Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Радиоактиватор

Мои дорогие психи.

Игорь Владимирович Ружейников

Ну, начнём с того, что сумасшедшие есть. Их очень много. Их гораздо больше, чем кажется. И уж точно гораздо больше, чем хотелось бы. Что же касается «психически нездоровых», то странно об этом рассуждать человеку, около двух десятков лет работающему на радио. На мой взгляд исследователя-надомника, все люди, работающие на радио, или тяжело больны непознанным психическим недугом, или же умело скрывают причину своей заинтересованности в присутствии на большом весёлом шабаше под названием «эфир». Хотя вторые также не здоровы...

И всё же, коль скоро, для пользы дела, радиоперсонажи договариваются считать друг друга психически здоровыми (в любом абсурде должен быть намёк на порядок), основные встречи с «городскими сумасшедшими» происходят во время прямых интерактивных эфиров. Абсолютно не важно, ведёте ли вы программу по заявкам любителей песни «Голуби летят над нашей зоной» или пытаетесь донести до жаждущей экономических сенсаций аудитории нюансы декаплинга в Норвегии. Количество весёлых, грустных, молодых и старых, столичных и живущих вдали от метрополии, разных, одним словом, психов будет неизменно. Где-то процентов тридцать. Открою секрет — любой радиосамурай вам скажет: «Здоровый человек на радио звонить не будет». Правда, скажет он вам это, если вы тоже имеете отношение к маленькой психиатрической лечебнице-радио. А так нет. Профессиональный секрет, понимаете ли. В этом нет ничего снобистского и тем более оскорбительного. Это просто правила игры: одержимые работают для психически нестабильных. И то, и другое — суть отклонение от нормы. Так что всё нормально.

Прямые эфиры без сумасшедших скучны и непродуктивны. Звонок за звонком от «хорошо темперированных» граждан покрывают твои уши зелёной рокфоровской плесенью и бетонируют эфир однородным гумусом человеческих банальностей. Но стоит прорваться в эфир психу — всё меняется. Нестандартные логические ходы, череда бредовых гипотез и энергия, льющаяся в твои уши с неотвратимостью «Малыша», сброшенного с «Энолы Гей». Ты чувствуешь, как поток бреда дозвонившегося психа вытаскивает твою аудиторию из болота тоски к сверкающим вершинам рейтингов «Смехопанорамы» и Опры Уинфри. Два психа в час делают эфир успешным, незабываемым и даже долго обсуждаемым.

Но псих бывают разные. Не стоит их подвергать строгой классификации, тем более это сделали до нас с вами добрые врачи из тех самых маленьких психиатрических лечебниц. Но строгие научные формулировки не внесут ясности в мечущуюся душу радионеофита. Чтобы самому не свихнуться раньше времени, надо усвоить одно правило: все психи в эфире -благо, исключение составляют озлобленные уроды, звонящие с единственной целью... правда, ни мне... ни им самим не ведомой. Ну не знаю я, зачем они звонят. Другие они, инопланетяне, наверное. Злобные, тупые и неудержимые.

Эфирим мы как-то с моим другом-соратником Минаевым и принимаем, эфиря, стало быть, звоночечек. Женщина милая звонит, с голосом глубоким и уверенным, беды, т.е., не предвещающим. Представляется как «Мария, православная (!) журналистка». Так, думаю, осторожно! Такое определение своих занятий добром не кончится. Рукой показываю Сергею: внимание, прорыв по флангу. Затаились, ждём. Сначала следует пассаж о немедленном спасении России. Мы уже догадываемся, от кого, но всё равно — подпускаем поближе. Должна же она сама на минном поле подорваться. Подманиваем её скромным вопросом: мол, кто же спасёт Отечество гибнущее? Ура, есть, повелась! «Казачество», — говорит. «Дык где то казачество, — спрашиваю, — не то ж, которое по выходным штаны с лампасами надевает?». Серёга тоже вопрошает: «Уж не то ли казачество, которое чин полковника казачьего Надежде Бабкиной присвоило, с правом ношения оружия?». Всё! Попалась наша «православная журналистка». Закричала в трубку зычным голосом Родины-матери: «Да, то самое казачество, с образами и святой водой! И когда на вас, жидов, этой водой брызжут, вы корчитесь!». Всё, взрыв, смрад, чад... Победа. Аудитория рукоплещет виртуальному самоубийству поборницы чистоты расы, а мы с Минаевым в течение следующих десяти минут на все лады ставим диагноз небезвременно усопшей.

Она, кстати, до сих пор звонит на все радиостанции Москвы и так же представляется, и так же обещает водные процедуры всем, кто с ней не согласен и в жилах кого она заподозрила «кровь порченую»... Она, пожалуй, одна из очень и очень немногих моих радиослушателей, о ком я вспоминаю с омерзением. После её звонка я первый раз в жизни пожалел, что я не еврей. Но что-то от Давида и Петра у меня точно появилось.

Эта историйка — исключение из правила режима максимального благоприятствования психам в эфире. Вообще, психов надо любить и не надо им сочувствовать. Ведь мы — сами психи. Иначе что бы мы делали, глядя на лампочку «On air»?..

Игорь Ружейников



Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: