18+

Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Истинная правда, или Учебник для психолога по жизни

Лицо Клуба, или Синтоновцы без прикрас

Николай Козлов

То, что синтоновцы отличаются от нормальных людей, знают и нормальные люди, и синтоновцы. Это не просто отбор, хотя ясно, что с самого начала в Клуб приходит не каждый. Личность синтоновца — это то, что делает Клуб. Что человек находит в себе, приходя в Клуб. Что человек приобретает и воспитывает в себе, живя в Клубе.

Что же это? Что же отличает синтоновцев от нормальных людей с улицы или хотя бы от приходящих в Клуб новичков?

Вот я пишу — и побаиваюсь, взвешиваю каждое слово, потому что в случае «неточностей» синтоновцы меня сразу «поправят». За ними — не задержится. И более всего боюсь их приукрасить: на это они отреагируют сразу и достаточно жестко.

Тем не менее — попробую.

Синтоновская закалка.

Психологи, работающие со мной в «Синтоне», к синтоновцам уже привыкли и, более того, предпочитают работать именно с ними. То есть пусть вначале пройдут Синтон-программу, а потом приходят к ним. В этом случае у них есть уверенность, что это будут люди не случайные, бодрые, работать желающие и способные.

Потому что с человеком с улицы сразу работать нельзя. Человек с улицы должен вначале оглядеться. Прежде чем открыться, он должен убедиться, что это ему ничем страшным не грозит. Вылезти в центр для него — подвиг.

Или, напротив, его проблема в том и состоит, что он лезет в центр всегда, даже когда это не нужно — ни ему, ни другим.

С синтоновцами можно работать без раскачки и предисловий, они не будут оглядываться по сторонам и сами полезут в центр — работать.

С другой стороны, психологи вне «Синтона» синтоновцев любят не очень и, по-моему, часто побаиваются. Я даже знаю, что на некоторые тренинги синтоновцев (тех, кто об этом имел неосторожность объявить) уже просто не берут, потому что те тренинги рассчитаны на нормальных людей, а синтоновцы их взламывают и взрывают.

Правильно. Потому что неотъемлемым элементом любого нормального психологического тренинга является вешание лапши на уши, показ фокусов, обработка трюками и кормление необычным.

В Психологе все и всегда ищут — Волшебника. И он не имеет права публику разочаровывать.

Решить чьи-то личностные проблемы — это (всегда или почти всегда) значит дать человеку новую систему Веры, а при очень ограниченном времени это сделать можно, только задурив мозги или крепко дав ему по голове.

Ну, конечно, не только это — но это тоже. И обязательно.

Так вот: человеку с улицы вешать лапшу на уши несложно, он одновременно и запуган, и доверчив. Запуган — и не выступает, доверчив — и не требует доказательств.

Он требует веры, а не доказательств.

Несколько трюков, и он ваш. Потом можно нести ему что угодно: хоть мудрость, хоть любую ахинею, достаточно представить это Подлинным Высоким Откровением, и даже не важно от кого: от Петра и Павла, или от Науки, или от Себя в состоянии клинической смерти, которую ты с какими-то видениями пережил. Все равно съест все, особенно если это все преподносится ярко и внушительно.

А синтоновцев дурить трудно. Во-первых, они к этому не привыкли (точнее, привыкли к другому), и «обработку» инстинктивно воспринимают в штыки: зачем представление и охмуреж, когда можно сразу по делу — работать? Кроме того, обычные трюки на них уже не проходят, впечатлением их уже не ошарашишь — они в «Синтоне» видели и не такое. Синтоновцы раскованы и критичны, и слабого ведущего готовы съесть сами.

Хотя, по-моему, это просто недостаток их культуры. Не нравится, уйди, а другим не мешай. Плюс чему-то научиться можно на каждом тренинге, и это мудрее, чем…

Так или иначе, есть факт — синтоновцы не переносят постных физиономий и менторских поучений: «А сейчас запишите абсолютную истину, открытую только посвященным…»

Пастыри обычно вещают агнцам — ягнятам, синтоновцы же мне более напоминают бодрых волчат. Работать с ними трудно, но благодарно — не соскучишься…

Меж собой синтоновцы зубасты, но не агрессивны, минимум тепла и внимания дают обычно любому и к закулисной возне не склонны. Но халява в «Синтоне» не проходит, авторитет и настоящее уважение здесь будет иметь только тот, кто этого заслужит.

А сыграв на жалости, от синтоновцев не получишь ничего, кроме жалости…

Синтоновская открытость.

Отличительная черта синтоновской атмосферы — это открытость. Ты можешь здесь спросить любого о чем угодно (что ему в тебе нравится и чего он в тебе боится, даже — что он скрывает), и вы действительно можете быть уверены, что вам не просто ответят искренне, а еще позаботятся, чтобы ответ был полнее и глубже.

Вообще-то в «Синтоне» это рядовое упражнение, через которое проходят все и не раз.

Если для нормального человека «открыться до конца» — чуть ли не подвиг, то для синтоновцев «открываться не до конца» — безобразие и нарушение общественного порядка. Естественно, конец у каждого свой, и без тихого вранья хотя бы самому себе обходится мало кто, но, похоже, большинству синтоновцев врать действительно становится мало нужно и просто неинтересно.

Действительно, а иначе зачем тогда в «Синтон» ходить?

Любимое развлечение синтоновцев — «черный стул» и «исповедная свечка». Черный стул — это процедура, когда желающему его хорошие друзья и подруги рассказывают всё, что им в нем не нравится, и речь обычно идет не про внешность, а про его жизнь, поведение и душу. Дело, кстати, это не простое, потому что в «Синтон» приходят, как правило, люди очень хорошие, и запас обоснованных гадостей про них могут накопить люди только очень внимательные или близкие друзья.

В самом добром смысле.

Для новичков оказывается особенно любопытным то, что по-настоящему серьезную «чернуху» выдают обычно те же, кто в ситуации «золотого стула» способны от души, подробно и богато человеком восхищаться — наши клубные «Солнышки». Что отличает их? То, что людей они хорошо видят и не боятся открыто свои впечатления говорить. Они говорят сильно, потому что верят, что этот человек — сильный. Они не боятся говорить больные вещи, потому что любят того, кому говорят, и верят, что тот верит тоже в самое доброе к нему отношение.

Как правило, это и оказывается самым главным: чем теплее и сплоченнее группа, чем больше в ней доверия, тем сильнее и глубже проходит «черный стул».

«Исповедная свечка» — процедура во многом обратная, когда вышедший берет в руки свечку, а в душу — обязательство отвечать на любые вопросы абсолютно искренне.

Зачем полутьма и свечка? Чтобы вопросы звучали как бы из ниоткуда, а отвечающий отвечал как бы самому себе…

Отвечать надо только правду, ничего, кроме правды, но, что хуже и труднее всего, — всю правду. Тот, кто «не тянет», со стула с позором сгоняется. А, можете догадаться, вопросы бывают очень непростые…

Когда ты последний раз плакал? От чего? Если бы у тебя была волшебная палочка, что более всего ты хотел бы изменить в мире? В себе? Какие свои поступки ты не можешь себе простить? Ты хотел бы, чтобы в тебя влюбилась — из присутствующих кто?

Так вот, в «Синтоне» посидеть в центре внимания на «черном стуле» или на «исповедной свечке» считается чем-то вроде награды, поскольку желающих всегда больше, чем на это времени. Впрочем, последнее время эти игры все чаще устраиваются не в Клубе, а на квартирах и считаются уже не серьезной работой, а так — милым развлечением. А от Клуба народ ждет вещей покруче.

Правда, ходит и другой взгляд на синтоновскую «открытость»: синтоновцы так открыты именно потому, что великолепно закрыты. Болячки у большинства остались, и задеть их можно, но они так научились их прятать и обходить, что вроде бы как их и — нет.

Как к этому относиться? Да как и ко всему остальному — думать нужно…

Синтоновская раскованность.

Клуб и алкоголь — две вещи несовместные, но, когда заходит разговор о синтоновской раскованности, трезвые синтоновцы сравнивают членов Клуба с людьми выпившими. Правда, в данном случае это похвала, и звучит она так: «Нормальные люди хотят быть раскованными, но без выпивки у них этого не получается. А синтоновцам выпивка не требуется, и они раскованы, но не пьяны».

Тем не менее сказать, что проблем не бывает, — я не могу. Бывают проблемы.

Вот Ник пристает очень свободно к девушкам и очень удивляется, что они от его навязчивости не в восторге и даже ему отказывают.

Вон Костик положил обе ноги на стол, а когда кто-то из новичков ему сказал: «У нас в Клубе это не принято!» — он от удивления со стула упал.

Какой-то новичок? Замечание? Ему, Костику, который в Клубе столько лет?!

…Первое, что дает Клуб, это воздух свободы. Это дорого очень многим, но для одного это значит — свободно дышать, любить и думать, а для другого возможность от души, не думая ни о чем и ни о ком, — отрываться. Кто-то начнет творить — а кто-то вытворять. На мой взгляд, это нормально, по крайней мере — неизбежно. Похоже, другого пути просто нет: чтобы человек, контролируемый извне, взял управление собой в свои руки, нужно отпустить руки внешние. Единственный способ научить ребенка ходить — дать возможность ходить ему самому. И примириться с тем, что первые шаги будут кривыми и синяки неизбежны.

Возможно, и у того, кто его этому учит.

Синтоновцы — очень разные, ярких и сильных личностей среди них примерно столько же, сколько и невоспитанных, причем весьма нередко это одни и те же люди. Невоспитанность — это нормально, ведь он сюда и пришел затем (в частности), чтобы отсутствующее приобрести. Нечестно быть ханжой, который кричит: «С молодежью надо работать!» — но когда работать с молодежью начинают около него, он начинает возмущаться: «Они такие невоспитанные! Шумят, выражаются!»

Учителя в таких случаях пишут в дневник ученику гневные замечания: «Бегал на уроке физкультуры!»

У нас дневников нет, но для соблюдения порядка у нас есть клубные порядки, обязательные для всех, а также Устав синтоновского общения.

Также вполне рабочий. То есть соблюдаемый.

Откуда мы его взяли и почему мы за него держимся? Видите ли… Любой устав пишется «на крови» — то есть не от хорошей жизни. Происходит инцидент, прокол, неприятность, а тем более начинает повторяться, причем не из вредности, а потому, что некоторые люди думают: «Такое можно! Мне — можно!» — вот тогда сочиняется и пишется в Устав правило: «Нет, такое у нас нельзя. Никому». Конечно, умным и душевно здоровым людям Устав не нужен, Устав — это защита от дураков, но в Клубе пока без него не обойтись.

Видите, какие мы самокритичные.

Ваш Николай Иванович Козлов



Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: