Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Сообщающиеся сосуды культуры

Непобедимый флотоводец

Благодаря российскому адмиралу Федору Федоровичу Ушакову на земле Эллады появилась Республика Ионических островов, ставшая прообразом независимой Греции.

Последние годы XVIII века были очень тревожными для только что вступившего на трон Павла I. Невероятную активность развила наполеоновская Франция, грозя вторгнуться в Черное море. Традиционно непростыми были отношения с извечным противником – Турцией. Однако интересы последней неожиданно совпали с российскими – в виду угрозы, которую несли французы балканским владениям Турции. С ней был заключен неожиданный для многих военный альянс, направленный против Наполеона. В 1797 году тот отбил у венецианцев группу Ионических островов (Ионию) у западного побережья Греции. Умелый стратег, Бонапарт рассматривал эти острова как отправную точку для дальнейшего натиска на восток. Для его замыслов они были, по его же словам, «важнее, чем вся Италия». Россия стремилась остановить французов на дальних подступах к своим границам.

Под командованием Ушак-паши

На острие военных действий оказалась эскадра под командованием Федора Ушакова, не проигравшего до того ни одной морской баталии. Его авторитет был столь высок, что османский султан Селим III отдал под его командование солидную эскадру из четырех линейных кораблей, десяти фрегатов и корветов и нескольких десятков малых судов. При этом предписал своему флотоводцу Кадир-бею неукоснительно выполнять распоряжения недавнего успешного противника – «Ушак-паши», как его стали называть в Османской империи. Российский адмирал добился от турок также обещания снабжать объединенный флот продовольствием и необходимыми для ремонта материалами. А вот осмотр кораблей нового союзника оставил у него двойственное впечатление. С технической стороны суда были вполне современными, за исключением парусов, которые были «бумажными». Да и матросы были крайне плохо обученными. И если в численном отношении флот турок превосходил российский, то по боевой мощи и выучке экипажей сравнения не выдерживал. Как бы то ни было, но объединенная эскадра двинулась в сторону Ионического моря.

В конце сентября 1798 года эскадра подошла к острову Цериго – самому южному в Ионическом архипелаге. Здесь проявились не только флотоводческие, но и дипломатические, и чисто человеческие качества Федора Федоровича. Разработав план штурма крепостных сооружений на острове, он поручил его осуществление командиру одного из судов. При этом наставлял того заручиться поддержкой единоверцев-греков. Сам же подготовил воззвание к жителям этого и других островов. Это подняло дух местного греческого населения, которое и так воспринимало появление русских как надежду на избавление от оккупационного режима французов. Те не только лишили их практически всех прав и задавили налогами, но даже оскверняли православные храмы. Довольно быстро сопротивление французов было сломлено, и Ушаков своим указом объявил жителям: на Цериго вводится самоуправление. 

Следующей «остановкой» флотилии был остров Занте. Береговая артиллерия французов попыталась начать обстрел подошедших кораблей, однако точные ответные попадания заставили ее замолчать. Теперь предстоял штурм крепости, где укрылся французский гарнизон. Но для начала надо было подойти поближе к берегу и высадить десант. Турецкой его частью было поручено командовать лейтенанту Егору Метаксе – русскому офицеру греческого происхождения. Кстати, на кораблях Ушакова служило еще немало офицеров-греков, в том числе командиры двух кораблей. Жители Занте с радостью встречали русских моряков. Однако насторожились, увидев вооруженных турецких военных. И только поняв, что ими командует соотечественник, успокоились и даже стали на руках переносить моряков с их десантных шлюпок по мелководью на берег. Более того, жители острова вызвались с оружием в руках принять участие в штурме крепости. Впрочем, этого не потребовалось: французы капитулировали. Адмирал Ушаков поставил им жесткое условие: вернуть жителям все награбленное. Благородство было проявлено и к французам. Российские моряки с немалым трудом уберегли пленных от ярости жителей острова, отправив французов на свои корабли. А вот опыт передачи власти местному населению, опробованный на Цериго, здесь сперва не подошел. Опасаясь последующего захвата острова османами, жители Занте настойчиво требовали, чтобы его приняла «под свою руку» Россия. В разных частях острова они даже вывесили российские флаги. И адмиралу стоило немалых сил, чтобы в жарких дискуссиях довести до их сознания мысль о том, что русские – не очередные завоеватели, а, наоборот, освободители. Для обеспечения безопасности жителей и поддержания порядка Ушаков все же оставил тут маленький гарнизон. Так он поступал и в дальнейшем.

Между тем энтузиазм жителей Занте передался их соотечественникам на других островах, готовым выступить вместе с россиянами. Для того чтобы, используя этот порыв, ускорить изгнание французов, русский и турецкий адмиралы решили разделить эскадру на три отряда. При этом во главе каждого стоял российский командир. Одна группа направлялась к острову Святой Мавры, другая к Кефаллонии, третьей предписывалось блокировать главный форпост французов – остров Корфу (Керкиру). Расчет на поддержку греков оказался верен. Десант на  Кефаллонии был встречен полутысячным местным вооруженным ополчением. С его помощью обошлось без большой крови: французы почли за благо сдаться в плен, тем более что их безопасность обеспечивали русские моряки, которые быстро увезли их на корабли. Когда на берег спустился Федор Ушаков, радости кефаллонцев не было границ. Здесь, как и ранее, он объявил о введения самоуправления.

А вот на Святой Мавре развернулись настоящие боевые действия, длившиеся две недели. В них плечом к плечу с освободителями храбро сражалось местное ополчение. Укрывшиеся в мощной крепости французы вели ожесточенную артиллерийскую перестрелку с канонирами объединенных сил. В итоге над крепостью взвились российский и турецкий флаги. Хотя последний у многих греков вызвал неприятное чувство. Часть военнослужащих-османов начала повальные грабежи и насилия в отношении местных жителей. Пришлось вмешаться самому Ушакову. Задержанных «освободителей» он препроводил к Кадыр-бею вместе с гневным сопроводительным письмом. Оставив часть сил на этом острове, адмирал двинулся в сторону Корфу.

«Зачем я не был при Корфу?»

Здесь Ушаков столкнулся с целой серией практически непреодолимых трудностей. Во-первых, и без того мощная крепость была значительно укреплена солдатами Бонапарта, который видел остров в качестве главной базы для своих войск – и морских, и сухопутных. Во-вторых, дополнительным прикрытием служил находящийся менее чем в километре от Корфу и также превращенный в крепость остров Видо. У островов к тому же базировались французские военные корабли. Для прорыва сквозь защитные валы, многочисленные фортификационные сооружения и штурма крепостей Корфу, готовых изрыгнуть огонь из сотен орудий, требовались специально обученные солдаты в количестве, превышающем весь наличный состав эскадры. И это было третьей проблемой. Но еще встала проблема со снабжением провиантом, которого катастрофически не хватало. А резко ухудшившаяся погода (шел уже ноябрь) подтачивала силы моряков.

Но у российского адмирала никогда не опускались руки перед трудностями. С помощью дорогих подарков и посулов он добивается от паши, правившего в прилегающей к морю области на Балканах и находящегося в подчинении султана, присылки пополнения. Дожидается подхода всех кораблей, оставшихся подле ранее освобожденных островов, и нескольких судов из Севастополя. Но главное, выбирает стратегию операции, готовя первый удар по острову-крепости Видо. При этом специально обучает штурмовым действиям часть экипажей своих кораблей. И очень рассчитывает на мужество и сноровку специально привезенных для подобной операции морских гренадер. Новый род войск был создан при Петре Великом, и морские пехотинцы уже не раз показали себя в сложнейших  ситуациях. Как и прежде, адмирал приветствует поддержку греческого населения, заявившего о своей готовности сражаться с французами. Помощи ждать больше не от кого, и Ушаков объявляет о грядущем штурме Видо.

Определив маршруты для всех судов, Ушаков предписал меткой и массированной стрельбой подавить все имеющиеся на острове батареи, после чего приступить к десантированию на берег. Сказалась выучка и мастерство русских канониров, блистательно выполнивших указание командующего. В середине февраля был начат штурм Видо и параллельно мощный артобстрел фортификаций Корфу. Заблаговременно на главном острове были устроены позиции для батарей, с кораблей доставлены орудия. Одновременно шли баталии на воде, где успех сопутствовал флоту союзников, в первую очередь благодаря знанию маневра русскими военными моряками. Кораблям Кадир-бея по большей части поручалось находиться во второй линии и вести обстрел через российские суда. Однако после захвата укреплений турки, включенные в десант, стали со зверской жестокостью расправляться с плененными французами. Одному за другим они отрезали головы своими ятаганами. За каждую они получали от своего начальства мзду. Ушаков потребовал от Кадир-бея положить конец зверству, но спасти французов смогли лишь русские, оттеснив турок и позволив пленным погрузиться на суда.

Тем временем начался генеральный штурм фортов Корфу. Причем без поддержки воинства, которое прислал паша: оно перед штурмом попросту разбежалось. Пришлось снимать остатки экипажей с кораблей и бросать их в бой. Были захвачены первые форты, орудия которых теперь стали бить по главной крепости, где засел французский гарнизон. В ответ извергалось масса ядер, летела картечь, свистели пули. Однако это не останавливало атакующих. Вылазки французов из крепости кончались для них печально, раненых и убитых у них становилось все больше, и в итоге, не выдержав яростного обстрела, трехтысячный гарнизон запросил капитуляцию. Когда на землю Корфу ступил российский адмирал, местные жители встретили его рукоплесканиями. «Радость греков была неописуема», – свидетельствовал очевидец.

Своими действиями Федор Ушаков навсегда вписал собственное имя в военную историю: до него мощнейшие бастионы на суше никому и в голову не приходило брать с помощью одного только флота, без поддержки сухопутных сил. Да еще в такие сжатые сроки – каких-то три месяца. Морская осада прежде, бывало, длилась годами. Первым оценил уникальное искусство адмирала непререкаемый авторитет в военном деле – Александр Суворов. Находясь со своими войсками в северной части Италии, он прислал Ушакову приветствие, в котором были такие слова: «Ура! Русскому флоту!.. Я теперь говорю самому себе: зачем не был я при Корфу, хотя мичманом!».

Когда же отгремели залпы мортир и пушек-единорогов, Федору Ушакову вновь пришлось заняться дипломатией и политикой. Отстаивая интересы России в Средиземноморье, он заботился и о благоденствии освобожденных его флотом жителей Ионии. По его словам, он стремился к тому, чтобы здесь восторжествовали «мир, согласие, тишина и спокойствие». Он призывал к прекращению борьбы между разными группами населения, представителями разных сословий. Ушаков лично участвовал в разработке проекта организации структуры власти Республики Ионических островов. Вскоре ее стали именовать Республикой Семи Соединенных Островов. На каждом острове путем выборов (в которых участвовали не только дворяне, но и наиболее уважаемые представители нарождающейся буржуазии) формировался генеральный совет, который избирал депутатов Большого совета (сената) республики. И если формально республика подпадала под протекторат России и Турции, то в делах внутренних сохраняла свободу действий в рамках принятой конституции. Для России это был хороший плацдарм для проведения политики в этом районе Средиземноморья, организации торговли на Балканах. Важным моментом было благорасположение граждан республики по отношению к своим освободителям. (Жители Корфу, например, преподнесли флотоводцу в знак особой признательности меч, украшенный алмазами, на котором значилось «Остров Корфу – адмиралу Ушакову».)

Такое положение в Ионии сохранялось на протяжении семи лет вплоть до заключения Тильзитского мира между Александром I и Наполеоном и присоединения России к Континентальной блокаде, направленной против Англии. По этому договору Ионические острова возвращались Франции. Ни о каком самоуправлении тут уже речь не шла. Однако для греков Ионическая республика осталась прообразом независимой Греции. Память о независимой Ионии помогала им в долгой борьбе за свою свободу.

«Особливое мужество и искусство»

Легендарная виктория у Ионических островов стала пиком военно-морской карьеры Федора Ушакова. А начиналось все с того, что родившийся в далекой мордовской деревне Алексеевка, в семье мелкопоместных дворян отрок Федор часами мог слушать рассказы соседа, служившего когда-то на флоте канониром. Морская романтика – все эти бом-брам-стеньги, галсы и гюйсы, фрегаты и корветы, штормы и шквалы – совпадала со стремлением испытать себя серьезной службой. А таковой виделась служба на военных кораблях. Парень и в своей деревне стремился испытать собственные способности в преодолении опасности. Для того не раз со взрослыми хаживал на медведя. Не забывал он и учебы. Во всяком случае, когда в 1761 году 16-летний юноша выразил желание стать кадетом Морского корпуса, уровень его подготовки оказался вполне достаточным. Да и спустя пять лет по итогам учебы он вошел в пятерку лучших выпускников и получил первый офицерский чин. Кадетов не только учили теории, но и прививали практические навыки, отправляя в короткие плавания. Теперь же ему предстояла настоящая служба на Балтике. Здесь он набирался опыта, участвуя в более дальних морских походах.

В 1768 году его откомандировывают в Азовско-Донскую флотилию, где он становится лейтенантом. Ему доверяют командование небольшими судами: все уже знают, что молодой офицер относится к обязанностям с неизменной ответственностью. 1775 год: перевод в Санкт-Петербург, где его производят в капитан-лейтенанты и отправляют с важным заданием – участвовать в переброске трех фрегатов с Балтики в Черное море. Возникла проблема с проходом через контролируемые османами проливы, и в Кронштадт он попадет лишь спустя четыре года. Все это время он будет плавать по Средиземному морю с разными заданиями. Следующая ступень – командование кораблем «Георгий Победоносец». На его беду в 1780 году понадобился толковый командир придворных яхт, ходивших по Неве. Но насколько он был уже опытным моряком, настолько же не ориентировался в придворном политесе, да и претила ему эта необходимость быть вечно улыбчивым и угодливым. Тонкий психолог, императрица Екатерина Великая, познакомившись с ним на яхте, прекрасно это поняла. Ее слов «Ушаков слишком хорош для императорской яхты. Ему командовать боевым линейным кораблем» было достаточно, чтобы  он стал командиром многопушечного корабля «Виктор». На нем он совершил поход от Балтийского до Средиземного моря, где охранял торговые суда. Затем новый чин – капитан II ранга и должность командира фрегата.

В 1783 году его опять переводят на Черное море, в недавно построенный порт Херсон. Он прибывает с командой в 700 человек, чтобы организовать постройку кораблей. Однако здесь его ждет особое испытание: в городе чума. И тут проявился его талант организатора. Он строит бараки в степи, подальше от скопления людей. Команду разбивает на артели, имеющие собственную палатку, и запрещает общение между этими группами. Больных лечили в отдельной палатке, а не посылали в общие лечебницы. За спасение людей и организацию борьбы с эпидемией он был награжден орденом и произведен в капитаны I ранга. Боевое же крещение состоялось летом 1788 года. Началась очередная русско-турецкая война, и эскадра российских кораблей вышла из Севастополя. У черноморского острова Фидониси она встретилась с турецкой эскадрой Гассан-паши. У противника было вдвое больше кораблей и втрое больше пушек, к тому же он первым начал боевые действия. Командовавший авангардом эскадры Ушаков повел свои суда в обход головных судов противника, чтобы оказаться с наветренной стороны. Это позволяло и быстрее перемещаться, и лучше целить в неприятеля, которому мешал дым собственных орудий, а также поставить его «в два огня», то есть позволить остальным российским кораблям обстреливать противника и с другой стороны. В итоге – полная виктория, новый орден и чин контр-адмирала. А дальше победы следовали одна за другой.

В августе 1790 года Ушаков со своей эскадрой подле острова Тендра наткнулся на эскадру турецкую. Без перестроения из походного в боевой порядок, он нанес неприятелю тяжелый урон. Были потоплены два линейных и несколько вспомогательных кораблей, уничтожено более двух тысяч военных моряков, сотни были взяты в плен. Новая высокая награда и лестный отзыв всемогущего Потемкина: «Наши, благодаря Бога, такого перца задали туркам, что любо. Спасибо Федору Федоровичу!» Новая победа над турками последовала спустя год. В баталии у мыса Калиакрия он занял позицию между неприятелем и береговой линией и атаковал его опять же с наветренной стороны. Спасая остатки эскадры, турки ринулись к родному Босфору. Обращаясь к флотоводцу, Екатерина Великая подчеркнула, что эта «знаменитая победа» служит новым доказательством его «особливого мужества и искусства». Последовала высокая награда – орден святого Александра Невского, а вскоре и очередное звание – вице-адмирал.

Вот с таким багажом он пришел к пику своей карьеры, когда его корабли штурмовали неприступные бастионы. После нее он стал полным адмиралом, получил новые награды, в том числе от турецкого султана и неаполитанского короля. Он еще повоюет, когда его корабли перебросят к итальянским берегам. Им будет освобождено несколько городов, включая Неаполь. Его моряки промаршируют и по римским камням. Однако в Петербурге произошли большие перемены: трон перешел к Александру I, считавшему стремление России к господству на море непозволительной роскошью. Прославленного флотоводца назначали на второстепенные, весьма для него оскорбительные должности, явно намекая на желательность его отставки. Что он и сделал в 1807 году, уехав в свое имение в Тамбовской губернии.

Перед этим он написал записку, где подводил итог своего служения России. Федор Федорович имел полное право указать, что в морских сражениях, где он командовал эскадрами, ни один корабль не был потоплен противником, ни один из русских моряков не попал в плен к врагу…

В отсутствие семьи, которую он так и не успел создать, жил последние годы отшельником, щедро жертвуя на лечение военных инвалидов. Скончался он в 1817 году.

* * *

Память о славном флотоводце жива. В годы Великой Отечественной войны были учреждены орден двух степеней и медаль Ушакова. Его имя увековечено в названии боевых кораблей и на географических картах. Есть даже астероид Ушакова. Имя флотоводца носят улицы в нескольких городах. В Москве – это Бульвар адмирала Ушакова, то же название у станции метрополитена. В 2001 году решением комиссии по канонизации Русской православной церкви он был причислен к лику местночтимых святых Саранской епархии. Спустя три года канонизирован в общецерковном масштабе как воплощение воинской доблести, как пример служения отечеству и христианской вере.

Впервые в истории христианства в лике святых прославлен флотоводец.

Не забыто имя российского флотоводца и в Греции. Регулярно проводятся Дни памяти адмирала Федора Ушакова. Несколько лет назад в ходе таких Дней у Новой крепости Керкиры (Корфу) была торжественно открыта мемориальная композиция из мрамора и бронзы. Архиепископ Мордовский и Саранский Варсонофий, освящавший памятник, передал представителям греческого духовенства для местного храма ценный дар – икону святого праведного воина Федора (Ушакова). Многие прихожане теперь обращаются к нему за защитой, помощью и содействием. Федор Федорович так много сделал для жителей Ионии при жизни. Наверняка не оставит их и сейчас.



Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: