18+

Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Истинная правда, или Учебник для психолога по жизни

Мостик через пропасть

Николай Козлов

Все славно, я читал неплохие — и даже хорошие — лекции, слушатели меня любили и уважали, но все равно, читая книги Леви, Добровича и изредка общаясь с живыми психотерапевтами, я смотрел на них как на Богов или Волшебников, чье искусство от меня безнадежно далеко. Я ощущал полную недоступность для меня этого пути: пути психолога-практика.

Я был смелым, ну и что? Вот так взять и объявить народу: набираю психотерапевтическую группу? Или группу по тренингу общения? Не выйдет — я уже был свидетелем провалов психологов. Кавалерийская атака здесь не выручала.

Но тут наши пути и пересеклись. Я попал в Клуб культуры общения «Маленький принц», где вел свои занятия Аркадий Петрович Егидес.

Специалист по конфликтам

Тот, кто когда-либо встречал его, не забудет его никогда. Он был специалистом по конфликтам, исключительно сильным теоретически и почти необоримым практически. В этой области он сам, собственной личностью, был идеальным живым наглядным пособием.

Но не подумайте, что пособием по предотвращению конфликтов.

Рядом с ним было удобно учиться, потому что непосредственно своей личностью он всегда представлял вам самое обширное поле для тренинга. Егидес — это личность яркая, и в первую очередь — ярко конфликтная.

Был, есть и будет.

Его воспитанники возмущались: «Ну как же так, говорит одно, а делает — другое!», а я, глядя на него, вспоминал вечное: «Делай так, как я говорю, но не делай так, как я делаю». Нормальные люди с ним ссорились, умные же люди находили возможность у него учиться, и учиться многому.

Я был умным.

Впрочем, любопытная история. У меня действительно неконфликтный характер, но, похоже, были и другие причины, объясняющие, почему мне удавалось с Аркадием Петровичем не ссориться.

Одно время мы с ним регулярно записывали на магнитофон свои занятия, чтобы потом их прослушивать, выбирать из них удачные места и анализировать ошибки. Так вот, ставлю я как-то раз после занятия на магнитофон кассету, начинаю ее слушать — и… не понимаю ничего. Я слышу свой голос, голос точно мой, мои интонации — но… но я никогда этого не говорил!!! Голос — мой, но текст — Аркадия Петровича!

…???

А произошла следующая чудесная ошибка. Аркадий Петрович записывал свое занятие на магнитофоне с севшими батарейками, в результате чего кассета крутилась медленнее нормы. Когда же магнитофон подключили в сеть и кассета на прослушивании стала тянуть ленту с нормальной, то есть убыстренной скоростью, голос Аркадия Петровича стал быстрее и выше. И оказалось, что если Аркадий Петрович говорит быстрее и по тембру выше, или я говорю медленнее и ниже по тембру, наши голоса — идентичны. Наши голоса по стилю и звучанию складываются в совершенно единую мелодию.

Может быть, в этом была тоже одна из причин, почему мы с ним так хорошо понимали друг друга и находили друг в друге какой-то важный отклик?

Обучая на своих занятиях в клубе «Маленький принц» бесконфликтному общению, Аркадий Петрович не играл в высокую науку. Он просто давал список фраз, слов и оборотов, которые могли создать напряженность в общении.

Конкретнее — то, что обычно раздражало его. Ну и не только его.

Эти фразы («Нет, на самом деле… Ничего подобного!» и аналогичный мусор под названием «конфликтогены») надо было записать в тетрадочку, выучить наизусть и после этого забыть навсегда. А чтобы этому помочь, все в руки брали кошельки, в центр ставили копилочку — и начинали обсуждать что-то животрепещущее.

Ну, например, какими средствами жена может заставить слушаться мужа и что муж может ей противопоставить. И прочее житейское и больное.

Увлекся, забылся, загорелся, допустил конфликтоген — есть! Копеечку, в копилочку! Проще некуда, но все сидели с прямыми спинками и следили за каждым своим словом.

Сию методу нельзя было квалифицировать иначе, как примитивный бихевиоризм, к тому времени отвергнутый ПЕРЕДОВОЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКОЙ. К счастью, нам не было до этого никакого дела, потому что ЭТО — РАБОТАЛО.

Я так понимаю, что список запрещенных слов мог быть достаточно произвольным: люди просто приучались слушать то, что они говорят.

Ваш Николай Иванович Козлов



Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: