Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Заикание: лицом к лицу

Дезорганизация жизнедеятельности при заикании

Светлана Борисовна Скобликова

По нашим наблюдениям у заикающихся детей, кроме нарушений в коммуникативной и эмоционально-волевой сферах, наблюдаются недоразвитие навыков самообслуживания, дезорганизация игровой и предметной деятельностей, а также серьезное ослабление конструктивного праксиса. Это неминуемо приводит к снижению среднего индекса психического развития заикающегося ребенка. Однако в семьях таких детей родителями зачастую не только не создаются условия преодоления указанной проблемы, а даже наоборот, формируются обстоятельства, этому препятствующие и осложняющие течение заболевания. Так, помимо дезорганизации речи, у заикающихся возникает и дезорганизация жизнедеятельности.

Как правило, их родители не соблюдают режим дня. Чаще всего распорядок серьезно нарушен, если ребенок не посещает детский сад, сидит дома с неработающей мамой, бабушкой или няней. Малыш поздно встает и поздно ложится спать.

Из заметок. «Худенькая, бледная до такой степени, что венки просвечиваются, с темными кругами под глазами пятилетняя Карина Д. на занятиях по исправлению речи постоянно зевала. На вопрос «во сколько девочка ложится спать», мама ответила: «В 11-12 часов ночи, иногда в половину первого. Но это нормально, мы так привыкли, у нас в семье все совы. А если раньше уложить, не может заснуть». Матери невдомек, что она разрушает «биологические часы» дочки, что дети не бывают «совами» и «жаворонками», их делают таковыми родители, которым удобен привычный образ жизни, и они не желают его менять, хотя это и вредно для растущего организма, нуждающегося в определенном количестве и качестве сна. Постепенно у ребенка усугубляются проблемы хронического недосыпания. Он не может долго уснуть, ворочается, вздыхает. Пытается затянуть процесс укладывания в кровать.

Из заметок. «Паша Л.10-ти лет собирается лечь спать от 1,5 до 2-х часов. Сначала он долго готовится для похода в ванную, затем длительно там моется, потом слоняется по своей комнате, делая вид, что забыл совершить что-то важное перед сном. Мать не выдерживает и начинает кричать». Благожелательный настрой на сон улетучивается, а ведь так важно лечь спать с хорошим настроением, чтобы сон был качественный. Постоянное плохое настроение и, как следствие, некачественный сон приводят к повышенной невротизации и другим расстройствам здоровья. Так, по мнению ученых, гиперактивность в подавляющем большинстве случаев связана с проблемным, чутким и прерывистым ночным сном. Фрагментарный сон приводит к тому, что ребенок не высыпается, его нервная система не успевает восстановиться. А значит, малыш днем быстрее утомляется, что нередко проявляется именно в виде раздражительности и неусидчивости. Дети, которые спят не менее 11-ти часов в сутки, практически никогда не проявляют признаков гиперактивности и, следовательно, менее подвержены возникновению и прогрессированию заикания.

Но как достичь необходимого уровня душевного комфорта непосредственно перед сном?

Часто родители заикающихся детей начинают отход ко сну сопровождать различными ритуалами как предсказуемого, так и непредсказуемого происхождения.

Из заметок. «Мама Андрея Б. 6-ти лет ставила на тумбочку возле кровати стакан с водой. Она утверждала, что сын не уснет, пока не сделает глотка воды. Стакан так и оставался нетронутым, но мальчик каждый вечер требовал поставить его на прежнее место». В условиях коррекционной семьи полный стакан с водой был заменен сначала полупустым (ребенку мы объяснили, что вода может пролиться), а затем был отменен вообще, и мальчик преспокойно засыпал, больше о нем не вспоминая.

Из заметок. «Пятилетний Саша Ж. отказывался спать, пока не послушает свою любимую песенку «Голубой вагон». И каждый раз, когда мальчик укладывался в кровать, родители включали магнитофон». Конечно, никакого вреда в стакане и песне нет. Опасность заключается в том, что они стали навязчивыми ритуальными действиями, то есть проявлениями дезорганизации психической деятельности.

Особенно остановимся на постоянно встречаемом в последнее время ритуале – ночнике, который практикует каждая вторая мама.

Из заметок. «Мать Артема Е. 7-ми лет обязательно включала ночник, и мальчик спал с ним всю ночь. На вопрос, зачем она это делает, мама ответила: «А ему станет страшно в темноте – дети же боятся темноты». Такой страх встречается у детей, но не так часто, как думают мамы. Обычно ребенка пугает не темнота, а родители своими разговорами или поведением, «предвкушающими» страх. Случаются и прямые проекции родительских фобий.

Из заметок. «Шестилетний Максим М. утром всегда выглядел уставшим, зевал, прикрывал глаза, казалось, что мальчик нестерпимо хочет спать. Проблемы со сном мама отрицала. Случайно увидели, что всю ночь в домике, где жила семья, включен свет. На вопрос « почему» мать призналась, что до сих пор ее мучает детский страх темноты, и она никогда не спит без света». Мама, включая лампочку, мешала мальчику полноценно отдыхать, ей было рекомендовано незамедлительно убрать ночное освещение. Руководствуясь необходимостью лечения заикания у сына, мать с большим трудом справилась с собой. Максим стал высыпаться по ночам, на глазах повеселел, и работа пошла более активно.

Мы наблюдали случаи, когда у родителей была навязчивая идея, что с ребенком в темноте что-то может случиться, и поэтому они обязаны «проверять» его. Боясь разбудить сына или дочь включением света, оставляли ночник включенным до утра. Ребенок же, уловив такое ночное явление, затем долго ждал «второго пришествия». Совершенно естественный и приятный процесс отхода ко сну в каком-либо «шаманстве» не нуждается. Если вы вдруг заметили, что в семье «вырастает» ритуал, избавьтесь от него как можно скорее.

Обсудим и довольно широко распространенную в наше время ситуацию совместного сна мамы и ребенка.

Из заметок. «С удивлением обнаружили, что в комнате, где проживали мама и Ваня Г.(возраст 9 лет) две кровати соединены в одну. На наши недоуменные вопросы «зачем и почему» мать спокойно ответила, что всегда спит с мальчиком в непривычной для него обстановке и регулярно – в знакомой домашней. Считает абсолютно правильным свое поведение, показывающее ребенку любовь и близость к нему». Нам пришлось длительно разъяснять маме, что у ребенка, спящего вместе с ней, нарушается внутрисемейная коммуникация, появляются психологические проблемы, а со временем может возникнуть и психическое расстройство. И что, наконец, сын, разделяя постель с мамой, не должен акцентуироваться на воплощении именно такой формы родительской любви. В отношениях с ребенком необходимо категорически избегать неоднозначных моментов, которые в дальнейшем могут причинить непоправимый вред развитию его либидо. Мать согласилась с нашими доводами не сразу и с большим недоверием. По прошествии месяца она рассказала, что сын стал настоятельно требовать совместной постели, придумывал различные причины и, наконец, довел себя до истерики, в ходе которой пытался насильственно залезть под одеяло и обхватить маму руками. Правильное поведение в семье в последующий период позволило снять остроту проблемы, но мальчик продолжал проситься к маме вплоть до 12 лет.

Если и в вашей семье совместный сон с ребенком – в порядке вещей, знайте: он вреден - причем с самого рождения ребенка и безотносительно его пола. Постарайтесь исправить воспитательный промах, ищите пути другого, непостельного тактильного общения с ребенком.

Мы не можем также пройти мимо такого важного предмета, имеющего отношение ко сну, как кровать. Сейчас стало модно ставить в детскую комнату двухъярусную кровать. Родители радуются, что она занимает мало места, утверждают, что ребенку интересно пользоваться лестницей и т.п. Однако на спящего снизу ребенка эмоционально «давит» второй ярус, а на спящего сверху - потолок, не говоря уже о том, что малыш может упасть со второго яруса и получить травму. Особенно странно, когда двухъярусная кровать устанавливается в большой квартире и для одного ребенка. Производитель красиво рекламирует свой товар с задачей его продать, но при этом не думает о здоровье наших детей. На невротиков оказывает давление их собственная конституция, и потому не стоит дополнительно отягощать пространство вокруг них «давящей» мебелью. Родителям хочется дать совет – прежде чем покупать двухъярусную кровать детям, купите ее себе. Попробуйте, а вам будет удобно?

У всех заикающихся наблюдается расстройство приема пищи. Мамы жалуются, что ребенок ест плохо, чрезмерно избирательно, оставляет еду в тарелке, и все потому, что у него плохой аппетит.

Из заметок. «Пятилетний Вася К. имел очень плохой аппетит и скудные пищевые пристрастия, ел только хлеб и манную кашу. От любой другой еды отказывался. Если родители заставляли есть незнакомую пищу, немедленно вызывал рвоту».

«Сережа З. 10-ти лет не ест целые группы продуктов. Бабушка-врач лишь собирается «приучать» его есть овощи и взрослую еду. Мальчику, словно малышу, пища готовилась отдельно от других членов семьи. Ребенок страдал плохим аппетитом, но был заметно упитан».

«Семилетнюю Катю Р. родители часами кормили из ложки с различными уговорами. Девочка при этом сидела перед телевизором и смотрела мультфильмы. Свое поведение мама и папа объясняли тем, что дочка крайне худа, ест очень плохо, и они боятся, что она не получает с пищей необходимого количества питательных веществ. Их нисколько не смущало, что само понятие «кормление» в таком возрасте уже давно неприменимо».

«Дима Т. 8-ми лет молниеносно глотал пищу не жуя, наспех. Когда он ел, был слышен громкий стук зубов о ложку».

«Шестилетнего Антона В. утром приводили к бабушке, которая с ним сидела. Бабушка обязательно спрашивала, что ему приготовить. Антошка делал «заказ». После этого бабушка длительно готовила заказанное. Приготовив, звала мальчика обедать. Есть он отказывался. После долгих уговоров рассерженная бабушка вела внука в магазин, там он обычно выбирал торт. Вернувшись домой, довольные бабушка и внук съедали его, и в семье воцарялись мир и спокойствие. Нетрудно догадаться, что мальчик страдал ожирением, а родственники жаловались на его плохой аппетит и постоянные запоры».

«Егор О. 7-ми лет ел крайне медленно, сидел за тарелкой целый час, поднимал кверху вилку, размеренно покачивал ею, мечтательно глядел на потолок. Егоркина мама не выдержала и решила поменять тактику. Сын с утра стал «заказывать», что он будет есть, и что маме следует приготовить, ходил с мамой в магазин и выбирал продукты. Мать брала с мальчика обещание, что выбранную в магазине и заказанную пищу он обязательно съест, но ничего не менялось. Егор продолжал есть крайне медленно, если мама отлучалась из кухни, втихаря выбрасывал еду».

Все дети от 5-ти до 10-ти лет, упомянутые в наших заметках, оставляли недоеденные куски в тарелке, ели крайне неаккуратно, чавкая и чмокая, изображали позывы к тошноте, если не хотели доедать. Большинство из них, находясь в коррекционной семье, с нескрываемым удивлением обнаруживали, что вынуждены самостоятельно открывать баночки с йогуртом, соком, чистить вареные яйца, разрывать упаковку печенья. Сам собой напрашивался вывод о том, что все эти нехитрые манипуляции дома они никогда не делали. Какую же цель преследовали родители, не научив их элементарному?

Что надо делать папам и мамам, чтобы их заикающиеся дети не были похожи на наших героев?

Во-первых, родители должны организовать правильное рациональное питание. Ребенок-невротик нуждается в том, чтобы завтрак, обед и ужин всегда были в одно и то же время, устанавливаемое по маминому усмотрению. Важно это не только потому, что правильным расписанием еды мы нормализуем обмен веществ, но и потому, что у невротика серьезная дезорганизация многих сторон жизни, и необходимо создать какую-либо организацию хотя бы в процессе питания. Прием пищи в строго определенные часы вызывает сильное выделение пищеварительного сока, к моменту еды появляется аппетит. Когда человек ест в разное время, работа пищеварительных желез нарушается, пищеварительного сока выделяется меньше, и аппетит пропадает. Не следует давать ребенку в промежутках между едой сладости, это ухудшает аппетит.

Во-вторых, не разрешайте ребенку оставлять еду в тарелке. «Почему? Какое отношение это имеет к заиканию?» - спросите вы. Я вам отвечу, что недоеденные куски – это уже стереотип поведения заикающегося. Он привык так себя вести: бросать пищу; точно так же «кидать» речь, оставлять слово недосказанным, повторять звук или слог по нескольку раз, делать паузы, когда и где захочет. Нужно приучить ребенка есть так, чтобы в тарелке ничего не оставалось. Лучше пусть он съест меньше и попросит у вас добавки.

В-третьих, обязательно обращайте внимание невротика на необходимость соблюдать аккуратность во время еды. Родители боятся «открыть рот» и научить сына или дочь правильно вести себя за столом, считая, что от их нравоучений заикающийся распереживается. Тем самым они все глубже дезорганизуют его социальную адаптацию.

Из заметок. «Кристина Я. 16-ти лет получила осложнения заикания в виде его перехода от средней формы выраженности к тяжелой после того, как на собственном дне рождения, устроенном в кафе, услышала высказывание сверстника: «Ты чавкаешь, как свинья». Позднее девочка стала отказываться бывать на праздниках и есть в общественных местах».

В-четвертых, не допускайте спешки во время еды.

В-пятых, если сын или дочь ест слишком медленно, и это вас нервирует, ни в коем случае не идите на поводу и не докатывайтесь до введения в обиход таких распространенных в семьях заикающихся детей понятий как «заказ блюд». Политика «заказов» не приносит желаемого результата, а даже наоборот, ухудшает положение тем, что переносится не только на еду, но и в другие сферы жизни ребенка. Он начинает «заказывать» игрушки, подарки, одежду. В таких случаях взаимоотношения в семье превращаются в бесконечный процесс уговоров и удовлетворений возрастающих потребностей ребенка.

В-шестых, если у вашего ребенка регулярно возникает рвота во время еды, как протест на нежелание есть, не нервничайте, не кричите, а спокойно помогите ему налить воду в ведро, дайте в руки тряпку и твердо заявите, что ничего страшного не произошло, но никто кроме него убирать «это» не будет. Внимательно наблюдайте, малыш, возможно, закатит скандал, но вам надо проявить последовательность и добиться выполнения задания. Поверьте: редкому человеку захочется повторить случившееся еще раз. В итоге вы убедитесь, что прежнее поведение ребенка базировалось лишь на том, что вы сами разрешали ему так себя вести.

В-седьмых, если ребенок ест перед телевизором, избавьтесь от этой вредной привычки. Невротик не должен заниматься одновременно несколькими видами деятельности.

И, наконец, в-восьмых, ребенка с самого раннего возраста необходимо учить обслуживать себя во время еды.

Учитывая значимость для детей процесса питания, не стоит его портить, чтобы в последующем не тратить силы и нервы на исправление или переучивание. В условиях коррекционной семьи «пищевой» вопрос налаживается в крайне короткий срок, в течение 3-4-х дней.

Уважаемые родители! Соблюдайте режим правильного рационального питания ребенка, и вам не придется жаловаться на его плохой аппетит и проблемы со здоровьем. Организация и налаживание режима – важнейший шаг на пути преодоления заикания.

Почему у заикающихся детей недоразвитие навыков самообслуживания? Почему они неважно чистят зубы, не умеют мыться сами, плохо моют руки (нетщательно, не используя мыла, подносят руки к воде и сразу вынимают, моют ладони и не моют тыльную сторону)? Редкостью стал ребенок, умеющий в 5-7 лет завязывать шнурки. Родители говорят: «А зачем мучиться со шнурками, да и нет у нас такой обуви, мы все покупаем на липучках». При этом мама и папа забывают, что есть возрастной норматив формирования этого навыка – 4-5 лет, и что сами они раньше, когда были в таком возрасте, умели завязывать шнурки, а ребенка, который этого не умел, воспитатели в детском саду стыдили и говорили: «Учись, а то тебя в школу не возьмут». Конечно, малыш в подобной ситуации обязательно быстро обучался навыку, так как не хотел прослыть «неумейкой». Современным же родителям почему-то кажется проще потратить время на поиск обуви на липучках, чем на обучение собственного дитя.

Из заметок. «Никита Д. 6-ти лет собирается гулять. Надевает шапку, просовывает одну руку в рукав куртки, а затем стоит и ждет, что кто-то поможет и просунет его вторую руку в другой рукав». Ребенок воспринимал крайне негативно наши попытки научить его одеваться самостоятельно и длительное время перед прогулкой продолжал стоять, полуодевшись. Но наша педагогическая воля и огромное желание мальчика порезвиться на свежем воздухе в конечном счете обусловили восстановление соответствующего возрасту навыка.

Развитие так называемой поисковой активности у детей, страдающих заиканием, занимает в нашей работе отдельное и заслуженное место. Именно поиск выхода из затруднительной ситуации облегчает путь преодоления и, напротив, отсутствие поиска заводит в тупик. Мы давно применяем простой тест. В ванной комнате сделан специальный выключатель с переменной высотой положения. Для каждого ребенка он устанавливается на разную высоту, чтобы просто так не достать. Рядом стоят веник, щетка и подставка. Примерно 50% детей для включения света используют эти средства плюс прыжок или снятый тапок. Другая половина воспитанников предпочитает прийти и попросить включить свет. Когда тест пройден (или не пройден), выключатель возвращается в нормальное положение. С детьми, не нашедшими выхода из столь элементарной, хотя и фрустрационной ситуации, приходится проводить специальные занятия.

В последнее время особо болезненной стала «туалетная» тематика.

Из заметок. «Семилетняя Аня Ф. отказывалась обслуживать себя после туалета, за нее это делали папа или мама. Дверь в туалет не закрывалась, весь «процесс» происходил под наблюдением родителей».

«Косте И. 5-ти лет после его похода в туалет по-большому, попу мыла мама или няня, причем помывка обычно занимала 15 минут. Их ничуть не смущало, что это мальчик, и что он совершенно не умеет обслуживать себя».

«Шестилетнего Васю В. привезли на коррекционный курс с горшком. Оказалось, мальчик до сих пор ходит на горшок, при этом мама (а в ее отсутствие бабушка) сидит рядом и ждет, после чего вытирает ему попку, выливает содержимое горшка, моет его».

«Артем Н. 10-ти лет испытывает трудности, когда с мамой ездит отдыхать. Он не может сходить не в свой туалет. Мама везет с собой на отдых персональное сиденье для унитаза».

«Восьмилетняя Марина П. восседает на унитазе, рядом с ней находятся гувернантка и служанка, говорящие хором: «А-а». После завершения процедуры вытирают девочке задницу и подмывают ее. Родители при дочке говорят: «Зачем этому учиться, мы платим большие деньги обслуге, она все и сделает».

Случаи, описанные нами, более чем не редкие. В одном подмосковном детском садике возник серьезный конфликт между родителями ребенка шести с половиной лет и педагогическим коллективом. Мальчик посещал подготовительную группу, осенью собирался в первый класс. Мама и папа возмущались, что сын приходит домой грязный, в испачканных трусах, и от него дурно пахнет. Воспитатели отвечали, что научить ребенка вытирать себе попу - задача родителей, а в их должностные обязанности это не входит. Родители заявили, что согласно Закону «Об образовании» они поручают сына дошкольному учреждению, которое берет на себя всю ответственность за сохранность детского здоровья. Заведующая детским садом дополнительно проштудировала «Программу воспитания и обучения детей в детском дошкольном учреждении» и с удивлением обнаружила, что сотрудники детского сада учат детей мыть руки, лицо, полоскать и чистить зубы, но кто учит их обслуживать себя после туалета, так и осталось «за кадром». Ситуация комичная, но, как говорится, смешно все, что не становится опасным.

Из заметок. «Мише Р. после «утренней процедуры» мама всегда мыла попку. В 7 лет Михаил пошел в первый класс и не смог там пользоваться туалетом. Иногда мальчику приходилось долго терпеть. Но произошло так, что прямо на уроке он «сходил в штаны». Учитель вместо того, чтобы ослабить напряженность, привела класс в состояние циркового представления, а бедного Мишу в состояние шока. Через несколько часов мальчик был госпитализирован в детское психоневрологическое отделение районной больницы». Состояние ребенка постепенно нормализовалось, но он не смог учиться в общеобразовательной школе, все воспоминания об этой неприятности вызывали его острую реакцию. До 13-ти лет мальчик обучался индивидуально. В условиях коррекционной семьи, кроме исправления заикания, нам удалось настроить подростка на позитивное отношение к ровесникам и взрослым. Это был тяжелейший психолого-педагогический процесс.

Любому человеку, столкнувшемуся с фрустрационной ситуацией, может принести психотравму собственное бессилие. Но данный случай, произошедший с заикающимся ребенком, бытовой и не имеет никакого отношения к экстриму. В экстремальные условия его поставило безграмотное родительское воспитание. Дезорганизация жизнедеятельности в итоге приводит к социальной дезадаптации. Заикающиеся же дети обязаны быть нормально социально адаптированы, они должны быть готовы к тому, что вероятнее всего с ними произойдет, иметь воспитанно предсказуемую реакцию на большинство обычных событий. Более того, правильная адаптация для заикающихся детей важнее, чем для других их сверстников. Надеемся, что рассказанные нами примеры дезорганизации жизнедеятельности помогут родителям лучше разобраться в этом сложном, но посильном организационно-адаптационном процессе.

Светлана Борисовна Скобликова
www.skoblikova.ru



Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: