Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Радиоактиватор

Милый оскал радио.

Игорь Владимирович Ружейников

Ой, как не просто отвечать на этот вопрос! С одной стороны, я — прагматик и поэтому в партнёры по работе, конечно, должен выбирать женщин как существ более стрессоустойчивых и, главное, предсказуемых. Но я... прагматик. И в силу своего упёртого прагматизма и стремления к перфектности процесса (не результата, оборони Создатель, а именно процесса), если есть такая возможность, в сотоварищи выбираю мужчин. Попробую разъяснить кажущееся противоречие.

Поэт в России больше, чем поэт, банкир в России жаднее, чем Гобсек, и ВАЗ в России нужнее, чем бюджет. Исходя из вышеизложенного — женщина на радио больше, чем женщина, и чем больше тех самых женщин сгрудилось вкруг микрофона, тем это безобразие меньше похоже на радиовещание. Очень может быть, что подобное можно отнести и к прочим незлобивым человеческим занятиям, но мы-то с вами о радио говорим, да и с бухучётом у меня туго... как, впрочем, и с мелиорацией. Всё дело в том, что наша прекрасная наследница венериных чар и далилиного коварства, не уставая распевать осанну эмансипации и равноправию, то и дело старается «включить женщину», если речь заходит о внеурочной (за деньги!) работе, если вдруг оказывается, что наисексуальнейший голос сотрудницы ну никак не катит для блока биржевых сводок. Или, и это самое страшное для нашей радиосоотечественницы, рабочий день выпадает на корпоративную тусню. Последнее относится нашей совсем не гипотетичной дамой к проискам мировой закулисы в лице всех и заслуживает страшной кары. Пусть не сейчас, а во время следующего корпоративчика, но заслуживает обязательно. Такое не забывается и за давностью лет не списывается.

Удивительная вещь, но всё это наблюдается только в тех коллективах, где женщины составляют милое, но катастрофически подавляющее большинство. Загвоздка в том, что подобная ситуация сложилась во всех (!) средствах медиа нашей страны: печатных, электронных, назаборных и сарафанных. Секрет прост: масс-медиа уже давно не являются привлекательным родом занятий для добытчиков мамонтов и «Лексусов». Вершина зарплатной медиагоры, о которой судачит возмущённая общественность, столь мала, что на ней умещаются единицы. Девяносто процентов тружеников микрофона, камеры и клавиши Enter довольствуются куда более скромными доходами, чем капитаны газовых вентилей и лоцманы финансовых «неглинок». А посему место, называемое «радио», уже лет десять является оазисом творческого самовыражения настоящих, бывших и будущих «хранительниц домашнего очага». Самовыражение таких грязных инсинуаций, как «надо», «должна», «мы в ваших услугах больше не нуждаемся», не терпит. Вследствие чего на радиостанциях, где дщери Евы составляют подавляющее большинство (читай, везде, см. выше), ситуация в том или ином приближении напоминает весёлые военно-политические эскапады сомалийского типа. Наиболее успешные радиопредприятия своим успехом в рейтингах обязаны, я настаиваю и готов привести статистические выкладки, умело выстроенным половым балансом. Основываясь на собственных многолетних исследованиях, с уверенностью заявляю: точка невозврата находится на соотношении одного мужчины к двум женщинам. За ней критическая масса самовыраженцев «женскаго полу» вступает в неуправляемую реакцию сама с собой, не ведущую к распаду предприятия, но ставящую его на курс, по которому следовал тот самый корабль Себастьяна Бранта и Иеронима Босха.

Как-то раз в непринуждённой обеденной беседе, происходившей в комбинате капиталистического общепита, я посмел указать руководительнице службы информации ну очень «женской» радиостанции на некоторые неточности в работе её подчинённых (женщин, понятное дело). На следующий день после дружеской встречи мне вернули деньги за ланч, без всякого моего на то желания.

Мой приятель, топ-менеджер одной из радиостанций государственного пула, рассказал о просьбе сотрудницы. Просьба заключалась в уменьшении рабочего дня (с сохранением зарплаты, разумеется) по причине наступления лета. Мол, личная жизнь у сотрудницы летом обостряется и ускоряется.

Топом в моём личном рейтинге Евиных «самовыражений» на радио является фраза ведущей, произнесённая в адрес босса: «Как у него язык повернулся сказать, что я плохо работаю, я- мать троих детей».

А может, я им просто завидую...

Продолжение следует...

Игорь Ружейников



Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: