Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Родительская школа

Жестокость

© журнал «Семья»

Каждый раз, задумывая тему очередной «школы», задаю себе вопрос: кому буду адресовать свои слова? Хорошо, если тема, скажем, о школе или о проблемах питания. А такая, как сегодня? На первый взгляд жестокость по отношению к детям живет в семьях неблагополучных, там, где пьянство, ругань и драки между самими родителями. Но эти нашу газету не читают, они вообще ничего не читают. А наши читатели — люди порядочные. Тогда от чего я должен предостерегать, зачем вообще говорить о жестокости?

Есть, зачем. Во-первых, знакомясь с историей проблемы и ее состоянием, я пришел в ужас. Думаю, и вам стоит испугаться, потому что, зная все это, начинаешь и на своего благополучного ребенка смотреть иначе. А во-вторых, и мы, те, кто считает себя нормальными, порядочными родителями, часто не замечаем, как жестоко обижаем детей. Так что поговорим о жестокости.

Мой ребенок — моя вещь, мой раб. Раб даже лучше, от него польза есть. А этого хочу — выброшу, хочу — убью. А уж бить его если не Бог, то закон точно велит. Такими были взгляды на ребенка в те времена, когда человеческая жизнь стоила меньше гроша. И закон здесь упомянут неслучайно.

Если я буду лгать,
Бога гневить, воровать,
Если буду ругаться,
Дразниться и издеваться,
Нужно строго меня наказать.
Наставница добрая мать,
Если нарушу запрет,
Мне не давай обед,
Розгу возьмите тогда,
Розгой исправьте меня.

Этот назидательный стишок перед сном, как молитву, должны были повторять все дети в благонравных семьях тюдоровской Англии. Династия Тюдоров правила с 1485 года по 1603-й, но и позднее, с созданием республики, положение детей не стало лучше. В 1654 году был выпущен государственный «Акт о наказании упрямого ребенка». В соответствии с этим документом родители (точнее, только отец) могли подать в магистрат петицию, «жалобу» на ребенка. А магистрат мог вполне законным образом вынести «неслуху» смертный приговор. По правде, ни один из приговоров так и не был приведен в исполнение, но само по себе существование закрепленного в законе права послать ребенка на смерть безусловно влияло на все отношения между родителями и детьми. Любая жестокость на таком фоне представлялась нормальной, естественной и даже необходимой.

XVIII век считается веком просвещения, в это время все чаще начинают раздаваться призывы относиться к детям не менее гуманно, чем ко взрослым. Но призывы, что называется, повисли в воздухе, и следующий, девятнадцатый, век не принес в судьбы детей никаких изменений. Скажем, в школах считалось нормальной практикой сечь нерадивых розгами (регулярно, по субботам), а непослушных ставили «на горох». Кто хочет, может попробовать, что это такое, — простоять на коленях хотя бы десять минут на рассыпанных по полу горошинах. Кому лень, поверьте мне на слово (я специально пробовал), это — пыточная экзекуция. Родители наказуемых не протестовали, наоборот, приветствовали школьные жестокости, полагая их разумными мерами воспитания. И можно представить, как сами родители обращались со своими чадами.

Только в самом конце XIX века внимание общественности было привлечено к проблеме жестокого обращения с детьми. В январе 1874 года в Нью-Йорке суд и присяжные слушали признания маленькой Мари Эллен: «Я не знаю, сколько мне лет. У меня всегда была только одна пара, не помню, когда мне их купили. На эту зиму у меня совсем нет обуви и теплой одежды. Мне не разрешают играть и дружить с другими детьми. Мама бьет меня каждый день. Она хлещет меня кожаной плетью, и после каждого удара остаются синяки. И вот эти синяки тоже из-за мамы. Она даже порезала меня ножницами — вот слева на лбу шрам. Мама никогда не целует меня, не ласкает и не сажает на колени... Я не знаю, за что она меня бьет. Мама всегда молчит, когда хлещет меня».

Маму судили и наказали, а вскоре, той же зимой, было создано Нью-Йоркское общество по предотвращению жестокого обращения с детьми. Первое такое в мире. Но даже в «продвинутой» Америке (напомню, что в России еще продолжалось освобождение крепостных крестьян) только через сто лет был принят закон, определивший меры ответственности за жестокое обращение с детьми. В нашем Уголовном кодексе тоже есть статья — 156-я — для тех, кто жестоко обращается с детьми.

Вот только... скажите, вы можете точно сказать, что такое жестокость?

Анатолий БУКИН



Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: