18+

Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Лики и маски однополой любви. Лунный свет на заре

От анамнеза к анкете

Мир не делится на овец и козлищ, на черное и белое.

Фундаментальное правило таксономии — природа

редко имеет дело с дискретными категория­ми.

Только человеческий разум изобре­тает категории

и старается втиснуть фак­ты в отдельные клеточки.

Живой мир в целом и в каждом из своих аспектов

не­прерывен. Чем раньше мы узнаем это о человеческой

сексуальности, тем скорее мы достигнем разумного

понимания ее реальностей.

 

Альфред Кинзи

 

Медицинская сексология имела дело с людьми, обращавшимися в клинику со своими психосексуальными проблемами. Но насколько типичны их проблемы для ос­тальных гомосексуалов? Чтобы ответить на этот вопрос, нужны были массовые, неклинические опросы. Такие оп­росы начались уже в начале XX в., но их выборки были не­представительными, а результаты казались сомнительными. Родоначальником статистических исследований сексуаль­ного поведения по праву считается американский ученый, энтомолог по специальности, Альфред Кинзи (1894—1956).

Чтобы выяснить количественное соотношение гомо- и гетеросексуального поведения и соответствующих чувств, Кинзи с группой сотрудников опросил в 1940-х годах око­ло 20 тысяч американцев по двум шестибалльным шкалам. Первая шкала фиксировала сексуальное поведение (гомо/ гетеросексуальность); на одном ее полюсе стояли исключи­тельно гетеросексуальные индивиды, не имевшие в тече­ние жизни ни одного гомосексуального контакта, на дру­гом — исключительно гомосексуальные, не имевшие ника­кого гетеросексуального опыта, а посредине — те, кто имел, в разных пропорциях, как гетеро-, так и гомосексу­альные контакты. Вторая шкала точно таким же образом измеряла эротические чувства (гомо/гетероэротизм) испы­туемых.

Как же выглядело сексуальное поведение американцев по данным Кинзи? 48% опрошенных мужчин имели в своем жизненном опыте хотя бы один гомосексуальный контакт, причем 37% из них испытали при этом оргазм (семяизвер­жение), 25% мужчин имели между 16 и 55 годами несколь­ко гомосексуальных контактов, 18% имели по крайней мере в течение трех лет одинаковое число гомо- и гетеросексуаль­ных контактов, 10% вели исключительно гомосексуальную жизнь не менее трех лет, а 4% — всю жизнь. Из опрошен­ных женщин 25% признали, что хотя бы однажды испыты­вали эротические чувства к другим женщинам, 19% имели до 40 лет хотя бы один гомосексуальный контакт, в том числе 13% — с оргазмом; исключительно гомосексуальную жизнь вели 1% женщин[xxii].

Статистика Кинзи ошеломила Америку. Во-первых, оказалось, что гомосексуальные отношения и гомоэротические чувства распространены значительно шире, чем было принято думать. Во-вторых, сексуальное поведение людей и их эротические чувства очень часто не совпадают: человек хочет одно, а делает другое, причем его желания и поведение могут быть разными на разных стадиях его жиз­ненного пути. В-третьих, между гомо- и гетеросексуальностью нет китайской стены, это не разные сущности, а по­люсы одного и того же континуума, разных индивидов можно сравнивать по степени их гетеро / гомосексуальности, а чувства и поведение одного и того же человека сплошь и ря­дом противоречивы, неоднозначны.

Отчеты Кинзи популяризировали гомосексуальность и способствовали ее «нормализации» в обыденном сознании: если так поступают многие, значит, это не так уж страш­но! Но выборка Кинзи не была статистически случайной и репрезентативной. Среди его добровольных информаторов было непропорционально много людей с разными сексуаль­ными проблемами, включая гомосексуалов, что могло от­разиться на итоговых результатах. Некоторые его статисти­ческие приемы были несовершенны. Но главные споры шли вокруг интерпретации данных.

Статистическая распространенность явления не доказыва­ет его «правильности». В каждом обществе есть преступ­ность, уничтожить ее невозможно. Значит ли это, что нуж­но отказаться от борьбы с ней, которая только и вводит преступность в определенные рамки? Хотя многие люди в определенное время года простужаются и статистика позво­ляет прогнозировать частоту респираторных заболеваний, последние остаются болезнями! Не так же ли обстоит дело с гомосексуальностью?

В массовом сознании проблемы и цифры упрощались и искажались. Самым большим недоразумением было припи­санное Кинзи заключение, будто каждый десятый америка­нец — гомосексуал. В работах Кинзи такой цифры нет. Ис­ключительно гомосексуальные контакты на протяжении всей их жизни в его выборке имели 4% мужчин. Знамени­тая «одна десятая» — это число мужчин, имевших исключи­тельно гомосексуальные контакты в течение трех лет, при­чем это 10% не от общего числа опрошенных, а только из числа имевших гомосексуальные контакты. Таковых было 48%; одна десятая составляет 4,8%.

Научная ценность отчетов Кинзи заключалась не только в их содержательных результатах, но и в том, что была до­казана возможность и необходимость количественного ис­следования сексуального поведения и установок. С тех пор, особенно после начала эпидемии СПИДа, такие исследования проводятся в большинстве цивилизованных стран. Ме­тодологически это очень сложное дело.

Оценивая любой сексологический опрос, нужно всегда помнить, кого опрашивали. Студенты будут отвечать иначе, чем неквалифицированные рабочие, горожане — иначе, чем сельские жители, молодые — иначе, чем пожилые, женщины — иначе, чем мужчины. Дело не только в степе­ни искренности и в знании терминов, но и в разном пони­мании сексуальности. Мужчины, которые охотно соглаша­ются рассказывать о своей сексуальности, имеют больший сексуальный опыт, сильнее заинтересованы в сексуальном разнообразии и в эротике, больше других склонны искать в жизни что-то необычное, сенсационное и меньше располо­жены соблюдать социальные условности и правила поведе­ния.

Не менее важен характер задаваемых вопросов. Люди мо­гут по-разному понимать значение одних и тех же слов. Под гетеросексуальной «половой жизнью» обычно понимают по­ловой акт, введение члена во влагалище. А что такое «го­мосексуальный контакт»? Анальная интромиссия? Но мно­гие геи этого не делают. Если во время силовой возни маль­чики-подростки хватали друг друга за половые органы или терлись друг о друга, так что у одного из них или у обоих происходило семяизвержение, считать ли это «гомосексу­альным контактом до оргазма» или нет? Подробные вопро­сы смущают и кажутся непристойными, а недостаточно оп­ределенные вопросы дают столь же неясные ответы.

Наконец, кто и как проводит опрос. При разговоре ли­цом к лицу люди откровеннее всего с женщинами среднего возраста. Но отвечать женщинам на вопросы, связанные с их сексуальной ориентацией, многие мужчины стесняются. Подростки же вообще предпочитают письменный вопрос­ник личной беседе. Анонимные анкеты и телефонные оп­росы также имеют свои минусы. Люди не любят призна­ваться в совершении социально не одобряемых поступков, особенно если эти поступки совершены в прошлом и чело­век считает, что они для него не характерны. Поэтому мас­совые опросы, как правило, дают более низкие показатели гомосексуальности, чем индивидуализированные клиничес­кие интервью, вроде тех, что проводил Кинзи.

Еще сложнее узнать об эротических чувствах и предпоч­тениях, которых люди сплошь и рядом не осознают или не смеют себе в них признаться. Заключать о сексуальной ори­ентации по поведению? Но можно ли считать гетеросексу­альным человека, который просто не смеет реализовать свое гомоэротическое воображение? Или гомосексуалом — того, у кого однополые контакты были временными и в какой-то мере вынужденными?

Для определения степени распространенности и социаль­но-демографических параметров гомосексуальности надеж­нее всего репрезентативные национальные опросы.

Американский национальный опрос (АНО), проведен­ный в 1992 г. под руководством известных социологов, с участием 220 профессиональных интервьюеров, охватил 3 432 научно отобранных респондентов[xxiii]. Исследование было задумано шире, но Конгресс запретил расходовать на него государственные деньги — ультраправые сенаторы боялись, что опрос покажет рост гомосексуальности. В конце кон­цов деньги дали частные спонсоры, но выборку пришлось сильно уменьшить. Британский национальный опрос (БНО), проведенный в 1990—1991 гг., охватил почти 19 ты­сяч респондентов от 16 до 59 лет[xxiv]; правительство Тэтчер от­казалось его финансировать, опасаясь, как и американские консерваторы, услышать о росте гомосексуализма. Фран­цузский национальный опрос (ФНО), охвативший свыше 20 тысяч респондентов[xxv], был проведен в 1991 г. по телефо­ну (в США и в Англии интервьюеры ходили по домам лич­но).

Несмотря на некоторые различия, эти опросы дали до­вольно близкие результаты. Авторы АНО рассматривают однополую сексуальность в трех аспектах:

1) Сексуальная идентичность— 2,8% мужчин и 1,4% женщин сказали, что в большей или меньшей степени счи­тают себя гомо- или бисексуалами.

2) Сексуальное поведение— 4,9% мужчин и 4,1% жен­щин сказали, что имели какой-то гомосексуальный опыт после достижения 18 лет. Со времени же сексуального со­зревания гомосексуальный опыт имели 9,1% мужчин и 4,3% женщин.

3) Сексуальное желание или влечение — 7,7% мужчин и 7,5% женщин сказали, что испытывали подобные чувства.

АНО высветил социальные параметры гомосексуальнос­ти. Среди мужчин, живущих в 12 самых больших городах США, геями или бисексуалами считают себя свыше 9%; в следующих 88 по численности населения городах эта цифра снижается до 4,2%, в небольших городах — до 2%, а в сель­ских местностях— меньше 1%. Сходная тенденция, хотя не столь резко выраженная, существует и у женщин. В боль­шом городе человеку легче найти подходящую среду и по­тенциальных сексуальных партнеров, проверить и осознать собственные эротические предпочтения. Причем среда, в которой человек рос и воспитывался до 14 лет, влияет на его сексуальную ориентацию сильнее, чем та, в которой он живет.

Такую же дифференцирующую роль играет образование. Среди людей с университетским образованием вдвое боль­ше мужчин и в 8 раз больше женщин считают себя гомосексуалами, чем среди тех, чье образование ограничилось средней школой. Почему? Образованные люди больше сек­суально экспериментируют? Или смелее говорят о себе? Или сказывается более терпимая семейная среда их детства (выс­шее образование — явление классовое)? Или сама жизнь в университетском кампусе, без родительского контроля, благоприятствует сексуальному экспериментированию? Каждая из этих гипотез (и многие другие, например что геи и лесбиянки предрасположены к интеллектуальной деятель­ности) имеет право на существование и может быть научно проверена, доказана или опровергнута. Но самый факт со­циальной дифференциации сомнению не подлежит.

На это указывают и европейские исследования. В бри­танском опросе (БНО) наличие гомосексуального опыта признали 6,1% мужчин и 3,4% женщин, но только 1,1% и 0,4% сказали, что имели такие контакты в прошлом году. Исключительно гомосексуальными признали себя 1% мужчин и 0,3% женщин. Как и в США, более образованные мужчины чаще имеют гомосексуальный опыт: 9,5% профес­сионалов и менеджеров против 3,2% квалифицированных рабочих и 4,7% мало- и неквалифицированных рабочих. По регионам безусловно лидирует Лондон, вдвое превосходя прочие части страны.

Во Франции наличие гомосексуального опыта в течение жизни признали 4,1% мужчин и 2,6% женщин, в последние 5 лет— 1,4% и 0,45%, в последние 12 месяцев— 1,1% муж­чин и 0,3% женщин. Любопытно, что наличие у себя гомоэротического желания женщины признают чаще, чем мужчины, — 6,6% против 4,6%, а в поведении все наобо­рот. У мужчин пик гомосексуальной активности наблюда­ется между 20 и 24 годами, а у женщин — в 25—29 лет. Число однополых сексуальных партнеров у женщин в тече­ние жизни и по периодам стабильно, у мужчин оно снача­ла резко возрастает, достигая высшей точки между 35 и 44 годами, а затем почти так же резко снижается.

Данные по другим странам менее представительны, но более или менее того же порядка[xxvi].

В России достаточно массовых и профессионально кор­ректных опросов такого рода среди взрослых не проводи­лось. При анонимном анкетном опросе 2800 16—19-летних российских девушек и юношей (в Москве, Новгороде, Борисоглебске и Ельце) весной 1995 г. на вопрос «Чувствова­ли ли вы сами сексуальное влечение к лицам своего пола?» положительно ответили 2,0% юношей и 4,8% девушек. За­мечали «сексуальное внимание к себе со стороны людей своего пола» 8,3% мальчиков и 10,1% девочек. На вопрос «Были у вас с каким-то человеком своего пола отношения, которые вы могли бы назвать сексуальной близостью?» по­ложительно ответили 3,3% мальчиков и 5,1% девочек6.

Как полагает известный американский сексолог Милтон Даймонд, однополые сексуальные контакты имеют прибли­зительно 5—6% мужчин и 2—3% женщин7. Подавляющее большинство людей, которые чувствуют эротическое влече­ние к лицам собственного пола и/или имеют с ними сексу­альные контакты, тем не менее не считают себя геями или лесбиянками*. Сексуальная идентичность, гомосексуальное поведение, гомоэротизм, гомосоциальность и гомофилия (вспомните Решетку Клайна) по-разному сочетаются у раз­ных людей и в разных культурах. Жесткий эссенциализм здесь не работает. Человек сам определяет характер своей сексуальности в соответствии с нормами своей культуры, которая может выдвигать на первый план разные моменты. В XIX и начале XX в. решающее значение имели сексуаль­ные действия, а в 1930—1940-х годах сексуальная идентич­ность стала определяться по эротическим предпочтениям. Отсюда — разные ответы на одни те же вопросы.

К тому же сюда примешивается политика. Идеологи геевского движения держатся за пресловутые «10 процентов», чтобы подчеркнуть свою потенциальную силу и влияние. Их противники, наоборот, ссылаются на данные новейших оп­росов, чтобы преуменьшить значение проблемы: «Много шуму из ничего! Раз «их» не 10%, а только 5% или 2%, о чем говорить?»

Это очень опасная логика. Можно не соглашаться с До­стоевским, что счастье человечества не стоит слезы одного

 

  1. Несовпадение, рассогласованность стабильной сексуальной ориента­ции, более текучих и изменчивых эротических предпочтений и сексуальной идентичности ярко продемонстрировало сравнительное исследование, рес­пондентами которого были 1962 американских, 1833 английских и 2294 фран­цузских мужчин и женщин. Гомоэротическое влечение без гомосексуальных контактов пережили в США 8,7% мужчин и 11,1% женщин, в Англии— 7,9% и 8,6%, во Франции — 8,5% и 11,7%. Гомосексуальные контакты имели 6,2% американцев, 4,5% англичан и 10,7% французов и, соответственно, 3,6%, 2,1% и 3,3% женщин этих трех стран. Если соединить оба показателя, получится, что гомосексуальное поведение и / или влечение за последние 5 лет в этих трех странах пережили 20,8%, 16,3% и 18,5% взрослых, старше 15 лет, мужчин и 17,8%, 18,6% и 18,5% женщин. Эти цифры выше, чем в ос­тальных исследованиях этого типа. Но можно ли назвать всех этих людей гомосексуалами? Ни в коем случае. Во-первых, они сами так не считают. Во-вторых, гомосексуальность обычно понимается как нечто исключительное, между тем процент людей, имевших за последнее пятилетие только гомосек­суальные контакты, во всех трех странах очень невелик. (R. L. Sell, J. А. Wells, D. Wypij. The prevalence of homosexual behavior and attraction in the United States, the United Kingdom and France: Results of national population-based samples. ASB, 1995, vol. 24, № 3, pp. 248.)

 

ребенка (хотя, если это ваш собственный ребенок, вы, воз­можно, посмотрите на дело иначе), но 2% населения Рос­сии — это почти 3 миллиона, а 5% — почти семь с полови­ной миллионов человек! Это огромные цифры! А из много­мерности сексуальной ориентации вытекает, что эта про­блема вообще не поддается локализации и затрагивает жиз­ненные интересы огромного множества людей, которые формально не относятся к сексуальным меньшинствам.

Новые опросы не только обогатили шкалу Кинзи, но и поставили под вопрос некоторые ее теоретические предпо­сылки. Самая уязвимая часть теории Кинзи — представле­ние, что разница между гомо- и гетеросексуалами — только количественная, что это просто полюсы одного континуу­ма. Если бы эта идея была правильной, подавляющее боль­шинство людей было бы бисексуальным, а исключительная гетеросексуальность — почти такой же редкой, как исклю­чительная гомосексуальность. Однако большинство людей не считают себя бисексуалами и не экспериментируют в этом направлении, а люди, имеющие бисексуальный опыт, в большинстве случаев останавливаются на чем-то одном, так что с возрастом жизненные пути гетеро- и гомосексуалов не сближаются, а расходятся. Некоторые генетики ут­верждают даже, что среди мужчин, в отличие от женщин, бисексуальность вообще не существует.

Понятие бисексуальности сексологически неопределен­но8. Одни авторы, вслед за Фрейдом, считают ее универ­сальным явлением, коренящимся в глубине половой диф­ференциации, допускающей, в известных пределах, разви­тие организма как по мужскому, так и по женскому типу (иногда, вслед за Джоном Мани, это называют бипотенциальностью). Выбор пола предпочитаемого сексуального партнера в этом случае выглядит подвижным, текучим и в большой степени зависящим от воспитания. Однако клини­ка транссексуализма показывает, что смена пола имеет до­статочно жесткие биологические пределы.

Если же ограничить понятие бисексуальности сферой сексуально-эротических переживаний, то свойства бисексу­алов очень различны. В одном случае бисексуальность — просто социальная мимикрия, когда гетеросексуальные от­ношения служат прикрытием гомосексуальных чувств. В другом — преходящее юношеское сексуальное эксперимен­тирование. В третьем — групповой секс, когда тела спле­таются в любых сочетаниях, так что половые различия прак­тически утрачивают значение. В четвертом случае налицо некая «специализация» эмоциональных привязанностей и/ или сексуальных позиций (молодой человек одинаково охот­но спит и с мужчинами и с женщинами, но с женщиной он обязательно должен быть «сверху», а с мужчиной — «снизу»). Есть и такие люди, которые просто не уверены, что или кто им больше нравится.

 

Когда вы обнимаетесь

у меня на глазах,

Я никак не могу решить,

на чьем месте хотела бы оказаться9.

 

Ситуативная бисексуальность чаще всего встречается в богемной среде. Вуди Аллен как-то сказал своему бисек­суальному продюсеру: «Что бы ни говорили о бисексуаль­ности, у тебя на 50 процентов больше шансов найти парт­нера на субботнюю ночь». Знаменитый бабник художник Ларри Райверс в молодости имел также несколько связей с мужчинами: «В двадцать семь лет гомосексуальный акт был для меня приключением, вроде того, как попробовать новую позицию с женщиной; я был настолько уверен в своей гетеросексуальности, что мог позволить себе быть гомосексуалом». Киноактер Джеймс Дин, которого один из его любовников назвал «мультисексуалом», на прямой во­прос о своей сексуальности ответил: «Конечно, я не соби­раюсь прожить всю жизнь с одной рукой, привязанной к спине»10. Вряд ли за этим стоит единый сексуальный сце­нарий и тем более — сексуальная идентичность.

Что же касается людей, для которых бисексуальность — более или менее постоянный стиль жизни в течение не­скольких лет, то по большинству социодемографических и психосексуальных свойств они стоят посередине между ге­теро- и гомосексуалами, но тяготеют к тому или другому полюсу. Многие из них (около 30%) в дальнейшем «мигри­руют» в сторону гомосексуальности, а некоторые, наобо­рот, становятся гетеросексуалами11.

Анкетные методы также широко используются для ис­следования образа жизни, установок и поведения геев и лесбиянок. В 1969—1970 гг. сотрудники Института Кинзи опросили 979 гомосексуальных мужчин и женщин в большом Сан-Франциско, сравнив их с контрольной груп­пой из 477 гетеросексуалов из того же региона12. Эту рабо­ту я буду называть «сан-францисским исследованием». В 1983—1985-х годах она была дополнена аналогичным обсле­дованием сан-францисских бисексуалов13. Немало крупных анкетных исследований посвящено однополым парам, го­мосексуальным подросткам и также ВИЧ-инфицирован­ным.

В Германии традицию, начатую Хиршфельдом, возро­дили в начале 1970-х годов Мартин Даннекер и Раймут Райхе, которые опросили и статистически описали сексуальное поведение, установки и стиль жизни 789 мужчин-гомосексуалов14. Двадцать лет спустя Даннекер повторил эту анке­ту, проследив, как изменились сексуальное поведение и ценности немецких геев под влиянием эпидемии СПИДа15. Обстоятельное анкетное исследование поведения и устано­вок 546 молодых (средний возраст— 31,1 года) мужчин-гомосексуалов бывшей ГДР провел в начале 1990-х годов Курт Штарке; для сравнения использовались данные массового опроса 3103 мужчин и женщин от 16 до 48 лет16.

В Англии сексуальное поведение 1000 геев и бисексуа­лов в контексте эпидемии СПИДа на протяжении 4 лет (1987—1991) изучалось группой ученых во главе с Питером Дэвисом (проект СИГМА)17. Во Франции меньшее по мас­штабу исследование осуществил Микаель Поллак18. В Ка­наде в конце 1991 г. был проведен опрос 4803 гомо- и би­сексуальных мужчин, плюс 600 мужчин в Квебеке19. Нача­лись такие опросы и в странах бывшего советского блока, например в Чехии20.

Анкетные исследования способствовали преодолению медикализации гомосексуальности и переходу от «эссенциалистского» рассмотрения отдельных индивидов к «конструкти­вистскому» изучению стилей жизни и гомосексуальных суб­культур. Но интерпретация статистических данных всегда опирается на какую-то содержательную теорию. Прежде чем ответить на вопрос «сколько?», надо уточнить — «чего» или «кого».



Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: