Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Заикание: лицом к лицу

От «доброго утра» до «спокойной ночи»

Светлана Борисовна Скобликова

До настоящего времени нами разработаны и действуют три программы исправления речи: «Санаторий «LIBERTY», «Мать и дитя» и «Заикание плюс». Длительность каждого коррекционного курса – 4 недели.

По программе «Заикание плюс» обучаются дети, страдающие, помимо заикания, другой тяжелой речевой патологией. Эти ребята имеют сопутствующие диагнозы: стертая форма дизартрии; общее недоразвитие речи; ОНР и СФД; задержка психо-речевого развития. Все они ранее длительное время безрезультатно занимались с логопедами. Коррекция звукопроизношения по этой программе возможна как без матери, так и с нею. После этого назначается курс коррекции заикания. Наилучший результат достигается, когда между курсами проходит не менее 6-ти месяцев. Бывали случаи, когда ребенок переставал заикаться, и родители «достигали того, чего хотели» в ходе прохождения курса коррекции звукопроизношения.

Самая старая программа «Санаторий «LIBERTY» подразумевает лечение ребенка от заикания без матери, более молодая «Мать и дитя» - с мамой. Ранее коррекционный курс длился 6 недель, но в силу оптимизации лечебного процесса необходимый эффект стал достигаться за более короткое время. В каждом случае при принятии решения о выборе программы во внимание берется многое. С родителями приходится долго обсуждать все особенности лечащегося, семьи в целом и совместно решать, какая программа более подходит для достижения максимального результата. Мы глубоко убеждены, что единственно верным подходом к лечению заикания является пребывание ребенка одного в коррекционной семье, однако в некоторых случаях, когда патологическая взаимосвязь между ним и матерью сама по себе нуждается в исправлении, мы назначаем вторую программу.

Часто матери действительно помогают своим детям, понимая невероятную сложность процесса.

Из заметок. «Шестилетний Коля М. страдал тяжелой формой заикания, общим недоразвитием речи, стертой формой дизартрии. На консультации его мама с дрожью в голосе объяснила: «Помыслить не могу, как расстаться с сыном, разлуку не выдержу». Оценив ее психологическое состояние, мы приняли решение о прохождении курса «Мать и дитя», а до этого момента родители обязались устранить нарушенное звукопроизношение. Когда Коля и мама приехали, оказалось, что дефекты произношения как были, так и остались неисправленными. Логопед приходила домой к мальчику, но заниматься он не хотел, бегал по комнате и прятался под стол. И у нас Николай тоже ничего не хотел делать, говорил: «Не хочу, не буду, уже устал». Титаническими усилиями специалистов и мамы ребенок начал заниматься и постепенно одолел болезнь. Мать в анкете написала, что прохождение коррекционного курса для Коли было «невероятно сложным», а для нее «очень тяжелым». Речь сына оценила на «отлично» и констатировала: «Заикания нет».

Позиция этой мамы – образец идеального подхода родителей в их стремлении избавить ребенка от недуга. Мы не ошиблись: программа коррекции была выбрана правильно.

Из заметок. «Девятилетний Андрюша Д. имеет диагноз: Детский церебральный паралич, спастическая диплегия. Синдром двигательных нарушений в виде спастического тетрапареза с акцентом слева. Псевдо-бульбарный синдром. Псевдо-бульбарная дизартрия. Косоглазие. Миопия. Синдром задержки психо-речевого развития. Неврозоподобное заикание средней степени выраженности тоно-клонического типа. Невротические реакции. Аденоиды 3 степени.

Ребенок успешно учится в школе. Ходит плохо, спотыкается, падает, хватается за стены и мебель. Без опоры не стоит.

Несмотря на общее плохое состояние двигательной сферы, мальчик на обследовании произвел на нас благоприятное впечатление доброжелательностью, контактностью, высоким уровнем развития интеллекта, хорошей памятью и развитым вниманием. Сразу бросилось в глаза стремление родителей сказать и выполнить задания за сына, именно поэтому, хотя ребенок и находился в трудной жизненной ситуации, было принято решение провести коррекцию заикания без матери по программе «Санаторий «LIBERTY». Однако на назначенный коррекционный курс мальчик не поступил из-за просьбы мамы отложить время коррекции по причине пребывания ребенка на лечении (но документов, подтверждающих лечение, родители не предоставили). Также по ее настоянию программа «Санаторий «LIBERTY» была изменена на программу «Мать и дитя» (из-за недоразвития навыков самообслуживания: сам себя не обслуживал после туалета, не умел мыться, надевать носки, обувь, толстовку, застегивать молнию и т.п.). Только через полгода после назначенного срока ребенок поступил на лечение по программе «Мать и дитя» с тяжелой степенью выраженности заикания. Причиной ухудшения речи явилось невыполнение рекомендаций, данных на обследовании. Так, была дана рекомендация резко ограничить время просмотра телевизора и время на компьютерные игры. Родители не только не выполнили эту рекомендацию, а даже наоборот, стали использовать компьютер как поощрение, если мальчик позанимается ходьбой в ортопедическом костюме-тренажере. Андрюша длительное время проводил за компьютером, его любимыми играми стали игры с насилием и жестокостью. Когда он не играл в компьютер, тогда смотрел телевизор. В квартире было 3 телевизора, а в детской комнате телевизор и компьютер.

Начало работы было очень сложным. С первой минуты пребывания мать стала предъявлять всевозможные претензии. Ее не устраивало практически все: комары, отсутствие тумбочки для игрушек, тряпки для пола, второго тазика и т.д. Сына мама воспитывала по принципу «Хочу – не хочу». Ребенок использовал сложившуюся вокруг него ситуацию в свою пользу, ежедневно устраивал истерики, отказывался соблюдать режим молчания, заявляя: «Я что, молчать сюда приехал?» Мама «контролировала» работу, сидя часами под окном помещения, где проводились занятия, «вносила коррективы» в методику, в которой ничего не пыталась понять. Нам пришлось «изрядно попотеть», чтобы наладить коррекционный процесс. В итоге были устранены не только заикание, но и дизартрия. У мальчика улучшились осанка, ходьба и способность держать равновесие. К нашему невероятному удивлению Андрей научился поднимать в такт речи согнутую в колене ногу, разгибать поднятую над полом ногу; синхронизировать речь и движения при ходьбе; надевать носки, обувь, кофту, куртку, застегивать молнию, открывать ключом дверной замок. На наших изумленных глазах ребенок перестал падать и научился бегать. Его общее невротическое состояние значительно нормализовалось.

Мы гордимся, просматривая видеозаписи, этому ребенку был необходим «толчок», которого он так и не получил от матери. В ходе коррекционного курса не удалось изменить материнскую позицию по отношению к воспитанию. Мать не следила за речью ребенка, не выполняла элементарных рекомендаций не только в плане речи, но и главного заболевания. Мальчику было жизненно необходимо каждый день по одному часу ходить по улице в специальном костюме, тренирующем мышцы, мы выделили для этого время, но мама этого не делала. Она считала, что раз ребенку тяжело, и он этого не хочет, значит, делать это не следует. Развитием движений Андрюши во время лечения занимались лишь мы на специальных логоритмических занятиях. Выдержать критику в свой адрес мать не смогла, период лечения по ее требованию был укорочен на два дня. В анкете мама написала, что прохождение коррекционного курса для Андрея было «легким», а для нее «очень легким», что она «не рассчитывала получить столь высокий положительный результат, потому что все специалисты говорили, что при ДЦП это невозможно». Речь сына оценила на «хорошо»: «Заикания нет, но иногда в речи есть сложности».

Мы ошиблись, идя на поводу у родителей и стараясь облегчить жизнь ребенка, страдающего тяжелой соматической болезнью, совместным проживанием с матерью во время лечения. Курс коррекции был выбран неправильно, что впоследствии подтвердилось и мнением мамы. Такое серьезное и тяжелое дело, как лечение заикания, мать и сын воспринимали одинаково легко.

На этих двух примерах отчетливо прослеживается неразрывная взаимосвязь материнской воли и успеха, достигнутого ребенком. Первый случай обнаруживает соответствующую действительности оценку матерью лечебного процесса. В ней - серьезный и ответственный подход к собственному ребенку. Второй случай показывает безответственное отношение взрослого к такой проблеме, как детский церебральный паралич, а к заиканию и тем более. Спрашивается, чего же хотела мать? Отдохнуть и погулять на солнышке? Никаких вразумительных объяснений подобного поведения мы так и не получили. Этот взрослый человек зеркально перенес свое отношение к делу на ребенка. Однако последний, превозмогая физические страдания, желал лечиться и добился результата вопреки безволию мамы.

В последнее время мы оставляем за собой абсолютное право выбора типа программы для той или иной семьи. Последнее слово в любом случае должно быть за специалистами, лишенными родительского субъективизма и руководствующимися исключительно интересами ребенка и необходимостью скорейшего исправления заикания.

В первый день пребывания мы учим детей ориентироваться в «новом жизненном пространстве»: знакомим их и родителей с помещениями, где они будут жить и трудиться, с оборудованием комнат, садом, местами для прогулок и отдыха. По давно заведенному обычаю производим видеозапись речи заикающегося в различных ситуациях. Проводим беседу с ребенком и вводную лекцию с матерью, рассказываем о том, чем будем заниматься в ближайшую неделю, к чему надо стремиться и как достичь поставленной цели. Мама должна отчетливо понимать, что попала в ситуацию полной вовлеченности в лечебный процесс. Главная ее задача – погрузиться в коррекционную атмосферу вместе с ребенком, всячески помогать ему, неукоснительно выполнять все рекомендации, организовывать необходимый режим дня и питания. Любое беспокойство, вызванное звонками больной радикулитом бабушки или оставшегося дома мужа, может существенно снизить необходимый уровень душевного комфорта. По программе «Мать и дитя» проводятся плановые беседы с мамой «тет-а-тет», помимо этого ведется огромное количество заранее незапланированных разговоров о воспитании и помощи собственному ребенку. Эти бесконечные дискуссии являются сутью жизни специалистов и матери в период коррекции. По программе «Санаторий «LIBERTY» мы работаем с родителями в те дни, когда они посещают ребенка.

Особое внимание мы уделяем организации режима дня и правильного питания. По программе «Санаторий «LIBERTY» обеспечиваем детям пяти или шестиразовый прием пищи в зависимости от особенностей и предпочтений ребенка. Нам удается в течение короткого времени наладить пресловутый «пищевой вопрос», который мы интересно «обставляем»: читаем рассказ В. Бонч-Бруевича «Общество чистых тарелок», принимаем детей в это общество, объясняем важность процесса питания. Мы строго соблюдаем часы еды, труда и отдыха. Такой же пунктуальности требуем и от матерей по программе «Мать и дитя».

Ежедневная работа разделена на три части: утреннюю, дневную и вечернюю. Самая протяженная по времени и насыщенная утренняя часть, самая короткая и спокойная - вечерняя. Такое распределение связано с естественными биологическими ритмами организма и угасанием активности к вечеру. Весь коррекционный процесс представляет собой взаимосвязанную и взаимозависимую последовательность лечебных компонентов.

Время утренней части наступает после завтрака и заканчивается перед обедом. Эта часть включает в себя: операционный реконструктивный блок, стрельниковскую дыхательную гимнастику, гимнастику «Аудиостарт», многоплановые занятия с одним названием «Диалоги». Утро начинается с операционного реконструктивного блока, потому что в самом начале дня необходимо «загрузить» речевую систему идеальными образцами. Настроенная таким образом речь функционирует без сбоя целый день. Затем проводится гимнастика по Стрельниковой, соединяющая физические и дыхательные упражнения. Общеизвестно, что физический труд предпочтителен в первой половине дня, пока человек бодр и еще не устал. Зарядка всегда идет за операционным блоком. Это связано с тем, что в ходе выполнения упражнений есть промежутки, в которые мы тренируем образцовую речь, и к этому моменту она должна быть уже сформирована. Гимнастика «Аудиостарт» делается после дыхательной зарядки, ее выполнение базируется на созданном во время зарядки парадоксальном вдохе. «Аудиостарт» - это своеобразный мостик для внедрения стрельниковского вдоха в спонтанную речь. В середине утреннего трудового десанта у нас есть небольшой перерыв на отдых и второй завтрак. Потом приходит время «Диалогов», нацеленных на формирование и последующую тренировку различных речевых форм: ответов на вопросы, отраженную, сопряженную, спонтанную речь. «Диалоги» каждый день усложняются: дети начинают сами задавать вопросы, выдумывать интересные рассказы, обсуждать волнующие их темы. В «Диалогах» строго соблюдаются все методические реконструктивные правила. Иногда диалог настолько захватывает, что бывает невозможно его остановить, и он длится до самого обеда, после чего наступает «тихий час». Многие мамы жалуются на то, что сына или дочь днем невозможно уложить и к вечеру он или она сильно утомляется. У нас таких проблем обычно не возникает, потому что ребенок, не привыкший к регулярному труду, устает от постоянной вовлеченности в лечебный процесс и с удовольствием отдыхает в отведенное для этого время.

После «тихого часа» и полдника начинается дневная рабочая часть, включающая в себя наиболее любимую многими аутогенную тренировку, логопедическую ритмику и отработку чтения (или обучение ему). Аутогенная тренировка – серьезный урок, где ребята обучаются расслаблению мышц организма и особенно важных для речи мышц речевого аппарата; тренируют различные формы речи; отрабатывают устойчивые обороты и автоматизированные речевые ряды. Невозможно успешно провести АТ в период активного бодрствования, после того, как человек, к примеру, прыгал, бегал и громко хохотал. Именно поэтому данное красивое занятие организуется во второй половине дня после дневного сна. Особенностями нашей аутогенной тренировки является то, что, во-первых, она проводится с музыкальным специально подобранным релаксирующим сопровождением; во-вторых, дети не сидят, а лежат на кровати, такое положение тела позволяет лучше почувствовать состояние расслабления мышц; в-третьих, глаза закрываются повязкой, чтобы пациент не отвлекался, а сильнее смог сконцентрироваться на происходящем; в-четвертых, при первичном обучении приемам расслабления через напряжение нами используется создание мышечного усилия при помощи реальных тактильных ощущений; в-пятых, во время аутотренинга мы упражняем речь. Родители часто задают вопросы, используем ли мы гипноз в своей работе, применяем ли формулы внушения в аутогенной тренировке. Хочется успокоить мам и пап: мы – категорические противники использования гипноза в коррекции заикания у детей, не применяем его в своей практике, потому что он наносит вред неустойчивой детской психике, и мы не пользуемся формулами внушения. В основу нашей аутогенной тренировки положен не суггестивный принцип, а принцип релаксирующего расслабляющего воздействия.

Состояние расслабления и спокойствия, созданное аутотренингом, пролонгируется на последующую логопедическую ритмику. Под логопедической ритмикой мы понимаем специальные занятия по развитию фонематического слуха, памяти и речевого ритма. На начальных этапах работа затягивается. Практически никто не может точно воспроизвести услышанную фразу, соединить речь с движением. Используется крайне простой стихотворный речевой материал, который затем становится прозаическим и все более трудным. В логопедической ритмике удачно соединяются четыре саногенных состояния: состояние после АТ; состояние, вызванное применением стрельниковского вдоха; состояние Винни-Пуха и состояние, созданное реконструированной речью. Они, накладываясь друг на друга, продуцируют эффект резонанса лечебных состояний. Результат получается отличный - фонематический слух, память и речевой ритм развиваются быстрыми темпами.

После логопедической ритмики приходит время отработки чтения. Вначале берутся простейшие маленькие сказки и рассказы. Причем одно предложение сначала читается специалистом, затем лечащимся. В дальнейшем роли попеременно меняются. Потом все читает лишь ученик без посторонней помощи. Речевой материал постоянно усложняется, подбираются художественные произведения для соответствующего возраста и научно-популярная литература.

Если малыш не умеет читать, мы его этому учим, используя фонетически реконструированную речь, тем самым качественно увеличивая объем речи, свободной от заикания. Отсутствие старого негативного опыта в этом процессе является предпосылкой мобилизации успеха лечения в целом.

После дневного блока занятий наступает веселое время прогулки. В этот промежуток мы гуляем, показываем воспитанникам местные достопримечательности, играем. После моциона – ужин, небольшой отдых перед телевизором и вечерний часовой блок. На занятии происходит тренировка пересказа, рассказа по заданной тематике или спонтанной речи, беседы «по душам». Вслед за этим – всеми любимая передача «Спокойной ночи, малыши!», подготовка ко сну и сон с обязательной сказкой на ночь.

После 21.00 звонят родители и родственники, интересуются достижениями ребят, их настроением и самочувствием. С 21.45 телефон обычно молчит, а мы все не можем успокоиться, закрывшись за глухой дверью, эмоционально обсуждаем свои и детские успехи и неудачи, происшествия за день, планы на завтра. Иногда профессиональные споры длятся до утра.

Мы работаем непрерывно от «Доброго утра» до «Спокойной ночи», и даже в моменты, свободные от непосредственного труда, продолжаем опосредованно контролировать и отрабатывать речь. «Километры» свободной от заикания речи набегают не только за счет занятий, но и за счет постоянного использования вежливых слов, устойчивых оборотов, автоматизированных речевых рядов. Мы никогда не пройдем мимо ребенка утром, не поздоровавшись с ним, обязательно дождемся его ответа; никогда не проигнорируем его веселое «Апчхи», всегда скажем: «Будь здоров!» И мы не столько стремимся сделать детей вежливыми, сколько стараемся превратить их в более коммуникабельных людей. Список добрых слов и устойчивых речевых оборотов утверждался многие годы.

Все занятия, игры, смех, шутки, слезы, печаль, вся наша жизнь являются взаимосвязанными компонентами единой коррекционной системы, построенной и постоянно развивающейся на главном лечебном алгоритме фонетической ритмизированной реконструкции речи. Двадцатилетний опыт создал программу лечения заикания, в которой невозможно что-то не сделать или сделать что-то лишнее. Вся работа ведется на одном дыхании. Секрет ее высокой эффективности необычайно прост и заключается в точном, продуманном алгоритме действий, который возможно воспроизвести исключительно в условиях коррекционной семьи.

В «LIBERTY» сложились традиции и обычаи, которые мы поддерживаем. Обязательно отмечаем детские дни рождения, другие празднества. В последний день пребывания непременно концерт для родителей с демонстрацией того, чему ребенок научился; поздравления; чаепитие. Завершающий рабочий день – праздник для нас, ребенка и его семьи. Для нас, потому что закончился еще один этап тяжелой работы, для ребенка и родителей, потому что начинается новая жизнь без заикания.

Почти все дети заранее ждут этого праздника, стремятся вернуться домой. Многие сожалеют о том, что придется расставаться. Есть исключительные, но не единичные случаи, когда ребенок не хочет домой, а желает остаться и жить с нами.

Все дети и те мамы, которые бывают у нас по программе «Мать и дитя», становятся «нашими» детьми и мамами. Их успехи и достижения становятся нашими успехами и достижениями, а проблемы становятся профессиональной задачей для незамедлительного решения. Каждого ребенка мы принимаем таким, какой он есть. Часто вспоминаем своих ребят, всегда рады встрече с ними. Год от года наша семья растет, и, к счастью, нам пока не довелось встретить ни одного случая заикания у детей бывших воспитанников. Идут годы, но мы остаемся с заиканием лицом к лицу.

С недавнего времени логопеды, дефектологи, а иногда даже врачи стали к людям, обращающимся к ним за помощью, применять термин «клиент». В рекламных целях они пишут: «Наши клиенты всегда довольны». Я никогда не смогу понять, как можно заикающегося ребенка поставить на одну доску с клиентом в автосервисе или ремонте обуви, как можно баночку гуталина приравнять к детской душе. Применение такой терминологии к нашим Васям, Лерам и Артемам воспринимаю как личную обиду.

Светлана Борисовна Скобликова
www.skoblikova.ru



Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: