Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Сообщающиеся сосуды культуры

Русские греки. Откуда и зачем

Одним из первых греков, посетивших земли, которым в далеком будущем предстояло стать частью России, был «отец истории» Геродот. В пятом веке до новой эры он побывал в северном Причерноморье.

Познакомившись с жизнью и бытом скифов, Геродот в своей «Истории» констатировал: обитавшие там племена ведут образ жизни, который им указала природа страны. Часть скифских племен вела кочевой образ жизни, часть занималась обработкой плодородной земли, которая имелась в избытке. Обширные равнинные земли со схожим ландшафтом предполагают и схожесть населения в их занятиях, в потребностях и способах их удовлетворения, а также в обычаях, нравах, верованиях, писал, развивая мысль Геродота, известный русский историк XIX века Сергей Соловьев. По его словам «равнина, как бы ни была обширна, как бы ни было вначале разноплеменно ее население, рано или поздно станет областью одного государства». Действительно, Геродот повествует и о других племенах помимо скифов – исседонах, аримаспах и прочих, живущих в менее благоприятных условиях. К северу от скифских земель, орошаемых «великими и многочисленными реками», повествует он, «зима столь сурова, что восемь месяцев там стоит невыносимая стужа». «В это время хоть лей на землю воду, грязи не будет, разве только если разведешь костер»...

Приезд «отца истории» в Причерноморье совпал с так называемой Великой греческой колонизацией: появлением в этом регионе древних эллинов – выходцев с островов Эгейского моря и из Малой Азии. Сформировался целый ряд их колоний – Ольвия, Феодосия, Херсонес, Пантикапей, Керкинитида и другие. Позднее греческий этнос пополнялся за счет жителей так называемой Трапезундской империи, просуществовавшей в южном Причерноморье с начала XIII до середины XV века. Новый поток греческой иммиграции в район Крыма и Причерноморья был порожден крушением Византийской империи после взятия Константинополя турками в 1453 году. Православная Россия дала тогда убежище многим гонимым христианам.

На московской земле

Немало греков, прибывающих вместе с посольствами, а также для упрочения отношений между церквями и по делам торговым, обосновывалось в Москве. Надо сказать, что как минимум один грек оказался самым непосредственным образом причастен к основанию нашей столицы. Во всяком случае, так гласит предание (заметим, что есть и другие). Согласно этому апокрифу, по пути из Киева во Владимир князь Юрий Владимирович по прозвищу Долгорукий увидел посреди одного обширного болота огромного загадочного зверя с тремя головами и пестрой шерстью. Дружинники и спутники князя остановились в изумлении. Зверь же внезапно исчез, словно в тумане растаял. Тогда князь Юрий попросил одного из своих спутников, философа-гречанина, истолковать это явление.  Ученый гречанин отвечал: оно знаменует, что поблизости встанет «град превелик, треуголен и распространится вокруг него царство великое. А пестрота шкуры звериной значит, что сойдутся сюда люди разных племен и народов». В подтверждение своих слов философ-гречанин рассказал, что при основании Рима «в земле нашли голову человеческую, как живую, и значило это, что быть Риму главой многим градам, что и сбылось». И еще чужестранец поведал, что «когда созидали Царьград, то выполз из норы змий и в тот же миг пал на него с высоты орел и начали они биться. И присутствовавший там книгочей тогда изрек: “Будет град Константина царь другим городам, как орел – царь всем птицам, и будет он подвержен нашествиям басурман”.  Что также сбылось. Посему сбудется и явленное ныне тебе знамение». Апокриф этот свидетельствует: в окружение русских князей издавна входили ученые люди греческого происхождения.

Но перенесемся на века вперед. Присутствие «гречан» в русской столице в средние века стало столь значительно, что в 40-70-х годах  XVII века в Москве на левом берегу Яузы даже была создана особая Греческая слобода, где поселяли и беженцев, и тех, кто был взят на государеву службу. Некоторые работали переводчиками при Посольском приказе (предтече министерства иностранных дел), другие трудились над редактированием, переводом и печатанием церковных книг, третьи поступали на военную службу, четвертые выступали в роли «иностранных гостей» – оптовых купцов и торговцев. Как рассказывает в своей книге «Старая Москва» бытописатель XIX века Михаил Пыляев, «гречане» привозили в Москву дорогую посуду, изготовленные из золота и серебра и украшенные алмазами, яхонтами и изумрудами «столовые и питейные сосуды», искусно выполненные ларцы, «конские наряды» – седла, мундштуки, уздечки, чепраки «со всякими каменьями». Особо ценные вещи предназначались царице и царевнам: «венцы и зарукавники, и серьги, и перстни с разными каменьями».

Постепенно стало ясно, что «гречане», единоверцы россиян, не слишком нуждаются в собственной слободе – в отличие от Немецкой слободы, где жили не-православные. С закрытием Греческой слободы ее обитатели расселились в основном в Алексеевской, Семеновской и Мещанской слободах. Монашествующие же греки обосновались в Китай-городе, в трех монастырях – Заиконоспасском, Богоявленском и Никольском. Последний (он назывался еще Никола Старый или Николаевский) по просьбе приезжавших в Москву греческих монахов из Хиландарского монастыря, расположенного на горе Афон, был в1556 году пожалован им царем Иваном Грозным в качестве подворья для временного проживания. Следующие государи неизменно подтверждали этот указ, и подворье уже официально стало именоваться Афонским. В 1653 году царь Алексей Михайлович разрешил отправлять в церкви божественную литургию на греческом языке. А вскоре пожаловал греческим монахам из афонского Иверского монастыря Никольскую обитель «во всегдашнее владение». Это было сделано в ответ на привезенный с горы Афон дар – копию иконы Иверской Богоматери. Монастырь теперь управлялся архимандритом, которого назначал греческий патриарх. С годами подворье стало принимать не только людей воцерковленных, но и мирян – приезжавших с берегов Эгейского моря купцов и ремесленников. Это позволило западноевропейскому путешественнику Рейтенсфельсу отметить, что обитель эта «мало чем уступала греческому кварталу в Риме». Присланные из афонского монастыря священники-греки вели на родном языке все службы, в которых участвовали и приехавшие с ними певчие. Паства состояла в основном из осевших или приехавших на время в Москву «гречан», других выходцев с Балкан. Посещали службы и многие священнослужители, как приезжие, так и московские, а также простые жители Москвы.

Рождение знаменитой Академии

Подле Богоявленского монастыря находилось подворье Введенского монастыря, предназначенное в основном для приезжавших с Афона греческих монахов. В 1685 году здесь остановились прибывшие по приглашению патриарха Иоакима известные просветители-греки братья Иоанникий и Софроний Лихуды. Обладатели докторских дипломов университета Падуи в Италии, они привезли с собой множество богословских, философских и исторических книг. Им было поручено здесь же, в монастыре, незамедлительно начать занятия с группой учеников, переведенных из так называемой Типографской школы. Эта школа была создана за пять лет до того греческими монахами при Печатном дворе для подготовки мастеров книгоиздательского дела. Преподавали в ней русский иеромонах Тимофей и грек Мануил. Важнейшим предметом тут был греческий язык, столь необходимый при издании богословских книг. От учеников требовалось особое прилежание, дабы «при смотрении и правлении… были в типографии люди ученые и православные».

В конце 1685 года состоялось официальное открытие Славяно-греко-латинской академии, проект создания которой вынашивался достаточно долго. Спустя два года для нее были построены новые здания, получившие название Спасских школ. С переходом в новое помещение и после того, как в него влились все ученики греческой школы, число слушателей учебного заведения возросло до 80 человек. О составе учащихся можно судить по замечанию современника: «Инии суть священницы, иеродиакони и монаси, инии же князи, спальники, стольники и всякого чина сего царствующего града Москвы». Лихуды разделили учащихся на три ступени: нижнюю школу, среднюю и верхнюю. В первой учились читать и писать по-гречески, в средней переходили к углубленному изучению греческой грамматики. Далее шли риторика, логика, естественная философия (физика), искусство поэзии. Братья Лихуды преподавали все дисциплины, они же составляли учебники, взяв за образец пособия, использующиеся в европейских университетах. Изучению наряду с богословскими текстами подлежали произведения Аристотеля, Демокрита, Кампанеллы.  Преподавание в основном шло на греческом языке, латинскому же была отведена подсобная роль. С годами это перестало устраивать сторонников латинского образования, и в конце  1694 года братья Лихуды вынуждены  были покинуть Академию.

Новый царь, Петр I, взявший курс на европейское просвещение, повелевает «завесть в Академии учения латинския». Это отразилось и в ее названии: она стала Славяно-латинской. И все же Софроний Лихуд не оставлял попыток продолжать внедрение его родного языка. В 1707 году он формирует в Москве небольшую греческую школу, которая в конце концов вливается в Академию. В 1725 году школу размещают в одном здании с Академией, а год спустя она входит в состав Академии на правах факультета. В 1738 году в Академии восстанавливается преподавание греческого. Оба брата внесли свой вклад и в редактирование славянского перевода Библии. А Иоанникию было оказано особое доверие: он был назначен послом России в Венеции, где прослужил четыре года... Позволявшая получить широкое общее образование Славяно-греко-латинская академия стала важнейшим учебным заведением России. Из ее стен вышло немало тех, кто составил славу России: ученый-энциклопедист Михаил Ломоносов, выдающийся математик Леонтий Магницкий, поэт и дипломат Антиох Кантемир, первый русский доктор медицины Петр Постников, один из основоположников русского классицизма архитектор Василий Баженов. Кстати, почерпнутые в Академии знания помогли Михаилу Ломоносову при создании труда по ораторскому искусству: опубликованные им отрывки из «Илиады» Гомера были переведены им самим с греческого и впервые представлены русской аудитории.

Проект императрицы

Следующий приток греков на южные окраины России был вызван тремя русско-турецкими войнами конца XVIII – начала XIX века, особенно войной 1768-1774 годов. Во всех них на стороне России участвовали добровольческие части, составленные из греков. После завершения вооруженных конфликтов тысячи греческих военнослужащих вместе с их семьями были приняты Россией в рамках заключенного с османами договора. Из тех, кто изъявил желание и дальше служить под русским флагом, был сформирован Балаклавский греческий батальон, охранявший южные и юго-восточные районы Крыма. Вслед за военными из разных районов Османской империи потянулись вполне мирные жители греческого происхождения, чувствовавшие себя неуютно в мусульманском окружении.

Поток переселенцев-греков особенно расширился после того, как в 1775 году Екатериной II им были пожалованы немалые привилегии. В частности, в течение тридцати лет они освобождались от рекрутской повинности и необходимости платить подати. Новые иммигранты пополняли уже существовавшие поселения в районе Керчи и Еникале, оседали и в Херсоне и, особенно, в Таганроге, куда их пригласил губернатор Новороссийского края светлейший князь Таврический Григорий Потемкин, обещая немалые льготы. Новые жители Таганрога не сидели, сложа руки – их трудами были выстроены фабрики, жилые дома, в предместьях были разбиты сады. Преобразился и сам порт. Нашлись и умелые корабелы, строившие современные суда.

Важное событие в истории греческой иммиграции произошло в 1779 году. По распоряжению императрицы Екатерины II значительная часть греческого населения Крыма была переселена в Азовскую губернию. Снявшись со своих мест, на подводах и телегах люди двинулись на север. Их путь лежал через весь Крым, затем – Перекопский перешеек и далее на север, вплоть до Екатеринослава. Кто-то обосновывался там, другие двигались на восток, к Бахмуту, но основной части переселенцев предстояло повернуть на юг, к побережью Азовского моря. Здесь на новых, только что перешедших к России от османов необжитых землях «новым колонистам», как их стали именовать, предстояло основать большое поселение. Так родился портовый и промышленный город, названный Мариуполем, о котором чуть ниже.

Чем же руководствовалась императрица? Для освоения богатых новообретенных, но пустынных земель, требовалось много рабочих рук, отмечает современный исследователь Г. Арш. А среди греков были и землепашцы, и ремесленники, и кораблестроители, и мореходы. Однако, по мнению этого историка, в еще большей степени Екатерина руководствовалась политическими планами, а именно осуществлением так называемого «Греческого проекта». Согласно автору идеи всесильному Григорию Потемкину, планировалось вытеснение турок с территории Европы и формирование греческой империи во главе с внуком Екатерины Великой. Путем предоставления льгот и тем более обширных земельных территорий греческой диаспоре в России императрица надеялась обрести в ней прочную опору и поддержку в дальнейших шагах. Есть и иные объяснения екатерининскому проекту перемещения греков из Крыма. По мнению составителя и редактора академического исследования «Греки России и Украины» Ю. Ивановой, целью было не только заселить и обжить новые территории, но и подорвать экономические основы Крымского ханства. Греки и переселенные вместе с ними крымские армяне и грузины представляли наиболее активную в хозяйственном плане часть населения. (Это, возможно, ускорило окончательное присоединение Крыма к России, что произошло спустя уже четыре года после этого переселения). Крымский хан Гирей отдавал себе отчет в уроне, который ему наносился и даже попытался противодействовать уходу христианского населения. Русскому правительству пришлось пойти на солидную денежную компенсацию хану и подтвердить, что освободившиеся земли переходят в его владение. Само перемещение людей, действительно сопряженное с немалыми тяготами и лишениями, у разных историков нашло различное толкование. Одни считали, что в итоге переселенцы оказывались в куда более благоприятных условиях, чем прежде. По мнению других, для мигрантов оно оказалось пагубным, а их жертвы не оправданными.

Первостроители Мариуполя и Одессы

И все же, какой бы высокой ни была цена, результаты оказались исключительно весомыми. Бескрайние степные просторы постепенно осваивались. Греки-селяне с помощью волов и лошадей распахивали земли, сеяли просо, ячмень, пшеницу. Приезжие разбивали сады и виноградники, нашли применение своим традиционным навыкам специалисты по выращиванию табака. Особенно же успешно развивалось скотоводство, в первую очередь – разведение овец. Но самым заметным достижением стало основание на берегу Азовского моря нового города-порта, получившего имя Мариуполь.

Формально там было и прежде небольшое поселение, но перед прибытием мигрантов немногочисленных жителей переместили в другие места, а строить жилье, фабрики, торговые заведения и портовые сооружения пришлось переселенцам-грекам. Есть несколько версий происхождения названия города. Наиболее вероятной считается наименование его в честь супруги будущего императора Павла I – Марии Федоровны. Окончание же «поль», производное от греческого «полис» (город), как и в других случаях (Симферополь, Севастополь), по мнению Ю.Ивановой, «отражало стремление Екатерины II и ее окружения связать территориальные присоединения с возрождением в Северном Причерноморье традиций античности, что соответствовало так называемому «Греческому проекту» императрицы…» После того, как в районе Мариуполя возникло немало сел, основанных греческими мигрантами как свободными (не-крепостными) крестьянами, изменилось существовавшее прежде территориальное деление: было официально объявлено о создании Мариупольского уезда. Впоследствии, на протяжении более полувека уезд существовал как особый греческий округ. Городу был придан статус порто-франко, который разрешал беспошлинный ввоз и вывоз иностранных товаров. По решению императрицы в Мариуполе был создан выборный орган самоуправления – Греческий суд. Он регулировал правовые и хозяйственные отношения, выполнял правоохранительные и судебные функции. С годами Мариуполь стал важным торговым и промышленным центром. Через него шел вывоз российской пшеницы, ввозились же по большей части греческие вина и сухофрукты. В городе работали мукомольные и кожевенные фабрики, кирпичные и черепичные заводы, предприятия по обработке рыбы и изготовлению сельскохозяйственного инструментария.

Реформы, начавшиеся в конце 50-х годов XIX века, и особенно отмена крепостного права, благотворно повлияли на жизнь в Новороссии и, в частности, в Мариуполе и прилегающих к нему селах. Здесь было дозволено проживание людям негреческого происхождения. Льготы же для греков отменялись, изменилась система управления, многие функции Греческого суда были переданы традиционным для страны полицейским и судебным органам. В Мариуполе и во всем округе начался подъем экономики. Заработала товарная биржа. Еще больше выросла роль порта в жизни юга России. В Мариуполе оживилась и общественная жизнь. По инициативе греческого журналиста и преподавателя, выпускника Петербургского университета Феоктиста Хартахая здесь открыли сначала две четырехгодичных прогимназии, а затем мужскую и женскую гимназии. Впоследствии число учебных заведений постоянно росло. Учащимся прививали уважение к греческой и русской культуре, любовь к родному краю, обустроенному их родителями и дедами.

Не только Мариуполь, но и такой куда более известный город, как Одесса, обязан своим рождением в значительной мере греческим мигрантам. Они были в числе первостроителей Одессы, основанной в 1794 году на земле, приобретенной Россией по итогам победоносной войны с Турцией 1787-1791 годов. Сюда тогда пришли многие греческие добровольцы, сражавшиеся в составе русской армии. Екатерина II подписала специальное положение о привлечении с островов Эгейского моря и из «других заграничных мест» греческих переселенцев. Им было обещано казенное жилье, десятилетнее освобождение от налогов и повинностей, всяческая помощь при переезде, пособия на обустройство, защита «от притеснений». Переведенный на греческий язык, документ был распространен и в Турции. Уже в 1795 году каждый десятый житель нового портового города был греческого происхождения. В дальнейшем, правда, благодаря притоку людей других национальностей процент греков сокращался. Однако их роль в жизни города неизменно была заметной. Так, выходцы из Эллады доминировали в торговле, в первую очередь зерном, экспортный поток которого неизменно возрастал. Их традиционная предприимчивость и деловая хватка не только позволили им добиться личного успеха и положения в обществе, но и внесли существенный вклад в становление Одессы как важнейшего черноморского порта Российской империи. Их торговые компании имели свои представительства в крупнейших городах Европы, Азии и Африки. Разумеется, в численном отношении процветающие купцы и банкиры уступали своим соотечественникам, занимающимся ремеслами и мелкой торговлей. Авторитетно заявили о себе умелые кораблестроители. Уважением среди жителей пользовалось каменщики и плотники, чей труд в растущем городе находил постоянный спрос. Своей продукцией славились хлебопеки и кондитеры, постоянной клиентурой обзавелись сапожники и портные.

К уже упомянутым центрам обитания греческой диаспоры в Российской империи следует добавить еще целый ряд других: Нежин, Херсон, Николаев, Таганрог, Ростов-на-Дону, Измаил в Бессарабии, некоторые районы Грузии. Вновь сформировалась община в Крыму. К этому подталкивала и Екатерина Великая, почувствовавшая опасность нехватки подданных-христиан на новообретенных землях полуострова.  Назад вернулись кое-кто из переселенных оттуда в район Мариуполя. Последовала новая волна иммигрантов из Малой Азии. Она особенно усилилась после победного для России окончания в 1812 году цикла войн с Турцией. В них на стороне России участвовали и греческие части, что после поражения османов обострило гонения на них как в самой Турции, так и на подвластных ей территориях.

Волны миграции

На протяжении XIX – начала XX века иммиграция продолжалась волнообразно. Так, во время  войны греков за свою независимость (1821-1829 годы) сошел на нет выезд из Греции, зато резко возрос их отъезд из Османской империи, где их рассматривали как врагов или сочувствующим им. В известной степени для этого имелись основания. Созданная в 1814 году в Одессе греками-патриотами организация «Филики Этерия», ставившая целью вырвать любимую Элладу из-под гнета турок, спустя четыре года распространила свою деятельность и на территорию Османской империи. Здесь, как в России и самой Греции, шла вербовка добровольцев, готовых сражаться с угнетателями. Руководил «Филики Этерия» прославленный российский генерал, грек по происхождению Александр Ипсиланти. Вынужденное признание независимой Греции Турцией после ее поражения в очередной войне с Россией 1828-1829 годов, лишь усилило гонения против греческого меньшинства. Это подстегивало многих к отъезду, в том числе и в Россию. Впоследствии куда более масштабная война  – Первая мировая приведет уже к массовому бегству греков из Малой Азии. В Османской империи их, как и армян, и других христиан, стали открыто называть «шпионами» и «врагами». Развернулась массовая резня, жертвами которой наряду с армянами стали и греки. Готовая дать им приют Россия приняла тогда не один десяток тысяч греческих беженцев.

Новый приток переселенцев-греков произошел в русле решений Лозаннского мирного договора 1923 года, предусматривавшего, в частности, возможность взаимного обмена лиц турецкого и греческого происхождения. Многие греки тогда осели на Кавказе, пополнив уже существовавшие там общины. Последний заметный виток греческой иммиграции произошел в 1949 году. Свыше десяти тысяч участников начавшейся в 1946 году гражданской войны в Греции после поражения армии ЭЛАС вынуждены были покинуть родные края и перебраться в СССР.

Оценки общей численности греческой диаспоры в Советской России существенно разнятся. Согласно переписи 1920 года, она не достигала 74 тысяч человек. Спустя шесть лет перепись дала цифру в 213,8 тысячи. В то же время появлялись и радикально иные оценки. Греческие этнографы называли цифру в 700 тысяч. А орган советского Наркомата по делам национальностей в одной из статей 1921 года утверждал, что греков здесь насчитывается не менее миллиона. По некоторым данным, греков было еще больше – до полутора миллионов. А вот Всероссийская перепись 2002 года свидетельствует: ныне в нашей стране проживает менее ста тысяч греков, точнее 98. Конечно, определенная часть «советских» греков осталась на Украине и в Грузии (хотя не так много: перепись 1979 года насчитала их во всем СССР 104,1 тысячи).

Однако в значительной мере резкое сокращение греческого населения объясняется драматическими событиями конца 30-х годов, с их репрессиями, а затем 1944-49 годов, когда греки подвергались насильственному и жесткому переселению из Крыма, Абхазии, Аджарии, с Северного Кавказа в Казахстан, Среднюю Азию, Сибирь и на Урал. Согласно воззрениям Сталина, советские греки входили в число тех народов, которые представляли собой «текучую национальную группу», то есть не имели закрепленной за ними территории. Такие народы с легкостью перебрасывали с места на место, руководствуясь сиюминутными интересами государства, как они понимались самим вождем и его окружением.

В ходе осуществления депортаций немало людей погибло, не выдержав тягот переезда и отсутствия нормальных условий для жизни в непривычных и необжитых местах. Многие другие ассимилировались. Третьи любыми способами старались скрыть свою «вредную» в глазах «отца народов» (в том числе, видимо, и греческого) национальность. Память о тех временах подтолкнула многих к переселению на историческую родину, когда появилась такая возможность.

И в заключение: сегодня в России греки компактно проживают в Ставропольском и Краснодарском краях, в Северной Осетии и Адыгее. Сохранились небольшие греческие «островки» в местах их принудительного переселения – в Забайкалье, на Урале, в Якутии. Большинство сохраняют свою традиционную культуру, в том числе языковую. И помнят о глубоких корнях, пущенных их предками на русских землях.



Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: