Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Дневники

Один только махонький вопрос: и это жизнь?

Георгий Эфрон

9 h. 30 du matin. Hier j’ai rencontrй Valia et lui ai donnй deux livres а lire: «Swift» par M. Levidoff, et un livre sur le Turkmenistan par V. Kozine. On s’est longtemps promenй par la ville. C’est une fille fort gentille, elle me plaоt assez, on a beaucoup parlй, mais je crains fort que je ne lui semble beaucoup trop sйrieux, trop йgoпste, trop «abstrait» et diffйrent d’elle en bien trop de points. Mon malheur c’est que je suis toujours obligй de parler йnormйment de moi-mкme — parce que sans cela, on ne peut pas comprendre pourquoi je suis tel que je suis: et le fait que je parle tant de moi, de ma vie а l’йtranger, de mes nombreuses et multiples difficultйs porte а croire а de l’ йgoпsme de ma part. Ainsi hier, je me promenais avec Valia. Elle me plaоt assez, elle a de l’esprit, elle est intelligente. Mais, Dieu de Dieu! que nous sommes diffйrents! Nous n’avons absolument rien de commun. Nous avons vйcu des vies tellement diffйrentes, nos intйrкts ont suivi des chemins tellement divers que c’est extraordinaire. Je me dйbats dans un n%u045Aud inextricable de contradictions. Je n’ai que seize ans, et pourtant je parle d’un lourd passй, d’une vie antйrieure et qui me pиse: je parle de la situation internationale et comment je m’y intйresse, je parle de l’avenir et du passй… Et bien sыr, tout cela n’a, je crois, rien de bien amusant et est plutфt ennuyeux. Quand je dis que j’йtudie pour l’avenir, que je compte sur l’avenir, Valia me rйpond: «Il faut vivre du prйsent». Au fond cette formule est juste, mais ma vie prйsente est tellement peu intйressante que je pense forcйment а l’avenir. J’йcoute la musique des ballets de Tchaоkovsky — c’est absolument gйnial. Je ne connais pas de compositeur aussi formidable que lui. Il est beaucoup plus humain, plus fort que Beethoven — pour moi il n’y a pas de comparaison possible entre eux deux. Alors voilа, on s’est promenй, on a bavardй… Valia dйteste l’йcole oщ elle a йtudiй (celle oщ j’йtudie). Elle hait les pions et les maths. Elle dit que chaque pion essaye de faire croire а la classe que ses leзons sont excessivement importantes etc.; en cela je la comprends. Les pions sont assez peu ragoыtants. Comme elle n’a presque rien foutu en math de toute l’annйe, on l’a laissйe pour la 2e annйe dans la 9e, mais elle va entrer en 10e dans une autre йcole, grвce а une protection. N%u045Aud de contradictions. Ainsi elle dйteste l’йcole et moi, je lui dis que je regrette que je n’йtudie pas en ce moment; l’йcole me manque. Encore un coup, la vieille rengaine: l’йcole occupe mon temps. Non pas que j’aime l’йcole: quand je suis а l’йcole, je songe aux vacances, а la libertй; arrivent les vacances je m’ennuie horriblement et je songe а l’йcole. Vieille miteuse et combien ennuyeuse histoire! J’ai parlй а Valia de ce que je me sens plus heureux quand j’ai un but dans la journйe, quand je cours par la ville cherchant quelque chose, quand je m’occupe de quelque chose qui m’intйresse. L’action — c’est ce qui me manque. Au fond je suis un homme d’action. J’ai йnormйment de forces morales, mais je ne sais а quoi les employer. C’est pourquoi je songe а l’avenir. Je compte surtout sur une future profession qui me permettra de m’y employer «а fond», sautant et brisant les obstacles, surmontant les difficultйs, employant mon temps enfin а quelque chose qui m’intйresse. Peut-кtre cela n’arrivera-t-il pas, ma profession ne m’intйressera pas et ne sera qu’un piteux pis-aller comme l’йcole. Ces derniers temps je me bourre d’ersatz d’actions et de sentiments: je vais au foot, je lis, je tйlйphone а Valia… Et je n’agis pas. Pourquoi, dans une certaine mesure, me plais-je а l’йcole? Parce que l’йcole prйsente une base d’action; parce que l’йcole est un monde en miniature. Encore , bien heureux que Mitia soit lа. Il suffit qu’il parte et je serai seul, mais alors lа — totalement. Mes faiblesses, points faibles? Je les connais parfaitement; je ne sais pas danser et je ne fais pas de sport. Tout cela, je le sais. Par exemple, aujourd’hui, que faire? Aller aux provisions, bouffer, aller au foot, puis chez des amis de ma mиre pour rapporter notre gramophone et l’argenterie. Une seule petite question: c’est la vie? Tout ce qu’on veut, mais pour moi, la vie que je mиne n’est qu’un ersatz miteux, une imitation ratйe de la vie vraie. Est-ce que cette chambre oщ je vis avec ma mиre, cette chambre oщ sont entassйes d’innombrables malles, cette chambre oщ je couche, lis, dessine, mange, йcoute la radio, cette chambre reprйsente pour moi la vie? Non, et mille fois non. Ce а quoi je rкve, ce serait d’avoir ma chambre а moi n’importe oщ, oщ je transporterais tous mes effets. Ma mиre me donnerait de l’argent pour payer la chambre. «Comme idйe c’est plutфt miteux» me direz-vous. Ce n’est pas un idйal, mais un point de dйpart. Et le plus marrant de l’histoire, c’est que ce point de dйpart est terriblement йloignй: а vrai dire, je vois ma mиre qui dit qu’elle ne peut pas vivre seule, que la famille se disloque, etc.; bien sыr, je ne peux rien faire avant que j’aie fini l’йcole. Au fond tout cela est terriblement emmerdant et sans colonne vertйbrale. Demain j’ai promis а Valia de lui tйlйphoner. A quoi bon, au fond. L’exemple des amitiйs claquйes: Lйvidoff, Kvitko, Chaguinian me poursuit. Je crois vraiment qu’une amitiй durable peut кtre seulement а base de travail commun, oщ de forme de vie et de passй commun (Mitia par exemple). Les autres amitiйs je les qualifierai d’artificielles: elles ne reposent, au fond, que sur la curiositй et claquent trиs vite. Ainsi, avec Valia: nous n’avons rien de commun, nous sommes trиs diffйrents et je ne pense pas que cette amitiй (s’il y en a une, peut-кtre n’y en a-t-il pas) dure. Je ne la dйsire pas assez pour lui faire une cour assidue. Et puis je ne sais vraiment pas quoi faire quand je suis avec elle: oщ aller, etc.; c’est fort dommage. Passons aux йvйnements se produisant sur une autre йchelle, йvйnements importants et capitaux pour l’histoire du monde moderne. Зa, ce n’est pas de la foutaise. En Syrie, les troupes anglo-franзaises libres ont entourй Damas. Elles ne l’occupent pas pour йviter une effusion de sang inutile et des pourparlers avec les Franзais sont en cours pour la reddition de la ville. Les Anglais bombardent la Ruhr, les Allemands bombardent les bateaux marchands anglais, l’Amйrique s’arme. L’agence soviйtique Tass dйment les bruits qui circulent dans la presse йtrangиre, а propos d’une йventualitй de guerre avec le Reich. Demain je tйlйphone а Valia: Bah! pourquoi pas. Aujourd’hui, vais au foot.

9.30 утра. Вчера я пошел на встречу с Валей и дал ей прочитать две книги: «Свифт» М. Левидова и книгу о Туркменистане В. Козина. Мы долго гуляли по городу. Она очень милая девушка, и, пожалуй, она мне нравится. Мы много говорили, но я очень боюсь, что я ей кажусь слишком серьезным, слишком эгоистичным, слишком «отвлеченным» и во многом от нее отличающимся. Моя беда в том, что я все время вынужден говорить только о себе, потому что иначе невозможно понять, почему я такой, какой я есть: и тот факт, что я так много говорю о себе, о моей жизни за границей, о многих моих трудностях может создать впечатление, что это с моей стороны эгоизм. Например, вчера я гулял с Валей. Она мне все-таки нравится, она остроумна, умна. Но, черт возьми, какие мы разные! У нас почти нет ничего общего. Мы прожили столь различные жизни, наши интересы пошли по столь разным путям, это просто поразительно. Я бьюсь внутри непроходимого узла противоречий. Мне только шестнадцать, а я говорю о тяжелом прошлом, о прежней жизни, которая на меня давит. Я говорю о международном положении и что им интересуюсь; я говорю о прошлом и будущем. И, конечно же, все это наверняка малоинтересно, скорее даже очень скучно. Когда я говорю о том, что учусь на будущее, что я на будущее рассчитываю, Валя мне возражает: «Надо жить настоящим». По существу, эта формула правильная, но моя настоящая жизнь настолько малоинтересна, что я неизбежно думаю только о будущем. Слушаю балеты Чайковского — абсолютно гениально. Я не знаю другого композитора такого замечательного, как он. Он гораздо человечнее, сильнее, чем Бетховен, — для меня нет никакого сравнения между обоими. Так вот, мы, значит, гуляли, разговаривали. Валя ненавидит школу, где она до сих пор училась (это та, где я учусь). Она ненавидит учителей и математику. Она говорит, что каждый учитель пытается заставить весь класс поверить, что его уроки удивительно интересны, и т.д. В этом я ее понимаю. Учителя довольно противные. Так как она почти ни черта не делала по математике весь год, ее оставили на 2й год в 9м. Но она собирается поступить в 10й, в другую школу, по блату. Узел противоречий. Вот — она ненавидит школу, а я ей говорю, что сейчас, когда я не учусь, мне школы не хватает. Еще раз та же старая шарманка: школа занимает мое время. Это не значит, что я люблю школу. Когда я в школе, я мечтаю о каникулах, о свободе; когда наступают каникулы, я ужасно скучаю и мечтаю о школе. Старая жалкая и столь скучная волынка. Я говорил Вале о том, что я чувствую себя совсем счастливым, когда у меня в этот день есть цель, когда я бегаю по городу и что-то ищу, когда я занимаюсь чем-то, что меня интересует. Действие — вот чего мне не хватает. В сущности, я человек действия. У меня огромное количество моральных сил, но я не знаю, к чему их приложить. Поэтому я и мечтаю о будущем. Больше всего я надеюсь на свою будущую профессию, которая позволит мне действовать, используя все свои силы «до конца», одним прыжком пересиливая трудности, громя препятствия, используя, наконец, мое время на то, что меня интересует. Может быть, этого и не будет? Моя профессия меня не будет интересовать и будет жалкой подменой, так же, как школа. Последнее время я пичкаю себя суррогатами действий и чувств. Я иду на футбол, читаю, звоню Вале… Но я не действую. Почему же я, в некоторой мере, доволен школой? Потому что школа представляет для меня основу действия. Потому что школа является миром в миниатюре. Еще хорошо, что Митя тут. Как только он уедет, я буду уже совершенно и абсолютно один. Мои слабости, слабые точки? Я их отлично знаю: я не умею танцевать, я не занимаюсь спортом. Все это я знаю. Например, что делать сегодня? Пойти за продуктами, пожрать, пойти на футбол, затем к знакомым матери, чтобы взять граммофон и серебро. Один только махонький вопрос: и это жизнь? Все, что хочешь, но для меня моя теперешняя жизнь — жалкий суррогат, неудавшееся подражание настоящей жизни. Разве эта комната, где я живу с матерью, комната, в которой нагромождение бесчисленных сундуков, комната, где я сплю, читаю, рисую, ем, слушаю радио, эта комната представляет для меня жизнь? Нет, тысячу раз нет. То, о чем я мечтаю, это иметь свою собственную комнату, где угодно, куда бы я перенес все свои вещи. Мать давала бы мне деньги, чтобы платить за комнату. «Довольно жалкий идеал», — скажете мне вы. Это не идеал, а отправная точка. Самое смешное в этой истории, то, что эта отправная точка страшно далека: по правде говоря, представляю себе мать, которая говорит, что она не может жить одна, что семья распадается и т.д. Конечно, я ничего не могу сделать, пока не окончил школу. По существу, все это страшно нудно и не имеет стержня. Я обещал завтра позвонить Вале. А по существу, зачем? Меня преследуют примеры развалившихся дружб: Левидова, Квитко, Шагинян. Я действительно думаю, что продолжительная дружба может строиться только на основе общей работы или общих образа жизни и прошлого (например, Митя). Остальные дружбы я считаю искусственными: они, по существу, зиждятся только на любопытстве и быстро разваливаются. Например, Валя. У нас нет ничего общего, мы очень разные, и я не думаю, что дружба эта (если она есть, может, ее и нету) продлится — я не испытываю к ней достаточно желания, чтобы за ней серьезно ухаживать. К тому же я действительно не знаю, что делать, когда мы вместе: куда идти и т.д. Это очень жаль! Перейдем к событиям, происходящим на другом уровне, событиям важнейшим и первостепенным для истории современного мира. Это уже не чертова чушь. В Сирии англо-французские свободные войска окружили Дамаск. Они не оккупируют его во избежание лишнего кровопролития; идут переговоры с французами о сдаче города. Англичане бомбят Рур, немцы бомбят английские торговые суда, Америка вооружается. Советское агентство ТАСС опровергает слухи иностранной прессы по поводу возможной войны с Рейхом. Завтра я позвоню Вале, ба! Почему нет. Сегодня иду на футбол.



Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: