его принадлежность к определенному классу, и противостояние пролетариата против буржуазии куда важнее различий между гетеросексуалами и ЛГБТ.

ЛГБТ – это мнимая общность ЛГБТ-буржуа и ЛГБТ-пролетариев, межклассовое единство, которое существует и поддерживается лишь благодаря гомофобии, подобно тому, как в позднем СССР евреи удерживались от ассимиляции и сохранялись в качестве особой группы лишь благодаря антисемитизму.

Мы против национального угнетения и неравенства, но мы не признаем «права наций» как межклассового единства угнетателей с угнетенными. Точно так же мы против подавления и презрения к ЛГБТ, но мы не поддерживаем межклассовое движение за «права ЛГБТ».

Наша задача – подрыв этого межклассового единства, как и любых других межклассовых единств. Для нас ЛГБТ – пролетарий – товарищ (во всяком случае, потенциальный товарищ), ЛГБТ – буржуа – враг. Мы не относимся хуже к пролетарию-ЛГБТ из-за того, что он ЛГБТ. Но точно так же мы не относимся лучше к буржуа-ЛГБТ из-за того, что он – ЛГБТ.

Тем более, что возникает следующий вопрос

Что такое «права ЛГБТ»?

Есть страны, где гомосексуалистов сажают в тюрьму и даже вешают (Иран). В таких странах борьба против подобной чудовищной жестокости есть долг и обязанность каждого социалиста.

В России ситуация иная. Несмотря на принятый недавно в первом чтении Госдумой и законопроект против пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних, о систематическом и неуклонном подавлении ЛГБТ в РФ государством речи сейчас нет. 121-ую статью УК не восстановили и восстанавливать ПОКА не собираются.

Основной проблемой, с которой сталкиваются здесь гомосексуалисты, лесбиянки и трансгендеры, является не государственное подавление, а бытовая гомофобия широких масс населения, именно к которой и апеллирует государство в принимаемых им гомофобных мерах.

Нет закона, запрещающего целоваться на улице парню с парнем или девушке с девушкой. Но делать это затруднительно из-за того, что окружающие отнесутся очень плохо. Поэтому проблемы ЛГБТ не решаются здесь путем принятия законов с предоставлением новых прав . Во-первых, при гомофобных настроениях широких масс никакой буржуазный политик права ЛГБТ не предоставит, и, более того, будет использовать борьбу за права ЛГБТ с целью истерических воплей «Отечество в опасности!»; во-вторых, даже если каким-то образом такие права будут прописаны на бумаге, реальная травля не прекратится.

Государство играет на гомофобии широких масс народа, законом против «пропаганды гомосексуализма» и православно-патриотической риторикой создавая межклассовое объединение гетеросексуального пролетариата с гетеросексуальными (во всяком случае, публично) эксплуататорами против ЛГБТ. И это межклассовое единство гораздо более вредно, чем межклассовое единство ЛГБТ-среды.

Вопрос в том, как разбить это межклассовое единство.

Экскурс в историю – как же без него.

Современное ЛГБТ-движение на Западе возникло в конце 1960-начале 1970х годов. В ту доисторическую эпоху ничего, напоминающего современную толерастию, в тех краях не водилось, для американских консерваторов – маккартистов гомосексуалисты были агентами всемирного коммунистического заговора (или наоборот, в крайних версиях коммунисты были агентами всемирного педерастического заговора), а английский суд приговорил за гомосексуализм к химической кастрации основателя информатики Алана Тьюринга (он в итоге покончил с собой).

Не удивительно, что в тогдашнем ЛГБТ-движении резко преобладали левацкие политические симпатии. Не удивительно и то, что в силу этого многие леваки, потеряв веру в промышленный пролетариат и блуждая в поисках нового революционного субъекта, натолкнулись на ЛГБТ-движение. Так и возник брак (хотя и не зарегистрированный в загсе!) левого движения с ЛГБТ-движением.

Дальше произошло следующее. Методом проб и ошибок капитализм убедился, что прекращение дискриминации ЛГБТ ничуть не колеблет его устои. В странах Запада ЛГБТ получили всё (или почти всё), что могли получить и что следовало им получить по естественной человеческой справедливости.

После этого левацкие симпатии основной части ЛГБТ-сообщества угасли, и ЛГБТ-движение превратилось в группу давления, в условиях капиталистической конкуренции выбивающую для себя все новые преференции и именно поэтому все более враждебно воспринимаемую другими группами населения.

От всего этого, как ни удивительно, гомофобия широких слоев населения никуда не делась, а стала, напротив, расти. Демонстрация во Франции против закона об однополых браках собрала, по официальным данным, 350 тысяч человек, по неофициальным, 800 тысяч, – в любом случае она оказалась крупнейшей демонстрацией в Париже за последние 30 лет.

Организовывали демонстрацию правые и крайне правые буржуазные круги, но участвовала в ней, ясное дело, не только и не столько буржуазия. Предполагаемая по закону замена в метриках детей графы «отец» и «мать» графами «родитель №1» и «родитель№2» способна своей абсурдностью довести до белого каления любого пролетария и даже коммуниста.

Если гомофобия скрепляет ЛГБТ-сообщество и способствует его сохранению, то гомофилия воспроизводит гомофобию. И та, и другая раскалывают пролетарский класс и служат сохранению капитализма.

При этом сохраняющаяся гомофобия значительной части народа не обещает в длительной перспективе французским гомосексуалистам, лесбиянкам и трансгендерам ничего хорошего. При переориентации французской буржуазии на иные, нетолерастические методы своего господства или даже при каких-то стихийных народных погромах гей-меньшинство – слишком заметная и слишком растиражированная группа, чтобы не попасть под каток.

И ничего хорошего в этом нет. Не только для гей-сообщества, но и для тех пролетариев, которые пойдут бить «пидорасов» вместо того, чтобы бить буржуазию.

Так что же делать?

Вопрос о ЛГБТ как об отдельной группе со своими преференциями для нас сам по себе не интересен. Нас интересует единство пролетариата и его разрыв со всеми формами буржуазной идеологии – как гомофобными, так и гомофильскими.

Как преодолевать гомофобию в пролетарской среде – вот в чем вопрос.

Гомофобия может быть преодолена в народной среде лишь тогда, когда пролетарии-гетеросексуалы (которых всегда было, есть и будет заведомое большинство) будут воспринимать своих товарищей по классу с отличающимися сексуальными наклонностями не как обособленную и чуждую группу, а как своих равных товарищей, не лучше и не хуже нас самих, чье отличие по признаку сексуальной ориентации не более важно, чем отличие по цвету волос.

Вопрос может быть решен только практикой общей классовой борьбы. Если строитель Иван Петров – гомосексуалист, и при этом хороший товарищ, который вместе со всеми на равных участвовал в забастовке, отношение к нему будет не как к «пидорасу», а как к нашему товарищу. Более того, в головах знакомых с ним пролетариев возникнет вопрос: а стоит ли презирать всех «пидоров» вообще, если среди людей с подобной ориентацией встречаются не только звезды шоу-бизнеса, но и такие же работяги, как мы сами.

Если активистка социально-революционного движения Маша Иванова – лесбиянка или транссексуалка (в прошлом – Миша Иванов), но при этом не требует себе на основании этого особых привилегий, не раздувает истеричных провокаций и не нарушает договоренности, и является хорошим и правильным товарищем, тогда даже не любящие однополый секс активисты социально-революционного движения не будут иметь против нее никаких претензий, и, более того, гомофобные иррациональные чувства, присущие таким активистам, начнут размываться, возможно, сменяясь даже чувством товарищеской симпатии, слегка окрашенной половым влечением.

ЛГБТ или гомофилами социально-революционные активисты от этого не станут. Но гомофобами быть перестанут. А большего и не надо.

Так практика совместной классовой борьбы способна – разумеется, далеко не сразу и не без проблем – преодолевать гомофобию и одновременно с этим разрушать межклассовое единство по признаку гетеросексуальной или гомосексуальной ориентации, навязываемое правящим классом.

В реальности пока что происходит не совсем так или совсем не так.

Современное ЛГБТ-движение вообще и в анархо-среде в частности.

Заимствовав худшие стороны упадочного новолевого движения, анархо-либералы и КРИшники подчеркивают не только, где надо, но и где не надо, ЛГБТ-проблему, чем раскалывают социалистическое движение по совершенно второстепенному вопросу и чем кстати сказать, настраивают немалую часть активистов не только против самих себя (тут они получают по заслугам), но и против ЛГБТ как таковых.

Поступая так, они ведут себя правильно с точки зрения саморекламы и поддержания единства своего сообщества (а любое сообщество, любое коллективное «Мы» существует лишь в противостоянии другим сообществам, другим «мы», ЛГБТ-меньшинство как межклассовая общность существует лишь благодаря противостоянию гомофобному большинству), но крайне вредят делу, для которого ЛГБТ-движение изначально и возникло – делу преодоления гомофобных настроений широких масс.

Впрочем, в подобном неадекватном поведении не стоит видеть злой умысел и желание попиариться. Причина его – в общей неадекватности, доминирующей в левацкой среде, стремящейся не преобразовать мир, а сохранить свой мирок. Подобная вывороченная среда является не отрицанием буржуазного мира, а его частью. Ее поведение ориентировано не на других, а на саму себя.

В результате «борьбой с гомофобией» считается проведение публичных акций для самих себя и произнесение чудодейственных мантр, а не разубеждение народных гомофобских предрассудков, которые, напротив, еще более усиливаются при взгляде на таких неадекватов.

То, что человек является не гетеросексуалом, а ЛГБТ, не лишает его никаких прав и не дает ему никаких преимуществ. Наше отношение к нему зависит не от его сексуальной ориентации, а от всего его поведения. И наше негативное отношение к доминирующему в ЛГБТ-движении течению обусловлено не нашей гомофобией, а склонностью этого течения к самопиару и его общей неадекватностью.

Стоит ли совсем списывать со счетов ЛГБТ-движение?

Плох будет тот революционер, который не стремится объединять все проявления народного протеста и недовольства, все выступления разных групп, давимых политическим гнетом.

В толерастичных странах развитого капитализма ЛГБТ-сообщество потеряло какой-либо протестный потенциал, а ЛГБТ-движение превратилось в обыкновенную лоббистскую группу. В Иране, где гомосексуалистов вешают, дело обстоит совсем по-иному, и когда там грянет новая народная революция, люди, которые были обреченными и отверженными изгоями из-за своих не зависящих от их воли сексуальных предпочтений, наверняка внесут свой вклад в народную расправу с ненавистным поповским режимом.

Россия находится где-то на полпути между США и Ираном. Русский капитализм находится в затяжном хроническом кризисе, политическая система путинской России вошла в острый кризис, поэтому правящая группировка, все более теряющая народную поддержку, стремится восстановить ее все более хитрыми путями. «Мы – жулики, воры, казнокрады, насильники, убийцы, но мы же – не пидорасы!».

Этой цели искусственного сплочения всего народа с правящей группой в гетеросексуальном экстазе и служит принятый Госдумой в первом чтении закон против пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних.

Почему мы против этого закона – понятно.

Гомосексуальная ориентация возникает не вследствие пропаганды, а в силу куда более глубоких биологических и социопсихологических причин. Закон же будет использован для пресечения научного исследования вопросов, связанных с гомосексуальностью, и послужит еще одних шажком к укреплению буржуазного государства и еще одним инструментом против неугодных властям.

Зажимание полицейски-клерикальным режимом гомосексуалистов, лесбиянок и т.д. толкает наиболее активную часть их на борьбу и протест – на борьбу и протест против полицейщины, клерикализма, чиновничьего всевластия, патриархально-патриотической демагогии. Социально-революционного содержания в таком протесте пока что незаметно, а вот буржуазно-демократическое содержание здесь несомненно присутствует.

И мы были бы никуда негодными революционерами, если бы отворачивались от подобного протестного потенциала ЛГБТ-движения. Оно – не часть нашего движения, но наш союзник – от сих и до сих, а в отношениях с союзниками – с буржуазными демократами – всю силу сохраняют завету старого революционно-социалистического движения – взаимодействие против общего врага при сохранении нашей полной самостоятельности.

По сути дела, не анархистами, а буржуазными демократами являются и анархо-либералы. Их требования не имеют ничего общего с борьбой за социальную революцию, и сводятся к борьбе за буржуазно-демократические права. Поэтому к ним следует относиться не как к анарохистам, а как к буржуазным демократам, и взаимодействие с ними, если оно необходимо, возможно на тех же условиях, что и взаимодействие с обыкновенными буржуазными демократами.

Такое сотрудничество не может затрагивать принципиальных вопросов классовой борьбы, в которых интересы и цели, стратегия и тактика буржуазных демократов и сторонников социальной революции полностью расходятся. Возможно лишь ситуативное сотрудничество по вопросам, в которых интересы обеих сторон временно совпадают (например, правозащитная деятельность) при отсутствии с нашей стороны каких-либо политических обязательств.

О конкретных требованиях ЛГБТ-движения.

В число позитивных требований буржуазно-демократического ЛГБТ-движения входит разрешение на однополые браки и разрешение на усыновление/удочерение детей однополыми парами.

Что касается разрешения на однополые браки, то очевидно, что это – буржуазно-демократическое требование, которое, не имея ничего общего с программой социальной революции «Свергнуть браки и семейства – мира старого злодейства», сильно облегчает жизнь людям, имеющим несчастье родиться при капитализме. Поэтому не вписываясь за него и не делая его своим, мы ничего не имеем против него.

Вопрос об усыновлении детей куда сложнее, потому что он затрагивает не только (и не столько!) права ЛГБТ, сколько интересы детей. При трезвом рассмотрении аргументы «против» перевешивают аргументы «за».

Из аргументов против следует указать прежде всего на то, что дети, воспитываемые однополыми парами, в реальных условиях современной России станут объектом травли как большой частью своих сверстников, так и всякой взрослой сволочью.

Сверх того, по данным психологии, здоровому воспитанию ребенка более соответствует ситуация, когда его воспитывают разнополые взрослые, в противном случае нередки бывают всякие перекосы в психике (не секрет, что мальчики, воспитанные преимущественно или исключительно женщинами, гораздо чаще становятся гомосексуалистами и трансгендерами, чем мальчики, воспитанные и женщинами, и мужчинами).

За право на воспитание детей однополыми парами с точки зрения интересов детей есть лишь один, правда, убойный, аргумент: условия в российских интернатах столь чудовищны, что воспитание в семье, пусть однополой, по-любому будет лучше.

Во всяком случае, этот вопрос нуждается в дальнейшем рассмотрении и приматом при его решении должны быть интересы детей, а не права, пристрастия и фобии взрослых, будь эти взрослые гетеросексуалами или гомосексуалами.

ЛГБТ и социальная революция.

Что же касается тех крайне немногочисленных гомосексуалистов, лесбиянок, бисексуалов и трансгендеров, которые перешли на социально-революционные позиции, то они являются нашими товарищами и равными участниками нашего движения. Особенности их сексуальной психологии – их личное дело.

В своей пропаганде в пролетарской части ЛГБТ-сообщества они могут и должны отстаивать точку зрения, что только классовое единство пролетариев, независимо от их сексуальной ориентации, способно уничтожить гомофобию и что только мировая коммунистическая революция обеспечит интеграцию ЛГБТ как равных в человеческое сообщество.

Гомосексуализм в социалистических странах

В широких кругах как простых обывателей, так и левых активистов существует распространеное мнение, что социализм совершенно несовместим с гомосексуализмом, что это явления враждебные, и что социалист обязан быть активным гомофобом, а гомосексуалист может придерживаться только буржуазных воззрений. Это заблуждение основано на советском опыте и, как мы сейчас увидим, является совершенно ошибочным.

Хотя эта тема заслуживает самого подробного и глубокого рассмотрения, пока для краткости остановимся на таком важнейшем показателе, как легальность гомосексуализма в соцстранах, проще говоря - наличие или отсутствие соответствующей статьи в УК. Итак:

Чехословакия - гомосексуализм легален с 1962 года.

Венгрия - гомосексуализм легален с 1962 года.

Болгария - гомосексуализм легален с 1968 года.

Словения, Хорватия и Черногория (в составе Югославии) - гомосексуализм легален с 1977 года.

ГДР - гомосексуализм легален с 1968 года (для сравнения: в ФРГ - с 1969, причем до этого в ФРГ была принята нацистская статья УК, а в ГДР - более мягкая веймарская).

Польша - гомосексуализм легален с 1932 года, то есть и все время существования ПНР в том числе.

Куба - гомосексуализм легален с 1979 года.

Китай - гомосексуализм легален с 1997 года.

Вьетнам - писаных законов против гомосексуализма в этой стране вообще никогда не существовало.

КНДР - как ни странно, тоже. Другое дело, что в КНДР вообще "секса нет".

Кто же оставался в лагере упорных запретителей до самого конца? СССР, Монголия, Албания и Румыния. И, возможно, Кампучия, хотя едва ли там думали о таких мелочах. Как видим, наша страна находилась не в самой лучшей компании.

Итак, статистика говорит о том, что государственная гомофобия и дискриминационные законы вовсе не являются неотъемлемой частью социалистической системы. Более того, в деле легализации гомосексуализма соцстраны шли наравне или даже опережая развитые капстраны. Пример ГДР и ФРГ уже приводился, укажем теперь соответствующие даты для некоторых западных государств.

Финляндия - 1971, Ирландия - 1993, Норвегия - 1972, Англия и Уэльс - 1967, Шотландия - 1980, Северная Ирландия - 1982, Австрия - 1971, Кипр - 1998, Мальта - 1973, Португалия - 1983, Испания - 1979.

Были, конечно, такие пионеры как Франция (1791), но в целом никакой картины развратного загнивающего Запада и высокоморального целомудренного Востока (или прогрессивного толерантного Запада и дремучего нетерпимого Востока, если поменять полярность) не наблюдается. Тенденция была общей для всех, и страны социализма находились в этом деле на переднем крае прогресса.

Марлен Инсаров

Источник

130

Комментарии

Пока никто не комментировал. Вы можете стать первым.


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: