18+

Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Истинная правда, или Учебник для психолога по жизни

Орден человеков, или Вертикаль личностного роста

Николай Козлов

Вертикаль личностного роста привлекает многих. Мне занозу на эту тему посадил Олег Генисаретский, дав формулировку: «Святой — это тот, кто взошел по небесной лестнице, но при этом остался живым…» Не могу сказать, что мне здесь было и есть все ясно, но два ключевых слова в душу запало: «взошел» и «живой».

Живой — значит дышащий, чувствующий, не окостенелый, не превратившийся в святую мумию. Живущий, живой… Хочу!

Но хочу еще и — «взошел!», хотя вопросов здесь куда больше, чем какой-либо ясности. Чем определяется эта вертикаль и как удостовериться, что ты движешься вверх, а не криво? И вообще: действительно ли стоит туда карабкаться, что там наверху такого классного будет и насколько все это дорого? И, кстати, нет ли чего другого — похожего, но чтобы без карабканья и подешевле?

Простите, я прагматик, то есть от всего ожидаю практически полезных результатов. И мама у меня — бухгалтер.

Полагая, однако, что эти вопросы волнуют не меня одного, предлагаю начать разбираться.

И первый пункт будет —

что и как принимать в жизни.

Если научиться жизнь принимать, то не будет нужды ее переделывать.

Верно. Но…

Дочка пришла сердитая из новой школы, ситуация стала ясна с первых же ее фраз:

— Они дураки! Они играют в свой дурацкий футбол, а мне это совсем не интересно! Я больше к ним не пойду!

— Какая прелесть! Славно, но у меня к тебе несколько вопросов. Первое, ты сказала, что они все — дураки. Расскажи, пожалуйста, почему ты приняла про них такое решение.

— А что они в свой футбол дурацкий играют? Конечно, дураки!

— Ага. Я правильно тебя понял — те, кто играет в футбол, все — дураки? Или они в какой-то особенный, дурацкий футбол играли?

— … (Через молчание.) Ну я же не умею, что мне с ними делать, а?

— Конечно, ты не умеешь играть в футбол. Но теперь у тебя есть два варианта: первое — обижаться на них, что они дураки и в футбол играют, а второе — ножками по мячику стукать, смотреть, что из этого получается и потихоньку в футбол учиться играть.

— Все равно я к ним больше не пойду!

— Великолепно! Все нормально, только давай обсудим: если ты к ним туда больше не пойдешь, чем другим полезным ты займешься после уроков?

— Буду играть в Барби.

— Хорошее дело, я твою Барби тоже очень люблю. Только как долго ты собираешься это делать? Я так понимаю, что это не самое сложное дело, может быть, тебе стоит забросить все другие дела, ведь там бывает трудно, и все вечера играться — то в Барби, то телевизор смотреть, то еще как-нибудь развлекаться! Слушай, ведь так же — приятнее!

— Вечно ты со своей психологией! Надоело! (Повернулась обиженно, надулась.)

— Ой, какая прелесть! Слушай, у меня к тебе вопрос, точнее, два, и оба очень серьезных (интонация серьезнеет по нарастающей). Первый: я вижу, что у тебя кто-то стал плохим. Просьба рассказать, кто и почему. А второй вопрос такой: давай теперь, если мне тоже что-нибудь не понравится, я тоже перестану нормально разговаривать, надуюсь и буду думать про всех плохо. Тебя это устроит? И с какого дня и часа мне это начать? Может, с сегодняшнего? …Короче, иди сюда (успокоительно и легко). Тебе от меня три щелбана и много раз поцелую. И пойдем пить вкусный чай: ты варенье какое хочешь? Клубничное или смородину?

— Клубничное…

— Правильно, я его тоже больше люблю!

* * *

…Здесь папа был — веселый и требовательный. Папа может быть и другой — например, теплый и душевный, тогда краски и содержание разговора будут совсем другими. Например, такими:

— (Начало от дочки то же, пропускаем, в общем, все дураки!)

— (Папа, обняв.) К тебе пришла Обидка. Какая она — теплая или колючая?

— Ну, такая… Только немного теплая, а так холодная и колючая…

— Хорошо, ты тогда ее согрей и побудь вместе с ней. Она пригреется и потихоньку растает. А Грустинка маленькая в душе есть?

— (Кивает головой.)

— Где она у тебя?

— (Прислушивается к себе, потом показывает на плечики.) Она мне на плечики легла!

— Вот и погладь свои плечики, Грустинке будет приятно, она станет легкой — и упорхнет! Давай с тобой вместе! Ты же у меня — самая любимая и замечательная!

— Нет, папа, это ты у меня самый замечательный! (По-моему, забыв уже про все свои огорчения!)

* * *

Мне нравятся оба разговора, и я убежден, что психолог по жизни обязан уметь легко беседовать и так, и так. Пока я не умел быть мягким, я только напрягал и был беспомощен, когда детям душевная помощь действительно была нужна. Но пока я не научился быть требовательным, я только гладил и не учил быть честным и сильным.

Но я не скрываю своих личных предпочтений, как дети и психологи не скрывают предпочтений своих. Детям и психологам безусловно ближе не первый, а второй — мягкий и при%ACнимающий, психотерапевтический стиль. Если разрешите — женский стиль. А мне ближе — мужской, и я обычно с детьми разговариваю не мягко, а как я.

Почему? Хочется верить, что это не моя ограниченность, а мой выбор, имеющий неслучайные основания.

Ваш Николай Иванович Козлов



Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: