Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Течению наперекор

Глава 12. Гипотеза

Лев Остерман - Течению наперекор

Теперь можно вернуться к нашим диссидентам. Еще задолго до Хельсинкского соглашения борьбу за права человека в СССР начал созданный в ноябре 70-го года Сахаровым, Твердохлебовым, Чалидзе и др. «Комитет по правам человека в СССР». С мая 76-го года его функции взяла на себя «Группа содействия выполнению хельсинкского соглашения (Орлов, Марченко, Григоренко, Щаранский и др.). Подпись Брежнева под хельсинкским актом создавала для них выгодную ситуацию — защитников подписи главы государства. Власти не могли долго терпеть такое положение дел. В 78-м году 23 участника группы Орлова были арестованы. Семеро из них были высланы из Союза.

Теперь вернемся немного назад и продолжим хронологию событий, происходивших внутри страны.

70-й год. Разгром редакции «Нового мира» — журнала, ставшего рупором правозащитного движения. В следующем году умер и его главный редактор Александр Трифонович Твардовский.

71-й год. В «самиздате» появляется «Письмо руководителям партии и правительства», подписанное Сахаровым, Турчиным и Р. Медведевым. К его анализу я обращусь позднее.

73-й год. За рубежом напечатан «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына — капитальный труд, представивший миру кошмарную картину советских концентрационных лагерей. В них, наряду с уголовниками, отправляли и активных противников существующего режима — «политических». К этому времени уже набрал силу «тамиздат» — доставка в Россию всевозможными нелегальными путями антиправительственной или просто запрещенной литературы, изданной за границей. «Архипелаг ГУЛАГ» быстро дошел до читателей в СССР.

74-й год, февраль. Не решаясь арестовать Солженицына («Архипелаг» уже известен всему миру), его высылают из страны. В том же году из СССР уезжают Бродский, Максимов и отбывший срок тюремного заключения Синявский.

74-й год. Сахарову присуждена Нобелевская премия мира. Он отказывается ехать получать ее в Норвегию, так как опасается, что ему не позволят возвратиться в СССР. После этого начинается открытая травля Сахарова в печати. В частности, появляется осуждающее его деятельность письмо, подписанное семьюдесятью двумя виднейшими академиками. Среди них нет Капицы, но к моему огорчению и удивлению, есть подпись Энгельгардта. Огорчение понятно, а удивление связано вот с каким эпизодом.

В начале июня 70-го года я случайно узнал от секретарши нашего директора, что к нему должен приехать Сахаров. Я не мог удержаться от соблазна его увидеть. Спустился вниз, на улицу. Вскоре подъехало такси. Из него вышел очень просто одетый человек (мне почему-то бросились в глаза обыкновенные сандалии на его ногах). Высокий, стройный, лысоватый, но с молодым, явно умным и очень располагающим к себе лицом. Пошел ко входу в Институт. Не очень уверенный в том, что это Сахаров, я последовал за ним. Когда он назвал себя вахтеру, я предложил Сахарову проводить его в кабинет Владимира Александровича. В лифте не удержался и попросил разрешения пожать ему руку. Мотивировать просьбу не было нужды. Сахаров понял, улыбнулся. Мы обменялись крепким рукопожатием…

Причину визита я узнал позднее. В конце мая в Обнинске милиция явилась на квартиру к Жоресу Медведеву — биологу, автору книги, разоблачавшей невежество и деспотизм Лысенко. Хозяина квартиры не арестовали, но настоятельно попросили поехать с ними и отвезли в Калугу, в психбольницу, очевидно, для «экспертизы», которая неминуемо закончилась бы принудительным помещением Медведева в «психушку». Сахаров приезжал просить помощи у Энгельгардта. Как действительный член Академии медицинских наук, Владимир Александрович имел право присутствовать на любой экспертизе. Он тотчас поехал в Калугу. В его присутствии местные эксперты вынуждены были признать Жореса Медведева вполне здоровым…

И вот теперь эта подпись?! Много лет спустя после смерти Энгельгардта я узнал подоплеку этого злополучного письма. Правительство потребовало от Академии наук лишить Сахарова звания академика. Требование противозаконное, так как по уставу Академии еще со времен ее основательницы, княгини Дашковой, академиками избирают пожизненно. Президент Академии нашел в себе мужество отказаться от постановки этого вопроса на общее собрание Академии. Дело закончилось компромиссом в виде опубликования письма с осуждением. При сборе подписей по отношению к директорам академических Институтов был использован шантаж — угроза ликвидации этих Институтов…

77—79-й годы. Массовые аресты и осуждения активистов движения правозащитников.

80-й год. Высылка Сахарова в «закрытый» город Горький. В отличие от Академии наук, Президиум Верховного Совета СССР лишил его всех правительственных наград, в том числе трижды присвоенного звания Героя Социалистического Труда. А также всех званий лауреата всевозможных государственных премий.

Сейчас, я полагаю, уместно представить в очень кратких выдержках содержание двух писем Сахарова. Я вынес их из хронологии — мысли и предвидения великого ума всегда выходят далеко за рамки его времени.

Первое письмо «Размышления о прогрессе…» датировано июнем 1968 года. В нем 16 страниц машинописного текста — через один интервал. Начинается оно формулировкой двух основных тезисов. Цитирую их:

«1. Разобщенность человечества угрожает ему гибелью. Цивилизации грозит: всеобщая термоядерная война, катастрофический голод для большей части человечества, оглупление в дурмане «массовой культуры» и в тисках бюрократизированного догматизма; распространение массовых мифов, бросающих целые народы и континенты во власть жестоких и коварных демагогов; гибель и вырождение от непредвиденных результатов быстрых изменений условий существования на планете.

Перед лицом опасности любое действие, увеличивающее разобщенность человечества, любая проповедь несовместимости (не экстремистских) идеологий и наций — безумие, преступление. Лишь всемирное сотрудничество в условиях интеллектуальной свободы, высоких нравственных идеалов социализма и труда… отвечает интересам цивилизации«(подчеркнуто мной. — Л.О.).

2. Второй основной тезис — человеческому обществу необходима интеллектуальная свобода — свобода получения и распространения информации, свобода непредвзятого и бесстрашного обсуждения, свобода от давления авторитета и предрассудков. Такая тройная свобода мысли — единственная гарантия от заражения народа массовыми мифами, которые в руках лицемеров-демагогов легко превращаются в кровавую диктатуру…«

Раздел письма, посвященный международной политике США и СССР, подчеркивает необходимость применения ими единых общих принципов, важнейший из которых сформулирован так:

«Все народы имеют право решать свою судьбу свободным волеизъявлением. Это право гарантируется международным контролем над соблюдением всеми правительствами „Декларации прав человека“. Международный контроль предполагает как применение экономических санкций, так и использование вооруженных сил ООН для защиты прав человека…»

Из раздела, посвященного подробному рассмотрению опасностей, угрожающих человечеству, мое особое внимание привлекли следующие две фразы: «…по существу взгляды автора являются глубоко социалистическими… Автор очень хорошо понимает, какие уродливые явления в области человеческих и международных отношений рождает принцип капитала, когда он не испытывает давления прогрессивных социалистических сил».

Далее в том же разделе следует очень серьезное предупреждение: «…нельзя наложить принципиальный запрет на развитие науки и техники, но мы должны ясно понимать страшную опасность основным человеческим ценностям, самому смыслу жизни, которая скрывается в злоупотреблении техническими и биохимическими методами управления массовой психологией. Человек не должен превратиться в курицу или крысу в известных опытах, испытывающих „электрическое наслаждение“ от вделанных в мозг электродов…»

В разделе письма, озаглавленном «Основы надежды», Сахаров сам подчеркивает фразу:

«И капиталистический и социалистический строй имеют возможность длительно развиваться, черпая друг у друга положительные черты (и фактически сближаясь в ряде существенных отношений)…»

Заканчивая раздел, автор письма утверждает, что «мы приходим к нашему основному выводу о нравственном, морально-этическом характере преимуществ социалистического пути развития человеческого общества…»

Второе письмо за подписью Сахарова, Турчина и Р. Медведева датировано 19 марта 70-го года и обращено непосредственно к Брежневу, Косыгину и Подгорному. Оно вдвое короче первого. Начинается и оно формулировкой четырех основных тезисов:

«1. В настоящее время настоятельной необходимостью является проведение ряда мероприятий, направленных на дальнейшую демократизацию общественной жизни страны. Эта необходимость вытекает из существования тесной связи проблем технико-экономического прогресса, научных методов управления с вопросами свободы информации, гласности и соревновательности…

2. Демократизация должна способствовать сохранению и укреплению советского социалистического строя, социалистической экономической структуры, социалистической идеологии и наших социальных и культурных ценностей.

3. Демократизация, проводимая под руководством КПСС в сотрудничестве со всеми слоями общества, должна сохранить и упрочить руководящую роль партии в экономической, политической и культурной жизни общества.

4. Демократизация должна быть постепенной, чтобы избежать возможных осложнений и взрывов. В то же время она должна быть глубокой, проводиться последовательно и на основе тщательно разработанной программы…«(подчеркнуто всюду мной — Л.О.).

Из следующего далее подробного раскрытия этих тезисов процитирую только два высказывания, показавшиеся мне особенно важными:

1. О роли интеллигенции. «В условиях современного индустриального общества, когда роль интеллигенции непрерывно возрастает, разрыв между партийно-государственным слоем и самыми активными, т. е. наиболее ценными для общества слоями интеллигенции нельзя охарактеризовать иначе как самоубийственный» (курсив авторов письма).

2. О способе и темпах проведения демократизации.

«Проведение демократизации по инициативе и под контролем высших органов позволит осуществить этот процесс плавно, следя за тем, чтобы все звенья партийно-государственного аппарата успевали перестроиться на новый стиль работы, отличающийся от прежнего большей гласностью, открытостью и более широким обсуждением всех проблем».

Далее авторы письма предлагают состоящую из 14 пунктов программу мероприятий на ближайшие 4—5 лет. Из них я позволю себе процитировать только два, которые произвели на меня наиболее сильное впечатление:

п. 2. «Ограниченное распространение (через партийные и советские органы, предприятия, учреждения) информации о положении в стране и теоретических работ по общественным проблемам, которые пока нецелесообразно делать предметом широкого обсуждения. Постепенное увеличение доступности таких материалов до полного снятия ограничений на их публикацию».

п. 8. Широкая организация комплексных производственных объединений (фирм) с высокой степенью самостоятельности в вопросах производственного планирования и технологического процесса, сбыта и снабжения, в финансовых и кадровых вопросах. И расширение этих прав для более мелких хозяйственных единиц. Научное определение после тщательных исследований форм и объема государственного регулирования«.

Письмо заканчивается следующим обращением к адресатам:

«Глубокоуважаемые товарищи!

Не существует никакого другого выхода из стоящих перед нашей страной трудностей, кроме курса на демократизацию, осуществленную КПСС по тщательно разработанной программе. Сдвиг вправо, т. е. победа тенденции жесткого администрирования, приведет страну к трагическому тупику. Тактика пассивного выжидания приведет в конечном счете к тому же результату. Сейчас у нас есть возможность стать на правильный путь и провести необходимые реформы. Через несколько лет, быть может, уже будет поздно…«

***

Не мне комментировать мысли, изложенные в этих двух письмах. Напишу только то, что произвело наиболее сильное впечатление. Во-первых, нигде нет упоминания о приватизации средств производства, о свободном рынке и коммерческой банковской системе. По существу, речь идет о построении «социализма с человеческим лицом». Во-вторых, настойчивое предупреждение о необходимости постепенного, под контролем вышестоящих органов проведения демократизации. Я спрашиваю себя: не оттого ли, что мы так «очертя голову» ринулись из тоталитаризма в демократию, у нас возник вакуум государственной власти, открывший дорогу организованной преступности и безудержной коррупции? В-третьих, рекомендация сохранения организующей и направляющей роли коммунистической партии, с плеч которой (после определенной чистки ее аппарата?) надо снять ответственность за преступления, совершенные ее бывшими лидерами, поправшими и предавшими, в силу своей тиранической природы, гуманные по своему существу идеи коммунизма.

***

Заканчивая раздел, посвященный диссидентам и правозащитникам, нельзя не упомянуть, что в эти годы через «тамиздат» или в списках мы имели возможность прочитать такие сильные протестные художественные произведения, как «Крутой маршрут» Гинзбург, «Воспоминания» Надежды Мандельштам и «Софья Петровна» Лидии Чуковской…

Замечу еще, что конец 70-х годов совпал с окончанием короткого периода разрядки в международных отношениях. 27 декабря 1978 года началось вторжение советских войск в Афганистан.

Лев Абрамович Остерман



Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: