18+

Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

ВИЧ, Павел Лобков и половые партнеры

В России уже миллион ВИЧ-инфицированных, и это число будет стремительно расти. Между тем, "кодекса сексуального поведения" для зараженных вирусом иммунодефицита до сих пор не существует.

 Мой коллега и добрый приятель Павел Лобков сделал публичное признание в эфире телеканала "Дождь": с 2003 года он знает о том, что ВИЧ-инфицирован. Судя по реакции, признание вызвало бурю.

Могу предположить, что двигало Павлом. Я несколько лет являюсь невольным конфидентом N., моего бывшего студента, рассказавшего мне о своих положительных ВИЧ-анализах. Поэтому я знаю о том, какова реакция на это среди врачей (когда N. серьезно пострадал в драке, его отказывались принять в нескольких больницах), знаю о реакции его коллег (от нейтральной до нервной) и родных (с ними отношения неожиданно даже улучшились). Знаю и о других вещах: когда у N. возникли серьезные разногласия с начальством, он прибегал к ВИЧ-шантажу.

Неадекватная реакция на ВИЧ-инфицированных (и самих инфицированных) возникает потому, что ВИЧ в России стигматизирован и практически криминализирован. Хотя в высшем руководстве страны, как и среди архипастырей РПЦ, есть ВИЧ-инфицированные - это мне прошедшим летом в радиоинтервью подтверждал глава Федерального центра СПИД Вадим Покровский. ВИЧ-инфицированные есть и в вашем, и в моем ближнем кругу: Покровский говорил, что хотя бы один из них есть в каждом вагоне московского метро, а на Невском проспекте ВИЧ-инфицированный встречается каждые 30 секунд.

Словом, публичное признание Лобкова - шаг в сторону дестигматизации ВИЧ и СПИДа, и я не могу не приветствовать этот мужественный поступок.

Я это приветствую точно так же, как публичные признания бывших алкоголиков – например, Димы Харатьяна, которого алкоголь чуть было не унес на тот свет. Он не стесняется признаваться в том, что пил безмерно, что пьяный садился за руль, что влетел пьяным вдрабадан в автокатастрофу. Он таким образом пытается спасти других, и он молодец. Я в свое время пил через край (и ходил по краю), несколько лет не пью совсем, так что хорошо понимаю его.

И мне отвратительно глумление над Лобковым - особенно в таком варианте, как у Максима Кононенко. Утверждать, как бывший мистер Паркер, что у всех есть инфекционные заболевания (вон, у самого Кононенко герпес!), а потому нечего превращать болезнь в геройство, – значит совершать мерзкий грех сознательной подмены. Герпес не стигматизирован. Человеку с герпесом сочувствуют, от него не шарахаются, его лечат. А вот человек с ВИЧ в России как будто попадает в клетку.

Однако – и тут перехожу к куда более важному, чем изложенные выше очевидности, – сказав публично "А", нужно говорить и "Б".

Павел Лобков - мужчина в полном расцвете сил, не обремененный семейным союзом. Могу предположить, что с 2003 года у него были сексуальные связи. И "Б" заключается в том, что в наших фигурах умолчания по поводу ВИЧ и СПИДа спрятано и другое: как себя вести ВИЧ-инфицированному по отношению к половым партнерам (воздержание как выход я в данном случае исключаю - мы не монахи). Искать контактов только в ВИЧ-инфицированном кругу? Честно предупреждать, что ты ВИЧ-инфицирован, и что секс будет строго в презервативе? Всегда использовать презерватив (включая, допустим, и оральный секс), а потому считать, что имеешь полное право партнеров не предупреждать?

В образованном обществе выработался нравственный алгоритм общего типа по отношению к половому партнеру: "Никакого незащищенного секса до тех пор, пока не сдадим анализы" (кстати, немногие знают, что сегодня срок скрытого периода, когда невозможно выявить ВИЧ, уже не 6, а 2 месяца, - медицина на месте не стоит).

Но как вести себя по отношению к половому партнеру, когда знаешь о ВИЧ-инфекции, - алгоритма нет.

Павел Лобков мог его публично предложить, но не предложил. Я не смею его осуждать, потому что у нас (судя по моим последним анализам) разный ВИЧ-статус, а следовательно - и (увы) общественный. А с N. у меня серьезнейшие разногласия: иногда после его рассказов я долго не нахожу себе места.

Но кто-то из ВИЧ-инфицированных celebrities рано или поздно должен будет сделать такое признание ради всеобщего блага. Либо сказать: да, я всегда использовал презерватив, но не говорил вам о том, что со мной, - простите меня, пожалуйста, но я вас берег. Либо: я всегда честно всех предупреждал о ВИЧ еще до секса и считаю, что так должен поступать каждый.

Я не знаю, как быть, и минуй меня чаша сия – оказаться в одной лодке с теми, у кого ВИЧ.

Но в стране уже миллион ВИЧ-инфицированных, денег в бюджете на бесплатную терапию все меньше, самостоятельное лечение адово дорого (тут как с гепатитом B и С: если у вас выявлен этот "ласковый убийца", либо ищите полмиллиона рублей, либо готовьтесь к смерти). Это значит, что совсем скоро ни одна российская семья не избежит жертв ВИЧ, как ни одна российская семья не смогла избежать жертв Второй мировой войны.

Дмитрий Губин
Блогер, журналист, теле- и радиоведущий, писатель

Источник

79


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: