Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Радиоактиватор

Не стреляйте в радиоактиватора

Как-то раз возжелал я пригласить М.М. Козакова в эфир. Много лет назад, когда он ещё не вернулся окончательно из Израиля, мне пришлось с ним поработать над т. н. «радиоклипами» (к сожалению, это был мёртворождённый замысел Ролана Антоновича Быкова). От работы и общения с мэтром остались самые приятные воспоминания. Козаков фонтанировал идеями, ненатужно шутил и казался не звездой, а «одним из», что для командной работы единственно допустимый вариант. В перерывах спокойно и без пафоса рассказывал историю своего отъезда, признавшись в том, что уехал «из-за жрачки», не прячась за сказки о потере зрителя и невозможности работать в «России, которую мы потеряли». Короче, купил меня, как тогда казалось, на всю оставшуюся. Напрасно казалось...

Игорь Владимирович Ружейников

Когда ждёшь человека, общение с которым в эфире представляется подарком судьбы (пусть и подготовленным), своё состояние заботит меньше всего. А напрасно. Когда в студию вошёл прижизненный памятник Михал Михалычу, я думал, мне что-то не то почудилось. Когда на мою смиренную просьбу не курить в студии я услышал буквально следующее: «Я (!) буду курить», мне подумалось, что отмирание клеток верхнего головного мозга у актёров происходит гораздо смешнее, чем у простых нас смертных. Нежелание останавливаться перед рекламными паузами и громогласное об этом объявление уже заинтересовали меня не как ток-мена, а скорее, как психиатра-самоучку. Когда моим кумиром (к этой минуте безнадёжно бывшим) была выставлена оценка творчеству Манфреда Мэнна — «дешёвая попса», я по-настоящему заинтересовался общей клинической картиной. Не могу сказать, что чувствовал я себя комфортно, «чуть быстрее потока». Мой процессор отказывался фиксировать признаки выпадения из реальности человека, которого я допрежь почитал за интереснейшего собеседника. Когда вариации на тему «Я, Мне, Моё» достигли апогея, мне казалось, что худшее позади. Да и до конца тягомотины оставалось что-то около десяти минут. Но в этот момент парадный портрет Козакова повелеть соизволил к прослушиванию монолог Понтия нашего Пилата из радиобреда «Мастер и Маргарита». Восемь минут! В лучших традициях театральных музеев! Монументально, как могилки Нибелунгов!

По большому счёту, после этого эфира мне надо было менять профессию — не было у меня сил сопротивляться. «О глупость, страшный враг, вот наконец и ты» (Э. Ростан). Глупость, помноженная на автоиндульгенцию, — страшная сила. Послушали мы вместе с Михал Михалычем эту пляску на костях Булгакова вдвоём (слушатели, разумеется, давно перешли на другие частоты), «преданно» смотрим друг на друга, и маэстро наносит главный удар: «А мы ещё хотели, кажется, послушать „Жил отважный капитан“ с моей новой пластинки?..»

Вы слышали, как поёт Козаков? Да вы счастливчики! Певцов по сравнению с ним — Сольвейг и Доминго. И, наконец, завершающий удар: когда мой редактор Макс Новиков — добрейший души человек — попросил оставить на память ему «Мастера и Маргариту», он в ответ услышал: «Нет, я не могу, он очень дорого стоит». (Сколько «это» стоит, можно убедиться и сегодня, зайдя в любой магазин, продающий аудиокниги. Наверное, из-за дороговизны не раскупают.) Макс был величаво одарён диском с вокализом про отважного капитана, затем гений русского театра и кинематографа удалился.

Дорогой презент сначала было пытался, не без максовой помощи, вылететь в окно. После того как это не удалось, он, презент, был методично разобран на атомы и отправлен к месту стоянки — в мусорную корзину. Для того чтобы вернуть себе «бодрость духа, грацию и пластику», мне потребовалось не менее часа, хотя вера в прекрасное была утеряна навеки.

Несмотря на то что при упоминании имени этого кумира поколений мне на ум приходит лишь непарламентское словосочетание «напыщенный дурак», я до сих пор с удовольствием смотрю почти все его фильмы. Вот что значит великая система К.С.Станиславского.

История моего самого «некомфортного» эфира всего лишь подтверждает библейскую истину: не сотвори себе кумира. Особенно из неподходящего материала.

P.S. После смерти Михаила Михайловича как то по другому весь этот случай видится. Прощения просить поздно, а в себе копаться бесполезно.

Продолжение следует...

Игорь Ружейников



Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: