Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Течению наперекор

Глава 15. «Римская история в лицах»

Лев Остерман - Течению наперекор

В 63 году умер Верховный понтифик (жрец) Метелл. В борьбу за избрание на этот почетный и влиятельный пост вступили два известных сенатора. Цезарь имеет дерзость в Народном собрании выставить свою кандидатуру и получает значительное большинство голосов. Это, естественно, повлияло на настроение кредиторов. Тем не менее надо спешить: сумма долга выросла до чудовищной величины в двадцать пять миллионов денариев. Сразу после избрания Верховным понтификом Цезарь выдвигает свою кандидатуру в преторы на 62 год. Успешно проходит и на эту должность. По окончании претуры получает назначение в хорошо знакомую и расположенную к нему Испанию. Отбытие туда едва не сорвалось. Некоторые из кредиторов потребовали возврата ссуды. Спасла дружба Цезаря с Крассом. Самый богатый человек в Риме предоставил наиболее агрессивным заимодавцам гарантию в общей сложности на пять миллионов денариев. Тучи, собравшиеся над головой Цезаря, рассеялись…

В конце того же 62 года в Рим с Востока возвращается с войском человек, который мог бы немедленно осуществить то, о чем Цезарь только мечтает, взять безраздельную власть в Риме. Это Помпей Великий (так его назвал еще Сулла). Он на пять лет старше Цезаря, но уже прославленный полководец, удостоенный триумфа. Недавно он по поручению сената очистил море от пиратов, а затем наголову разбил войско грозного понтийского царя Митридата. Преследуя его, дошел до столицы Армении Артаксаты. Царь Тигран вышел ему навстречу и сдался на милость Помпея. Преследуя дальше Митридата, тот прошел страну альбанцев (нынешний Азербайджан), прошел страну иберов (Грузия), подавив их сопротивление, вышел на восточный берег Понта, в Колхиду. Митридат бежал в Приазовье. Туда Помпей уже не пошел, но завершил начатое Лукуллом покорение территории нынешней Турции, образовав две новые провинции Рима — Вифинию и Понт. Потом спустился в Сирию. Оставался там в течение года. Основал сорок городов — центров эллинской цивилизации. Дошел до независимой в то время Иудеи. Силой решил спор между двумя ее кандидатами в первосвященники в пользу одного из них — Гиркана. Назначил его этнархом — правителем, но не царем. А саму Иудею объявил частью римской провинции Сирия. Улаживая споры между городами Азии, завоевал там славу человека справедливого и милосердного.

Популярность Помпея в римском народе — легендарная! Закаленное в трудных кавказских походах (и отменно за них вознагражденное) войско предано ему беззаветно. Только чеканной монеты, серебряных и золотых сосудов он везет с собой на 120 миллионов денариев.

Но Помпею и в голову не приходит посягнуть на власть в государстве. Для этого у него не хватает фантазии. Его мировоззрение традиционно, а законопослушание привычно с ранних лет. Он честолюбив и даже очень… но в рамках римской республиканской традиции. Сейчас он мог бы, как некогда Сулла, двинуть свои войска с юга Италии на Рим. Кое-кто в сенате этого серьезно опасается. Но опасения эти напрасны. Сразу после высадки в Брундизии Помпей благодарит воинов за верную службу и приказывает им разойтись по домам до того момента, когда он призовет их в Рим для участия в триумфе. В своей речи он, конечно же, обещает добиться у сената наделения своих ветеранов землей.

«После того как войско таким образом разошлось и все узнали об этом, — пишет с почтительным изумлением Плутарх, — случилось нечто совершенно неожиданное. Жители городов видели, как Помпей Великий без оружия, в сопровождении небольшой свиты возвращается, как будто из обычного путешествия. И вот из любви к нему они толпами устремлялись навстречу и провожали его до самого Рима, так что он шел во главе большей силы, чем та, которую он только что распустил. Если бы он задумал совершить государственный переворот, для этого ему вовсе не нужно было войско».

Но подобного замысла у Помпея нет, и провожающие мирно возвращаются в свои города и селения. Сенат же, напуганный его успехами, принимает Помпея весьма холодно. Триумф его откладывается на целый год, а ходатайство о наделении землей ветеранов не получает поддержки. Свободных земель в Италии почти нет. Помпей предлагает покупать земли для ветеранов в течение ближайших пяти лет за счет доходов от завоеванных им провинций. Но лидеры «демократов» из верхушки сословия всадников торопятся откупить у государства сбор контрибуций и налогов, которыми обложены азиатские провинции. Положение Помпея становится все более шатким. Сенат его явно игнорирует.

В то же самое время становится затруднительным и положение Красса. Поспешив противостоять попытке обратить доходы из Азии на покупку земель для ветеранов, всадники согласились на слишком высокую цену откупа налогов из новообретенных провинций. Это делает сомнительной прибыльность заключенной сделки. Их лидер Красс должен поставить в сенате вопрос о пересмотре условий откупа. Но понимает, что шансы на успех у него ничтожны. В таком безрезультатном противостоянии Помпея и Красса сенату проходит еще полгода.

И вот в июне 60 года из Испании возвращается Цезарь. Он разбогател, хотя никто его не может упрекнуть во взяточничестве или вымогательстве. То ли он завладел богатыми трофеями при покорении двух испанских племен, остававшихся свободными; то ли состоятельные испанцы, оценив его таланты, «спонсируют», как бы сказали нынче, его будущую карьеру. Так или иначе, но он расплатился с большей частью своих кредиторов и может направить свои усилия к заветной цели — стать консулом.

Оценив ситуацию, Цезарь начинает крупную интригу с участием двух обиженных сенатом, но потенциально могущественных людей — Помпея и Красса. Им он предлагает поддержать его избрание в консулы на 59 год, благо, многие ветераны Помпея после триумфа еще остаются в городе, а необходимые для избирательной кампании деньги может предложить Красс. За это он обещает им, отодвинув сенат, добиться у Народного собрания удовлетворения их запросов. Все так и происходит. Цезарь избран консулом. Вносит соответствующие предложения в сенат. Получив отказ, выходит на форум к народу. Стоя рядом с Помпеем и Крассом, просит помочь против тех, кто препятствует принятию справедливых законов. Созванное им Народное собрание принимает решение о предоставлении ветеранам земли из Кампанского поля, незаконно захваченного сенаторами и их близкими, а для всадников снижает цену откупа на треть. Позднее Народное собрание, опять-таки при поддержке Красса и Помпея, назначает Цезаря (после окончания срока консульства) наместником Рима в Цизальпинскую Галлию и Иллирию сроком на пять лет. С правом набора трех легионов. Сенаторы, в надежде погубить Цезаря, добавляют к наместничеству еще и Нарбоннскую Галлию, где очень неспокойно. И еще один легион. Но это как раз то, что нужно Цезарю. Он наберет за свой счет еще легионы и распространит военные действия на всю Галлию. Сплотит в сражениях мощное войско и завоюет его преданность. Богатые трофеи обеспечат его средствами, необходимыми как для восстановления симпатий народа, так и для подкупа обнищавших аристократов и всадников. После этого он сможет начать атаку на сенат. В апреле 58 года Цезарь отбывает в Галлию. Перед отъездом он предусмотрительно женит Помпея на своей дочери Юлии, а сам женится на Кальпурнии — дочери консула 58 года Луция Кальпурния Пизона.

Здесь нет места для того, чтобы описывать военные успехи Цезаря в Галлии. Там он заслуженно приобретает славу великого полководца. Однако война в Галлии затягивается — главным образом потому, что Цезарь все расширяет сферу своей агрессии. Зиму он, как правило, проводит в Цизальпинской Галлии, то есть на севере Италии. Внимательно следит с помощью своих агентов за тем, что происходит в Риме. Замечает, в частности, некоторое сближение Помпея с сенатом. В голодный год тому даны чрезвычайные полномочия по добыванию хлеба в провинциях и союзных государствах.

Ввиду этого в апреле 56 года Цезарь организует встречу всех трех участников «первого триумвирата» в городе Лука — там же, в Цизальпинской Галлии. Его интрига продолжается, так сказать, в обращенном виде. Цезарь обещает прислать своих солдат в отпуск во время Народного собрания по выбору консулов на 55 год и обеспечить таким образом избрание Помпея и Красса. С тем еще, чтобы им было сразу назначено наместничество, тоже на пять лет, Помпею — в Испанию, а Крассу — в Сирию. Они же, став консулами, должны добиться продления его, Цезаря, наместничества в Галлии еще на пять лет с правом содержания за счет казны десяти легионов. Кроме того, Цезарю должна быть предоставлена возможность заочно участвовать в выборах консула на 48 год. Соглашение состоялось. Его условия выполняются. Помпей и Красс избраны консулами. Наместничество Цезаря продлено. Галльская война продолжается. Цезарь одерживает одну победу за другой.

Это уже сильно не нравится Помпею. До недавних пор он считал Цезаря мальчишкой, а себя — лучшим, несравненным полководцем Рима. Теперь он, Помпей, не у дел, а его тесть присылает одну победную реляцию за другой. Самолюбие Помпея уязвлено. По окончании консульства Красс уезжает на Восток, начинает войну с парфянами и погибает. Помпей отсылает набранное им войско в Испанию, а сам задерживается в Риме. Во-первых, он не хочет расставаться с Юлией, которую горячо полюбил (взаимно), а во-вторых, не хочет упускать из виду Цезаря. На беду летом 54 года Юлия умирает родами вместе с ребенком. Ниточка, связывавшая Помпея с Цезарем, рвется.

Сенат тоже встревожен ходом войны в Галлии. Цезарь давно расширил без согласия на то сената сферу военных действий против варваров. Сенаторам вполне ясен его замысел. Они со страхом думают о его возвращении в Италию во главе могучей, преданной ему армии. Против Цезаря плетется заговор. Срок его продленного наместничества оканчивается 1 марта 49 года. Сенат намерен заставить Цезаря распустить войско и вернуться в Рим сразу после окончания срока. Тогда его можно будет отдать под суд за превышение полномочий в Галлии, прежде чем его снова выберут в консулы и он будет неприкосновенен.

Принято решение, что если Цезарь не распустит все войско 1 марта и не вернется в Рим, то будет признано, что он замышляет государственный переворот. Помпею предписано срочно набрать войско и выступить навстречу Цезарю, который, по слухам, уже перевалил с войском через Альпы и движется к Риму. Помпей отбывает к местам поселения своих ветеранов. Слух — ложный. Цезарь привел в Цизальпинскую Галлию только один 13-й легион и остается там, в Равенне. Между тем ему доносят, что Помпей уже набирает войско. Ждать больше нельзя! 10 января ночью Цезарь с легионом переходит речушку Рубикон, то есть вторгается на территорию Республики. Останавливается неподалеку, в городе Аримин. Он крайне огорчен перспективой военного столкновения с Помпеем. Цезарь — римлянин и не хочет, чтобы достижение поставленных им в интересах Рима целей оплачивалось гибелью его соотечественников. В течение четырех лет, что будет продолжаться гражданская война с Помпеем и его последователями, он будет неизменно стараться пролить как можно меньше римской крови и отпускать на свободу всех побежденных им противников.

В ожидании появления войска Цезаря у стен Рима в городе воцаряется паника. 17 января из него к войску отбывает Помпей. За ним оба консула, магистраты и большинство сенаторов. Торопятся так, что даже не успевают увезти казну. Между тем Цезарь не трогается из Аримина. Он посылает лично Помпею письмо с предложением о встрече, чтобы уладить дело миром и обоим распустить войска. Помпей в ответ предлагает Цезарю вернуться в Галлию и распустить там войско. Тогда и он уедет в Испанию. Ни согласия на встречу, ни срока отъезда — явный обман! Сам Помпей с войском и всеми своими сторонниками спешит на юг, в порт Брундизий с тем, чтобы переправиться в Грецию. Сразиться своим только что набранным войском с закаленными в боях легионами Цезаря (они уже подходят из Галлии) слишком рискованно. В Греции он обучит свое войско, получит основательные подкрепления из Азии и тогда уже вернется в Италию. Цезарь за ним последовать в Грецию не сможет — у него нет флота. Пока что он тоже идет на юг к Брундизию. По дороге приходится преодолеть сопротивление города Корфиний. Цезарь легко берет его штурмом и отпускает весь гарнизон, включая командовавшего обороной. Но к Брундизию опаздывает. Помпей успевает отплыть.

Последующие события я позволю себе просто перечислить. Оставив свое войско зимовать в Брундизии, Цезарь направляется в Рим. Ему приходится силой завладеть государственной казной — деньги нужны для постройки кораблей, на которых он сможет переправиться в Грецию. Затем он отправляется в Испанию, где находится войско, набранное Помпеем, — его нельзя оставлять в тылу. Туда же подходят легионы, остававшиеся в Галлии. Окружив помпеянцев в пустынной и безводной местности, они одерживают бескровную победу. До сих пор еще не погиб ни один римлянин! В декабре Цезарь возвращается в Брундизий. Неожиданно, в начале января следующего года, в самое штормовое время он сажает на наличные корабли семь легионов ветеранов и мимо зимовавшего «на приколе» флота Помпея прорывается в Грецию. В апреле туда же приплывает и Антоний с тремя легионами ветеранов, одним — новобранцев и 800 человек конницы. В Греции происходит два сражения. Первое Цезарь без больших потерь проигрывает, во втором, под Фарсалой, решительно побеждает. На этот раз с обеих сторон погибает около семи тысяч римлян. Войско Помпея капитулировало. Цезарь помиловал всех — солдат и офицеров. Во избежание расширения раскола в государстве приказал сжечь, не читая, всю захваченную в лагере корреспонденцию Помпея. Самому Помпею в сопровождении немногих друзей удается достичь берега моря и сесть на купеческий корабль. Забрав с Лесбоса жену и сына, он плывет в Египет, где царствует 13-летний Птоломей, отец которого был обязан своим троном Помпею. Однако коварные египтяне, опасаясь Цезаря, предательски убивают Помпея во время высадки на берег.

Цезарь действительно вскоре прибывает в Египет на 35 кораблях с 3200 воинами, но не преследуя Помпея, а для того, чтобы получить с египтян долг в 17 миллионов денариев. Деньги нужны для расплаты с войском и, увы, для продолжения гражданской войны. Прощенные Цезарем офицеры и часть солдат армии Помпея перебрались в Африку, где они могут рассчитывать на поддержку африканского царя Юбы. Там же находятся сыновья Помпея, Гней и Секст, а также знаменитый оратор и яростный защитник Республики Марк Катон младший.

Египтяне не желают возвращать долг. Своей армией они осаждают Александрийский дворец, где Цезарю приходится с трудом обороняться. Осада длится почти полгода, вплоть до прибытия к Цезарю подкрепления из Азии. После чего в дельте Нила египетская армия разбита, а малолетний царь утонул. Царицей стала его сестра Клеопатра, которой уже 21 год. Цезарь получил долг, и казалось бы, ему следовало поспешить в Африку, где помпеянцы в союзе с царем Юбой уже собрали большое войско. Но он остается в Египте еще на два с половиной месяца. Даже совершает с Клеопатрой плавание в верховья Нила. Любовь? Наверное. Позади 11 лет походной жизни. Встреча с умной, высокообразованной и обаятельной молодой женщиной не может оставить его равнодушным. После отъезда Цезаря Клеопатра родила от него сына, которого назвала Цезарионом. Но не только любовь! Я предполагаю, что Цезарь тянул время еще и для того, чтобы африканская армия помпеянцев пополнилась воинами Юбы и другими местными наемниками. Тогда он попытается в первую очередь разгромить их, в надежде, что римляне, входящие в состав этой армии, откажутся от сопротивления и он сможет опять их всех помиловать.

В июле 47 года Цезарь покидает Египет, чтобы вернуться в Италию через Сирию. По дороге он с небольшим отрядом ветеранов громит Фарнаха, сына Митридата, который, воспользовавшись гражданской войной римлян, захватил все их владения в Малой Азии. Это та самая молниеносная война, о которой он сообщает в Рим знаменитой фразой: «Пришел, увидел, победил!» В сентябре он уже в Городе. После гибели Помпея испуганный сенат назначает Цезаря диктатором, дает ему право выставлять свою кандидатуру в консулы в течение пяти лет подряд, право объявлять войну и заключать мир без санкции сената и народа. Кроме того, ему присваивается пожизненно трибунская неприкосновенность. Надо сказать, что в соответствии со своей концепцией Цезарь третирует этот сенат «по достоинству». Цицерон с ужасом и возмущением пишет в письме другу, что когда сенаторы пришли к нему, чтобы объявить о новых назначениях, он даже не встал им навстречу, принимал стоявших перед ним сенаторов сидя. Это — неслыханное оскорбление сената!

В конце 47 года Цезарь опять зимой с шестью легионами неожиданно из Сицилии переплывает в Африку. Позже к нему прибывают еще ветераны. 6 апреля 46 года близ города Тапса происходит решительное сражение, в котором Цезарь побеждает снова. К сожалению, дело не обходится без трагического кровопролития. Как Цезарь и рассчитывал, собравшиеся на холме римские воины сдаются, но озверевшие от долгих войн с помпеянцами ветераны Цезаря, несмотря на его просьбы остановиться, убивают всех до последнего.

Катон, находившийся в африканском городе Утика, отпускает всех, кто этого просит, в бега по морю, а сам вспарывает себе живот кинжалом. Когда у него отняли кинжал и зашили огромную рану, он ночью, молча, разорвал швы руками и умер мучительной смертью. Чем стал навеки знаменитым, получив посмертно название Катон Утический.

Цезарь и в Африке никого не казнил. Сенаторов и видных помпеянцев помиловал, а у трехсот купцов, поддержавших его противников деньгами, только конфисковал их имущество.

В конце июля он возвращается в Рим и… вынужден готовиться еще к одному, последнему сражению. Сыновья Помпея из Африки перебрались в Испанию и там собрали, в основном из испанских наемников, 13 легионов, во главе которых стал сын Помпея, Гней. Подобострастный сенат назначает Цезаря вновь диктатором, но уже не на полгода, а на десять лет. И на три года — цензором для пересмотра состава сената…

Решительное сражение в Испании происходит 15 марта 45 года. У Гнея Помпея солдат значительно больше, чем у Цезаря, и солдаты неплохие. Был момент равновесия, когда воины Цезаря дрогнули. Все резервы уже были введены в бой. У командующего оставалось единственное средство спасти дело своей жизни — поставить на кон саму эту жизнь. «Когда страх и отчаяние, — пишет Аппиан, — точно степной пожар, стали быстро распространяться по рядам его воинов, Цезарь сам, схватив щит одного из них и воскликнув вокруг стоявшим командирам: „Да станет это концом: для меня — жизни, а для вас — походов“ — выбежал вперед из боевого строя навстречу врагам настолько далеко, что находился от них на расстоянии десяти футов. До двухсот копий было в него брошено, но от одних он уклонялся, другие отразил щитом. Тут уже каждый из его полководцев, подбегая, становился рядом с ним, и все войско бросилось в бой. С ожесточением, но с переменным успехом оно сражалось весь день. К вечеру победа была наконец достигнута. Как передают, Цезарь сказал, что ему приходилось вести много битв за победу, но в этот день он вел битву за жизнь».

Гней Помпей был убит. Секст — спасся. Наказав одни испанские города и наградив другие, Цезарь в октябре 45 года вернулся в Рим. Он сложил с себя все пожалованные ему сенатом звания и созвал комиции для выбора консулов на 44 год. Были выбраны он сам и Марк Антоний. Войско Цезарь распустил, оставив себе только личную охрану из испанцев. Всех врагов простил. Объявил всеобщую амнистию эмигрантам.

Наконец-то после четырнадцати лет войны Цезарь мог заняться переустройством государства, которое он замыслил двадцать три года назад в Испании. Если бы он знал, что у него на это есть всего четыре месяца! Ясно, что ничего кардинального за это время случиться не могло. Тем не менее из принятых им и частично осуществленных решений можно составить себе представление о том пути, по которому он начал двигаться. Перечислю кратко эти решения и их смысл.

1. Распространил права римского гражданства на жителей всех территорий, входящих в орбиту римской государственности. На ветеранов, поселившихся в колониях, образованных в провинциях и зависимых от Рима государствах. Кроме отставников, в них добровольно переселилось 80 тысяч люмпенов. Издал муниципальный закон, сильно расширяющий права городов, в частности самостоятельность выбора городского руководства и несменяемость главы муниципалитета. Это были первые шаги по созданию огромного многонационального государства с едиными законами и равноправием всех граждан.

2. Реорганизовал сенат с тем, чтобы превратить его в совещательный орган при единовластном правителе. В качестве цензора исключил из списка сенаторов несколько одиозных его членов, но зато увеличил этот список до 900 человек за счет людей компетентных и незнатных. В том числе своих войсковых командиров, провинциалов и даже вольноотпущенников. Тем самым он лишил сенат аристократического ореола. Столь дорогое сенаторам право назначать наместников в провинции он оставил, но выбирать они могли только из кандидатур, предложенных Цезарем.

3. Взыскание контрибуций и сбор налогов в провинциях Рима он поручил своим доверенным людям. Ввел строгие кары за мздоимство и вымогательство.

4. Проводя линию на постепенное свертывание уже бессмысленных Народных собраний, Цезарь большинство своих законов все-таки «оформлял» через их решения. Но половину избираемых магистратов, в том числе и кандидатуры обоих консулов, предлагал сам.

5. Он даже посягнул на неприкосновенность трибунов. Двух трибунов, арестовавших людей, которые приветствовали Цезаря как царя, он обвинил в провокации, отрешил от должности и изгнал из сената.

Становиться царем Цезарь не хотел! По-видимому, он стремился к установлению авторитарно-демократического правления. Чтобы его и последующих правителей ежегодно переизбирали консулом (без коллегии). Потому и отказался от 10-летней диктатуры, пожалованной ему сенатом.

6. Цезарь создал свою «команду» из знающих, энергичных и преданных ему людей. Не занимая никаких постов, они ему советовали, исполняли его ответственные задания, даже иногда замещали его.

7. Будучи назначен сенатом пожизненно императором, он и в мирное время сохранял за собой верховное командование всеми войсками. Никакой гвардии в Городе он держать не собирался. Но командиров легионов (на постоянной основе) назначал сам. Они должны были находиться в провинциях, но могли быть в случае необходимости вызваны вместе со своими легионами в Рим.

8. Были приняты законы, обуздывавшие ростовщичество. А также законы против роскоши. Введена высокая пошлина на иноземные товары. Носилки, пурпур и жемчуга были разрешены только пожилым гражданам. Городские стражи имели право конфисковывать роскошные яства прямо со стола.

Все эти действия Цезаря вели к определенной цели — созданию единого, многоязычного государства, включающего в свой состав все провинции Рима. Государства, подчиненного эффективной власти самодержавного правителя, в качестве императора и единственного консула, опирающегося на им самим созданный и только ему подчиненный управленческий аппарат, ведающий всеми делами как в Риме, так и в его бывших провинциях. Власть правителя должна быть, по мысли Цезаря, подотчетна римскому народу и подтверждаться им ежегодно посредством пролонгации полномочий консула. В противном случае народ должен иметь право принять решение о замене консула. Такова должна была быть важнейшая функция Народного собрания, реализующего таким образом демократическую основу предполагаемого единовластия (недаром в молодости Цезарь так восхищался примером Перикла!). Всех «чиновников» магистратуры правитель должен назначать сам из числа доверенных людей. В случае отставки правителя единственного консула избирает Народное собрание, а сенат присвоением ему титула императора возводит его в ранг нового главы государства.

Прочие функции сената предполагалось свести к консультациям правителю и наблюдению за поддержанием римских традиций и нравственных норм жизни граждан. Издание новых законов должно быть прерогативой правителя…

Однако Цезарь не оценил степень готовности римского общества к столь резким переменам. Его первые шаги, по-видимому, не встретили понимания и одобрения сограждан. Древние авторы не упоминают о любви к нему римского народа, хотя бы отдаленно напоминавшей чувства, которые ранее удалось завоевать Помпею (если, конечно, оставить в стороне любовь и преданность Цезарю его солдат). Успешность заговора сенаторов тоже свидетельствует о непопулярности Цезаря. Вряд ли заговор, возглавленный Брутом, оставался тайной для всех граждан Рима.

Убийство Цезаря описывалось неоднократно (описано и в книге). Понятно, что когда весть о нем проникла в город, его население попряталось по домам — в Риме оставалось немало ветеранов Цезаря, опасались их слепой и кровавой мести. Светоний лаконично описывает это мгновение:

«Все разбежались. Бездыханный он остался лежать, пока трое рабов, взвалив его на носилки, со свисающей рукою, не отнесли его домой».

Не знаю, как ты, читатель, а я невольно содрогаюсь, воображая опустевшие улицы Вечного города, по которым испуганные рабы влекут окровавленное тело величайшего из его граждан, а рука, еще недавно державшая бразды правления полумиром, как плеть раскачивается в такт их торопливым шагам.

Лев Абрамович Остерман



Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: